Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Политика стр. 4
Justo titulo стр. 5
Объектив-TV стр. 6,7,8,9,10,11,12
Культурный разговор стр. 13,14
Обо всем понемногу стр. 15
Тема стр. 16
Мегаполис стр. 17
Спорт стр. 18
MediaPost on-line
Подземка: новый жетон на фоне старых проблем
Леонид Кучма в Харькове был зол не на шутку
Колонка редактора
Служба занятости готова дать работу всем желающим
культурный разговор Стр. 14

И тогда просыпается Белая Вошь...

Мария Коротаева
журналист



Откуда всевластье ее взялось?
Попробуй спроси — иных!
Но пришла она первой в эти края
И последней оставит их!
Александр Галич


1. Ложка дегтя в бочке меда

Как и очень многие телезрители постсоветского пространства, я люблю программу Леонида Парфенова «Намедни». От первой — ретроспективной — была просто в восторге, нынешнюю с удовольствием смотрю и стараюсь не пропускать. Парфенову со товарищи, на мой взгляд, удается то, что не удается почти никому — излишне не облегчая программу, они делают ее порой захватывающе интересной, а уж просто интересной — практически всегда. Мне импонирует и ум, и деликатная ироничность, и даже немалые средства, очевидно вкладываемые в программу — есть ведь люди, не жалеющие денег на интеллигентный телепродукт!

Но увы, из одних перлов, как известно, состоит лишь перловая каша. В минувшие выходные я испытала глубокое разочарование, именно отсмотрев «Намедни». А ведь как обещалось! Сюжеты-то были отнюдь не проходные: в России судят скинхэдов, в Японии к смертной казни через повешение приговорен-таки Секу Асахара, да и с турками-месхетинцами проблема хоть и не наша, но не каждый день Штаты объявляют о готовности принять целый народ... Ан не случилось предвкушаемое интеллектуальное удовольствие! Наверно, чего-то не того я от любимого Парфенова ждала. Это было не «Намедни», это были хорошо склепанные новости. Конечно, так тоже не все умеют (даже почти что никто не умеет!), но программа-то аналитическая. А вот анализа как раз и не было, даже попытки не было. Нет, я вовсе не желаю, чтобы кто-то, будь он хоть десять раз Парфенов, давал мне ответы на все вопросы. Но хотя бы вопросы-то поставить надо было!

А еще осталось какое-то невнятное «послезвучие», нечто щекочущее внутри, нечто не дающее просто «наплевать и забыть». И, кажется, это самое «нечто» я таки поймала за хвост. Во-первых, три вышеозначенных сюжета как-то незаметно, но очень логично слились для меня в один. Захотелось попытаться поставить те самые вопросы — и были они об одном. А, кроме того, зацепила фраза из сюжета Андрея Лошака об Асахаре: почему, кроме России, ни в одной стране мира нет последователей «Аум Синрике»? Ответ пришел быстро: потому, что до Украины Асахара просто не доехал!

Впрочем, при ближайшем рассмотрении оказалось, что доехал-не доехал, а последователи приговоренного гуру у нас все-таки есть, кажется, в Киеве и Днепропетровске. Впрочем, вовсе не важно где, как не важно, кого именно эти люди считают «вождем и учителем» — Чизуо Матсумото или Марию Цвигун.

2. С южных гор до северных морей

Казалось бы, об этом писано-переписано. Духовный вакуум, образовавшийся после окончательного крушения коммунистической идеологии, требовал заполнения — и к нам в гости устремились «все флаги» разнообразнейших сект и учений. Кроме того, без малого восемьдесят лет религия в наших широтах почиталась исключительно «опиумом для народа», церковь — прибежищем богомольных старушек, синагога — гнездом изменников родины, мечеть — рассадником мракобесия, а праздники Светлого Христова Воскресенья или, к примеру, Веселья Торы — поводом для проведения показательных совместных учений милиции и ДНД. Ну, и не стоит забывать о том, что «времена перемен «издавна характерны интересом к мистицизму и религиям, причем к религиям так называемым «нетрадиционным». Все это так. Но есть еще нечто специфически наше. Это — Андрею Лошаку на заметку, на его-то единственный вопрос ответить не так уж и сложно. И Япония, и Россия (да и Украина тож) в последние десятилетия переживают сходный кризис, хотя и возникший от разных причин, и характерный специфическими для каждой страны особенностями. Можно было бы назвать это кризисом патерналистской идеи. Патернализм вообще штука коварная, о нем практически не думаешь при его наличии, но вот отсутствие воспринимается неожиданно болезненно. И не важно, кому принадлежит ведущая роль — всемогущей партии или всемогущей корпорации. Такое удобное «фюрер думает за вас» способно полностью подменить любую свободу совести и воли. Японцы за свой «корпоративный патернализм» расплатились зарином в Токийском метро. Мы еще долго будем платить «белыми братствами» и «богородичными центрами» за патернализм государственный. Следует отметить, что из религиозных и около того организаций, которые нынче принято именовать тоталитарными, в западном мире более или менее вольготно себя чувствуют лишь те, в основе которых лежит пресловутый «дух чистогана» — сайентологи, мормоны, иеговисты. Калифорнийская трагедия 1997-го года, когда 39 членов секты «Небесные Врата» совершили групповое самоубийство, потрясла Америку именно потому, что была для среднего американца чуждой и непонятной. Положа руку на сердце, ответьте себе на вопрос: так ли уж удивлены вы были, прочитав полтора года назад в украинских газетах о киевской семье, уморившей голодом двух крох в попытке достигнуть высшего блаженства? Страшно — да! Но удивительно... Тоталитарные (за неимением лучшего общепринятого наименования будем называть их так) секты и течения получили от Советского Союза замечательное наследство — новую общность людей — советский народ. Народ не только готовый ВЕРИТЬ — хоть в скорый конец света, хоть в божественную сущность очередного параноика, но также готовый ходить строем. Лагерная страна, лишившись привычных вышек с автоматчиками, лихорадочно принялась строить новые, нам ведь просто невозможно жить без колючей проволоки! Мы привычно и обыденно делимся ровно на две категории — те, которые сидят и те, которые стерегут. И за всех — лучше бы, чтобы думал очередной фюрер. Вот он и ответ — почему только в Японии и у нас... Точнее, один из ответов.

3. Хорст Вессель и «взрослое радио»

Нет, скинхеды — явление не специфически наше. Этого добра везде полно, потому как проще всего чувствовать себя «на рупь дороже» уже лишь в силу принадлежности к нации коренной или, на худой конец, не принадлежности к меньшинству. И корень собственных невзгод проще (и приятнее!) искать не в себе, а в засилье всевозможных «чуждых элементов», в мировых заговорах против честных людей арийской крови или, на худой конец, в наличии «внешнего врага». Однако, нельзя не отметить, что и наши скинхеды вполне могут претендовать на звание «самых скинхедских» в мире. И причина этого, мне кажется, кроется все там же — за колючкой. В сущности, разделение на коренных и не очень — суть то же самое разделение на сидящих и стерегущих. Ибо в основе — стремление «коренных и стерегущих» подавлять остальных, неизменно ощущая свое над ними превосходство. Впрочем, «не коренные и сидящие» зачастую вполне принимают такое положение или, на худой конец, готовы с ним мириться. Очень сходная стилистика! Следует отметить, что под «стерегущими» я отнюдь не подразумеваю некую одну часть (половину? треть? две трети?) народонаселения постсоветского лагеря. В наших широтах издавна повелось не зарекаться ровно от двух вещей — тюрьмы и сумы. Сегодня ты по эту сторону проволоки, завтра — по ту, суть не меняется. Тем более что неизвестно, где будешь послезавтра... Поэтому я бы вовсе не удивилась, если бы завтра в эфире «Радио «Шансон» между «Владимирским централом» и «Я к тебе еще вернусь, какой базар...» зазвучал «Хорст Вессель» или что-нибудь про «дойче юбер аллес». Тоталитарное мышление — оно как кислота — разъедает в человеке «разумное, доброе, вечное», оно въедается в подкорку, проникает до клеточного уровня. И оно генетически передается, а может, это — с молоком матери... Ксенофобия есть органическая составляющая такого мышления.

Это, наверно, ясно всем — и нам с вами, и авторам сюжетов из «Намедни». А вопросы? Ну, хотя бы стоило спросить, как случилось так, что бритоголовые московские подонки, громившие на рынках «лиц кавказской национальности» (замечательное определение из словаря ксенофоба!), из зала суда отправились домой, получив удивительно мягкие, в основном условные приговоры? Видимо, тоталитарные громилы встречают полное понимание у тоталитарных судей, которым только мантия на плечах не позволяет идти громить «хачиков». Я могла бы к этому добавить вопрос, почему в Украине, к примеру, удовлетворительного решения суда не дождался ни один иск, касавшийся разжигания национальной розни (по крайней мере, мне такие случаи неизвестны)? Я могла бы спросить, почему на отмечаемом в Харьковском театре «Березіль» дне рождения его основателя Леся Курбаса полубезумная кликуша смеет во всеуслышанье вопрошать: «Оце поясніть мені, що в нас — український театр чи жидівське кодло?!» — и умные, интеллигентные люди стыдливо отводят глаза? Почему финансирование общества «Просвіта», кажется, до сих пор осуществляется за счет бюджетных средств в то время, как высказывания руководителей и членов этой организации в любой цивилизованной стране уже привели бы к массе судебных процессов и поставили бы любую организацию вне закона? Много вопросов. Хотя на эти хотелось бы и ответы получить.

Наверно, суть ксенофобии наилучшим образом выражается классическим «бей жидов и пидарасов» — то есть, всех иных, всех «не таких». Помните, у Стругацких в «Трудно быть богом» — там били рыжих. Заодно с книгочеями. Впрочем, книгочеев били и особо.

4. Сон разума порождает чудовищ

И особо ярко сидящих, стерегущих, коренных и даже некоренных роднит поразительная верность постулату Геринга «когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет». В этом удивительно единодушны высокопоставленные чиновники и низшие милицейские чины, звезды эстрады и бритоголовые из «спальных районов», начальники управлений культуры и образования и грузчики с вещевого рынка. В сущности, и тоталитарные секты, и расовая нетерпимость так ярко и пышно расцветают именно на благодатной почве культивируемого бескультурья и лелеемой несвободы. Еще задолго до Союза на бескрайних просторах Российской Империи человеческая личность и сама жизнь отнюдь не входили в число общепризнанных ценностей. Из всех российских полководцев только Александр Суворов вошел в историю как военачальник, выигрывавший сражения «не числом, а умением». Именно эта его черта стала воистину легендарной, не правда ли, характерно? Коммунисты, конечно, пошли дальше, до того, что «единица — ноль» до них никому додуматься не удавалось. Но у них тоже было хорошее наследство, потому что только из народа Российской Империи можно было селектировать советский народ. И когда мы ужасаемся, что проклятые сектанты уводят из дома наших детей, следует признаться себе, что сами-то мы, по меткому выражению Андрея Макаревича, «поминаем Его в беде или всуе». А всевозможные братства всех цветов радуги создаются и питаются именно бескультурьем. Даже тончайшая и мудрая буддистская философия, если ее постигать по «Краткому атеистическому словарю» и текстам полутора популярных брошюр, способна породить такого монстра, что и представить страшно. А ведь большинство наших «марий-дэви» даже между исламом и христианством особой разницы не видят, не говоря уж о буддизме и индуизме. Но вот парадокс: какое-нибудь «Снятие кармы посредством поста и молитвы св. Перепетуе» или «Астральное влияние духа Кришны на святую воду» издается стотысячными тиражами, а прекрасные книги издательства «София» — тысяч пять не больше. А кто из нас, таких теперь верующих, хотя бы раз просто прочитал Библию, я уж не говорю о попытке в ней разобраться? Кто из нас, протестуя против «националистических церквей», хотя бы попытался проследить историю христианских расколов и понять, что, собственно, происходит? Я сознательно не говорю о кризисе церкви как общественного института — это общечеловеческая проблема. Хотя и тут, наверно, лежат причины возникновения новых учений, в том числе и тоталитарных. Там, где отсутствует подлинная вера или даже рационально-обоснованное неверие, там расцветают суеверия. Когда суеверия подкрепляются и подпитываются тоталитарным сознанием, — жди костров, на которых сначала горят книги, а потом — и их авторы.

И вот в этот-то час, как тупая дрожь,

Проплывает во мгле тоска.

И тогда просыпается Белая Вошь,

Повелительница зэка!

А мы ее называли все:

Королева материка!..

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования