Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Колонка редактора стр. 2
Неделя стр. 3
Мегаполис стр. 4
Афиша стр. 5
Объектив-TV стр. 6,7,8,9,10,11,12
Культурный разговор стр. 13,14
Обо всем понемногу стр. 15
Экономика стр. 16
Память стр. 17
Спорт стр. 18
MediaPost on-line
Колбаса: ни одно животное не пострадало
Колонка редактора
Новости ГАИ: замена номеров, подробности
С именем Харькова на борту
колонка редактора Стр. 2
Также на странице:
 Необъективное мнение 

А на войне как на войне...

Наталья Стативко
для "MediaPost"


«Горит и плавится планета...» «У незнакомого поселка, на безымянной высоте...» «Многое, брат, за моею спиной...» «И нам нужна одна Победа, одна на всех, мы за ценой не постоим...» А потом? «Великая Отечественная война, которую вел советский народ, победоносно завершена!» И — парад Победы. И фашистские знамена — под стены Кремля. Никто не забыт и ничто не забыто — памятники, песни, фильмы, книги. Низкий поклон и вечная благодарность вам, дорогие ветераны! За многое Родина перед вами в долгу. Но есть у вас то, чего после вас не заслужил никто. 9 Мая — День Победы.

Интернет-энциклопедия Кирилла и Мефодия в разделе «Войны и военные конфликты XX века» приводит список из 40 пунктов — включая Афганистан и исключая Чечню и Абхазию. Из них 6 — наши. Советские. Что бы там ни писали нынче в учебниках, пока ветераны живы, и Испания, и Финляндия, и Афганистан — это наши войны! Да и это не все — кто воевал, тот знает, какие там, в закрытых архивах Минобороны, фронты и страны упоминаются... И в новый век мы вступили молодцами — Ирак, Израиль с Палестиной, Чечня, да мало ли... Даже абсолютно не воюющая Украина уже ведет счет погибшим на войне. 6 — в Ираке, всего с 1992 года 30. Миротворцы погибают — на войне как на войне...

А после? Войны есть — нет больше Дня Победы. Есть полуофициальные, полулегальные ДАТЫ, когда, собравшись после торжественного мероприятия, только свои под не первую рюмку признаются, что на войне им было лучше — была цель и была надежда.

А ветераны все прибывают. Ненужные, искалеченные, подсаженные «на иглу», озлобленные. Прибывают и хотят работу, квартиру, портят криминогенную отчетность, мешают. Медики говорят о поствоенном синдроме, о государственной реабилитационной программе, о терпимости... Медики правильно говорят. Слушать их некому.

Бывший солдат Адгур, участник Абхазской кампании (одной из самых показательных, со всеми проигравшими), за все послевоенные годы так и не нашедший работу, вывел для себя идеальную формулу отношений между государством и такими же, как он, ветеранами войны: «ответственность государства перед ветеранами должна быть соизмерима с моей ответственностью перед государством, и тогда необходимость всякого рода дискуссий по поводу психологической и другой реабилитации отпадет». Это — идеал, прекрасное далеко...

Другой солдат сказал по-другому. Ближе к жизни.

Я не знаю его имени, я встретилась с ним в очереди в Сбербанке. Он пришел под самый перерыв, его, конечно, пропустили без очереди, и, конечно, больше никто уже до перерыва к окошку не попал. Он очень торопился, извинялся и все вытаскивал из карманов смятые официальные бумажки, и все не попадалась та самая, нужная... Потом он никак не мог расписаться в нужной графе ведомости. Ему неудобно было искалеченной левой рукой. Вместо правой — некрасивый ярко-розовый, явно отечественный протез. А вместо лица — сплошной уродливый шрам, видимо, что-то там разорвалось прямо перед ним, лицо и грудь сильно обгорели, а потом заживали кое-как. Он плохо видел, он почти не слышал, он был пьян и зол. А к коленям все жался худенький мальчуган — то ли прятался за отцом, то ли защищал. Пока мы всей очередью разбирали его документы, он успел рассказать всю свою историю — с матом и слезами. Про Афган, про ранение, про то, как ушла жена — увидев такого. Про то, как живут они теперь с сыном, как он водит его в первый класс и как забирает после уроков — потому и опоздал, теперь вот всех задерживает... А еще он сказал самое главное — то, что теперь заменяет ветеранам День Победы и всю государственную заботу. «Пока мама была жива, мы жили хорошо...»

Да только долго ли она проживет, мама, проводившая сына на войну и замершая в страшном ожидании от письма до письма. Выплакавшая все слезы над фотографией смешного мальчишки с портфелем и букетом, когда письма вдруг исчезли. Дрожащей рукой, с остановившимся сердцем открывавшая почтовый ящик — что там, жизнь или смерть? А потом благодарившая бога, припав к грязным бинтам на его культе посреди вонючей и нищей солдатской палаты. Выслушавшая его бесконечные рассказы о том бое, о погибших пацанах, о воровстве и равнодушии офицеров, о недождавшейся невесте или об ушедшей жене. Утешавшая в страшных пьяных и безысходных его истериках. Годами считавшая гроши и знавшая, что легче не будет. Легче не будет, тебе никто не придет на помощь. Твой сын уже отдал свой долг Родине. Это у него был долг, она ему свои — простила. Ей некогда — у нее смена политической системы, у нее экономические и политические реформы, у нее, наконец, на примете новые войны (теперь их политкорректно называют «военными конфликтами»), у нее подрастают новые «должники», ей не до этих... Держись, мама.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования