Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Мегаполис стр. 4
Афиша стр. 5
Объектив-TV стр. 6,7,8,9,10,11,12
Культурный разговор стр. 13,14
Обо всем понемногу стр. 15
Тема стр. 16
Мегаполис стр. 17
Спорт стр. 18
MediaPost on-line
Тарас Шевченко: ретроспектива культа личности
Колонка редактора
Куда исчезли ученические проездные
Новости от МКС: компьютеры на конвеере
афиша Стр. 5
 Фильм, который нам показали 

Дорога домой

Олег Денежка


Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
К. Симонов.


Все войны одинаковы. За исключением начальной скорости пули. Или веса и длины клинка. Или размера камней для пращи. Деталей, в общем-то, несущественных, потому что результат всех этих войн всегда один и тот же: мужчины неизбежно гибнут, а женщины пытаются выжить. И ждут. Ожидание — это война женщин. Война со временем. С обстоятельствами. С судьбой. Иногда даже с мужчинами, которых не ждали. И это война такая же трудная и кровопролитная. Но с этого фронта, к сожалению, нельзя дезертировать.

Энтони Мингелла никак не назовешь маститым режиссером, на его счету всего-то пять картин. Но уже третий фильм — «Английский пациент» — принес ему «Оскара». И уже тогда стало ясно: исторический роман — особая любовь режиссера. Поэтому ничего удивительного нет в том, что именно Мингелла стал постановщиком «Холодной горы», самого значительного со времен «Унесенных ветром» фильма о событиях Гражданской, или, как ее называли в то время, Междуусобной войны в Североамериканских Соединенных Штатах. Впрочем, Мингеллу интересует не столько сами эти события, сколько то, как они влияют на людей, судьбы которых становятся крохотными штрихами великих потрясений эпохи. Его интересуют люди, которым предстоит потеряться среди строчек учебников и исторических монографий, исчезнуть в тени великих политиков и полководцев, но без которых этим событиям вряд ли суждено было совершится.

Американский Юг, в жителях которого течет кровь ирландских королей, земля, где слово джентльмен — синоним любого белого человека, где женщины целомудренны, а мужчины благородны, где между признанием в любви и первым поцелуем проходят годы. Юг не в силах согласиться с вторжением в их патриархальную жизнь примет нового времени: фабрик, железных дорог и — о ужас! — отмены рабства и равенства между белыми и черными. И вся эта «гадость», по мнению любого южанина, родом с американского Севера. Проклятые янки! Они заплатят за свою самоуверенность. Когда речь идет о «чести», слово «разум» неуместно!

И вот уже война — равноправный житель Юга. Но чем больше солдаты не вылезают из окопов, тем ничтожнее и глупее кажется им причина войны. Мысли о «чести» и воинской «доблести» все чаще уступают место мыслям о доме. Дом! Еще никогда это слово не звучало так привлекательно. И не было так горько, потому что знаешь, как много твоих товарищей никогда больше не вернутся в родные места. Солдат войск конфедерации Иман (Джуд Лоу), чуть не отдав концы в госпитале после тяжелого ранения, решает, что с него хватит. Последний каплей становится письмо от девушки, которую он любил все это время, дочери местного священника Ады (Николь Кидман). Колд Маунтейн — Холодная гора, название маленького городка в Северной Каролине, где встретились и, кажется, полюбили друг друга Иман и Ада. Кажется потому, что, если сложить вместе все время, которое они провели вдвоем перед тем, как Иман ушел в армию южан, не наберется и семи минут. Обмен фотографиями с трогательными надписями и один целомудренный поцелуй, словно случайно вырвавшийся из плена католического воспитания — вот и вся история «страсти». Но ее хватило, чтобы Ада ни на минуту не забывала Имана.

Ей трудно: отец умер перед самой войной, а город оккупировала банда ополченцев, по тем или иным причинам не попавших на фронт. В их обязанности входит ловить дезертиров, и они чувствуют себя хозяевами в городе. Иногда «свои» оказываются хуже янки:

— Я знаю, ты ждешь его. Но внутри себя ты знаешь: он не вернется. Никто из них не вернется... а я здесь!

Но она все равно ждет. Ждет несмотря ни на что. И хотя она даже не знает, получает ли он ее письма, в каждом из них Ада просит Имана только об одном: вернуться. Глупо защищать весь Юг, когда опасность угрожает твоему самому близкому человеку.

И он вернется. Вернется, хотя для этого ему придется пройти пешком почти весь штат. Придется скрываться от патрулей конфедератов и чуть не погибнуть в стычке с мародерами-янки. Тысячи опасностей и сотни миль с одним-единственным именем на устах.

И война окажется слабее жизни.

Слабее любви.

Надо только уметь ждать.


Жди меня — и я вернусь,


Только очень жди.


Жди, когда наводят грусть


Желтые дожди.


Жди, когда снега метут,


Жди, когда жара.


Жди, когда других не ждут,


Позабыв вчера.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования