Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Мегаполис стр. 4
Экономика стр. 5
Глядя из Харькова стр. 6
Объектив-TV стр. 7,8,9,10,11,12,13
Мегаполис стр. 14
Культурный разговор стр. 15
Спорт стр. 16
Досуг стр. 17
стр. 18
MediaPost on-line
Что ждет украинскую армию
Андрей Жолдак о театре и гастролях
Колонка редактора
Полосатое пополнение харьковского зоопарка
Мегаполис Стр. 14
Также на странице:
 «Горы не покоряют — они допускают к себе» 

В середине мая альпинисты Сергей Бершов и Игорь Свергун стали первыми харьковчанами, поднявшимися на Чо-Ойю, одну из четырнадцати вершин мира, высота которых превышает восемь тысяч метров. С тех пор они почти постоянно находятся в центре журналистского внимания: рассказывают, как три года готовились к этому восхождению, как несколько дней ждали в Непале хорошей погоды, как чуть было не потеряли друг друга уже на вершине и как ураганный ветер не давал сфотографировать флаг Харькова на высоте 8201 метр... Было небольшое интервью с альпинистами и в газете «Объектив-Но» (№22 от 3 июня), но пообщаться с настоящими мужчинами никогда не бывает лишним.



— Много лет назад вы говорили, что у вас есть две мечты: подняться на Эверест и на все восьмитысячники. Сколько уже удалось покорить и что осталось еще сделать?
С.Бершов: Горы сложно покорять, они допускают к себе. А мы совершаем восхождения. За это время я побывал на семи вершинах-восьмитысячниках. За это время при наших подготовке и опыте можно было бы взойти на все четырнадцать вершин. Все упирается в финансовые возможности. Каждая экспедиция — это очень дорого-стоящее мероприятие. Например, для того, чтобы поучаствовать в нашей экспедиции сейчас, надо было минимум 65 тыс. грн на двоих. Для того, чтобы подняться на Эверест, только разрешение будет стоит 10 тыс. у.е., и это не учитывая стоимость личного снаряжения. Весь набор снаряжения для восхождения на восьмитысячник стоит 5 тыс. у.е. Но, слава богу, наше снаряжение лежит в Непале у наших друзей, перевозить его оттуда очень дорого.
— Какой город в мире еще может похвастаться, что в нем есть два таких выдающихся снежных барса?
И.Свергун: На самом деле не два. У нас есть человек семь минимум, которые готовы идти на восьмитысячник, и мы планируем следующее восхождение уже в полном составе.
С.Бершов: Что такое «снежный барс»? В Союзе это звание давалось за восхождение на все пять вершин выше 7 тысяч метров, которые есть на территории СССР. Вообще, официально это называлось «покоритель высочайших вершин СССР». Так вот, всего в Украине 59 снежных барсов, из них в Харькове — 21. А из четырех женщин-«барсих» две харьковчанки: Светлана Бугай и Тамара Ена... Харьков всегда входил в тройку городов СССР, где особенно сильны альпинисты, вместе с Москвой и Ленинградом. Ну, вот сейчас еще прибавились Екатеринбург и Одесса... Харьковчане побывали на одиннадцати восьмитысячниках из четырнадцати. А всего 30 человек побывали на вершинах выше8 тысяч метров. Такого показателя в Украине нет нигде.
— В свое время на Кавказе отношение к альпинистам было трепетным: можно было положить рюкзак и уйти, он лежал бы себе. Сейчас там ситуация изменилась. А как в других местах, в том же Непале, например?
И.Свергун: Как раньше на Кавказе. В Непале на этом зарабатывают большие деньги. Не только правительство, но и все люди живут за счет туризма. Все понимают: если это турист — он приехал тратить деньги.
С.Бершов: У нас в лагере стояла палатка базовая, не было повара, никаких помощников, не позволяли средства (повар стоит 1,5 тыс. долларов). Мы уходили на гору, палатку на змейку закрывали, брали с собой только деньги и аппаратуру, а все остальное оставляли. Там вокруг жили погонщики, и у них даже мысли не появлялось, что можно чужое что-то взять.
И.Свергун: Нет, но все же украли кусок мяса...
С.Бершов: А, да, было, украли! Сразу же на вторую ночь украли в лагере... Обычно на гору берут с собой сублимированные продукты длительного хранения, а тут мы решили немного отойти от правил и кусок мяса яка с собой привезли. И оставили его в палатке опрометчиво, не закрыв камнями. Может, собака...
— А правда, что сало очень помогает восходить на гору?
И.Свергун: Это же первый продукт, который мы берем в экспедицию! Причем, вы знаете, на высоте свыше 6 тысяч метров вкусовые ощущения меняются — одно не идет, другое не идет, а сало идет до самой последней высоты. Жидкость — чаи травяные, кисели, компоты — и сало.
— Там какие-нибудь звери есть?
С.Бершов: Альпийские галки и орлы. Но выше 7800 мы не видели никого. Физиологи называют это «зоной смерти».
— Кстати о «зоне смерти». Вот в советские время состояние здоровья альпинистов контролировалось не меньше, чем космонавтов, этим занимался целый медико-биологический институт. А сейчас, похоже, Украина не уделяет этому столь пристального внимания...
И.Свергун: Была первая украинская экспедиция на Эверест в 1999 году. Она отчасти финансировалась за счет бюджета, и тогда провели медико-биологическое исследование всех участников на Кавказе. Там есть станция с барокамерой, нас поднимали на высоту 7500 и давали нагрузку на велоэргометре, плюс тесты были, работоспособность проверяли... А в основном, конечно, сейчас не проводится таких серьезных обследований, поэтому просто перед выходом на серьезные экспедиции мы проходим комплексные обследования в областном физкультурном диспансере, чтобы для себя иметь представление о том, в каком состоянии мы находимся. Ну и контрольные тесты: восхождение на Эльбрус — это уже тренировка, акклиматизация. У нас есть свои способы проверить, в какой мы форме: например, пробег по склону с высоты 3500 до высоты 4200...
С.Бершов: Здоровый образ жизни — он ставит цели какие-то. Мне, например, чтобы быть в форме в моем возрасте, нужно «поддерживать горение». Новые качества физиологии уже не приобретешь — это понятно. Но поддержать горение нужно каждодневной тренировкой. Утро начинается с кросса 8-10 километров, в лесу или по стадиону. Потом футбол, плавание, тренажерный зал. А основная подготовка — это Кавказ, восхождение на Эльбрус, акклиматизационные выходы.
— Был ли какой-то момент, когда думали: ну все, не дойдем?..
И.Свергун: Это было в штурмовом лагере, на высоте 7100 метров. Обычно устанавливают еще один, промежуточный, лагерь, но мы решили обойтись без него, а перепад 1100 метров пройти за один день и вернуться ночевать обратно. Мы с Сергеем пришли в районе четырех вечера уже на базу, хотели в шесть часов лечь спать, потому что вставать нужно было в два часа утра. Решили лечь пораньше. Но наш друг Йозеф Кубичек, который собирался восходить с нами, немного отстал и пришел только в 10 вечера, когда мы уже были в глубоком сне. Естественно, его нужно было встречать, поить чаем, потом пришлось отогревать ему ноги — замерз человек. В общем, немножко приболел, и мы поняли, что дальше он уже не пойдет. Но, тем не менее, товарищ (ни слова претензии!) нас задержал. Он остался в палатке, а мы в 5.30 стартовали на вершину. Путь наш занимал порядка 13 часов вверх и 6 вниз. Так как мы не выспались, на маршруте очень хотелось спать. Кто ходил — тот знает: ранний выход всегда сопровождается такой сонливостью. Это очень опасное состояние, потому что есть возможность зацепиться за что-то, не выдержать порыв ветра, соскользнуть... Мы поймали себя на том, что через несколько шагов просто останавливались и засыпали. Я уже приспособился, устанавливал под мышки себе две палки, зависал на них курткой и так спал до момента, когда Бершов утыкался в меня головой — тогда я просыпался. Или я останавливаюсь, смотрю — он спит... И вот таким образом мы передвигались до рассвета. Потом пришло биологическое время нашего пробуждения (обычно мы просыпались около восьми по тибет-скому времени), и сон ушел.
Самое интересное было, конечно, когда мы выходили на само плато — огромное, снежное, наклонное. Наш маршрут проходил с противоположной стороны от Эвереста. Исторически сложилось так, что вершины у Чо-Ойю нет, и альпинисты договорились считать вершиной то место, с которого виден Эверест. Вот идешь по плато, как только увидел Эверест — все, значит, ты на вершине! Плато показалось не очень большим. Вроде минут 20-30, но они растянулись на два часа. Это очень странно: меняется ощущение горизонта, идешь-идешь, и постоянно вроде бы по ровному, думаешь, ну где же этот Эверест, я уже и голову вытягивать начал... И не до шуток. И солнце садиться начинает. А мы с собой не взяли ни палаток, ни лопаты. Естественно, прибавляешь хода в таких ситуациях, начинаешь задыхаться... Раньше мы делали шагов по 20-30, отдышались — и дальше идем, а тут уже до 50 довели... сердце колотится... елки-палки, где же эта вершина?.. В общем, я пошел в левую сторону, а Бершов — в правую. Вроде бы и потеряться негде, но зашли за какие-то барханы снежные, я повернулся — нету Бершова. Думаю, этого еще не хватало! Ну ладно, продолжил движение и уже через какое-то время дошел до края плато, до обрыва. Дальше был уже Непал и... И наконец появился Эверест. Естественно, такой на душе надрыв... Ноги ватные — дошел! Собрался, достал фотоаппарат, сделал съемку вокруг... Тут и Бершов с другой стороны появился...
С.Бершов: А я по сокращенке пошел, и мы вышли одновременно с разных сторон на край... У нас задача была — сфотографировать кучу флагов. Экспедиция ведь посвящена 350-летию Харькова. Мы обещали, что поднимем флаг с гербом Харькова на эту вершину, поэтому надо было это засвидетельствовать. Но там была такая погода, что ни укрепить, ни как-то поставить их было невозможно. Поэтому мы по очереди флаги и баннеры достали, сфотографировали, и на этом все закончилось. При такой погоде не до фотографирования. Тут уже вопрос безопасности — идти на обморожение или не идти. Видеосъемку пытались провести, но хватило только на 15 секунд, дальше пальцы побелели. Температура там около –15 градусов, но при штормовом ветре по ощущениям это –40-45 градусов.
— Встречали ли вы на вершине следы других экспедиций и оставили ли свои?
С.Бершов: По пути, на высоте 7800, были остатки разорванных палаток и на плато остатки тибетских молитвенных флагов. Но вообще на вершине мы ничего не оставляем. Еще когда проводы были, мэр нас спрашивал: вы оставите флаг? Мы сказали: нет, сфотографируемся и принесем назад. Во-первых, горы должны быть чистыми, во-вторых, этот флаг будет поднят на другие вершины.
По материалам пресс-конференции в ИА «Status Quo»

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования