Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Колонка редактора стр. 2
Неделя стр. 3
Мегаполис стр. 4,5
Тема стр. 6
Объектив-TV стр. 7,8,9,10,11,12,13
Глядя из Харькова стр. 14
Культурный разговор стр. 15
Спорт стр. 16
Стиль жизни стр. 17
Афиша стр. 18
MediaPost on-line
Колонка редактора
Для нового гидропарка место вакантно
Сто тысяч пассажиров АН-140
Нас защитят от ряженой водки
Глядя из Харькова Стр. 14
 Рыбка в банке 

В России в банковской сфере возникла временная нестабильность, но такая нестабильность не имеет никакого влияния на украинский банковский сектор.



Арсений Яценюк, исполняющий обязанности главы Национального банка Украины:
— Разумеется, причин для паники нет. И банковская система наша от российской достаточно дистанцирована, и на российский рубль мы не ориентируемся, и постулат «сегодня в России — завтра у нас» всерьез могут воспринимать только люди с очень уж инертным мышлением. Все это так. И, может быть, именно поэтому и именно сегодня стоит в кои-то веки поучиться не на своих, а на чужих ошибках и посмотреть на российский банковский кризис с точки зрения как украинского банкира, так и «пересічного банків-ського вкладника».
Впрочем, банкиры как раз, похоже, не слишком волнуются. Во всяком случае, и.о. главы НБУ Арсений Яценюк так прямо и заявил: «НБУ не видит оснований для макроэкономического кризиса в России. Макроэкономический кризис может быть вызван только падением цен на нефть, а такого падения на протяжении года не будет». Другие украинские эксперты с главой Нацбанка полностью солидарны. Доктор экономических наук, профессор Игорь Бураковский, содиректор Института экономических исследований и политических консультаций, считает, что «если кризис и коснется нашей страны, то в незначительной степени». Лидер депутатского большинства в парламенте Степан Гавриш утверждает, что «в Украине будет все спокойно. Российский банковский капитал, хотя и связан с финансовым рынком Украины, но не настолько, чтобы кризис мгновенно перешагнул границу». Словом, причин для тревоги, вроде бы, и впрямь никаких нет.
И с этим можно было бы согласиться, если бы не некоторые высказывания все тех же уважаемых лиц, да и многих других — не менее уважаемых.
К примеру, А.Яценюк отметил, что, по его мнению, «сегодня можно говорить о временном кризисе российского банковского сектора, связанном с кризисом доверия, кризисом ликвидности и определенными административными мерами». Всеволод Степанюк из Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины с председателем Нацбанка в общем согласен, хотя российскую ситуацию, с точки зрения чисто экономической, видит даже более благоприятной: «В России, в принципе, у банков нет проблем, там есть кризис доверия к банкам. По этой причине все и началось, а не из-за того, что там плохая ликвидность банков». Практически того же мнения придерживается и директор экономических программ Центра Разумкова Владимир Cиденко: «События в России имеют больший эффект в сфере психологии, поведенческих реакций, нежели глубокую макроэкономическую основу».
Что же это за «поведенческие реакции» такие, способные вызвать панику в банковском секторе нашего северного соседа? Ведь по макроэкономическим показателям положение России и впрямь выглядит весьма стабильно — показатели экономического роста, инфляции, бюджетной системы — одни из лучших в Восточной Европе. На счетах коммерческих банков в России сейчас сосредоточены очень значительные суммы — на 1 июля 223 млрд. руб. Для сравнения: на 1 июня эта цифра составила 176 млрд. руб., а на 1 июля 2003 года — 165 млрд. руб. Предпосылок для кризиса действительно нет: доходы бюджета растут, золотовалютные резервы страны увеличиваются, цены на нефть — основа российского благосостояния — остаются на высоком уровне. Что же произошло?
Рассмотрим события в банковской системе России в том порядке, в каком отзвуки этих событий доходили до нас. Формально началом паники послужил отзыв Центробанком РФ лицензии у небольшого «Содбизнесбанка». Владельцы этого банка оказали сопротивление решению властей: они попытались обвинить ЦБР в сознательном препятствовании попыткам расплатиться с вкладчиками. Но, при всей спекулятивности такого обвинения, специалистам, следившим за ситуацией на межбанковском рынке, было хорошо известно, что против «Содбизнеса» давно заведено уголовное дело. Поэтому дело «Содбизнесбанка» изначально не могло системно расшатать рынок. Главным детонатором паники стало приписываемое главе Комитета по финансовому мониторингу (аналог украинской финансовой разведки) заявление, что у Комитета имеется список по крайней мере еще 10 «проблемных» банков. Хотя финразведка вскоре, хоть и не сразу, опровергла факт наличия такого списка, в разных видах списки проблемных банков циркулируют по рынку до сих пор. Более того, как считают операторы рынка, такие списки получили представители государственных ведомств — в частности, Федеральной таможенной службы. Вскоре после обнародования компромата, подтвержденного блокированием банковского учреждения, стала множиться аналогичная информация о других банках, сопровождаемая паническими требованиями вкладчиков. Следующим рухнул «Кредиттраст», который то ли имел большой пакет акций «Содбизнеса», то ли сам ему принадлежал — подробностей этого уже никто не выяснял. Тем не менее, к началу июня «Кредиттраст» был вынужден объявить о приостановке платежей. 21 июня рейтинговое агентство Национальной ассоциации участников фондового рынка отозвало рейтинг надежности у банка «Кредиттраст», а также приостановило рейтинги банков «Диалог-оптим» и «Павелецкий». Еще в разгар разбирательств вокруг «Содбизнесбанка» и «Кредиттраста» в российских СМИ прошло сообщение о якобы происходящей выемке документов в «Гута-банке», но оно не подтвердилось, и общественность об этом благополучно забыла. Однако, как впоследствии выяснилось, не забыли банки — в конце мая на «Гуту» были закрыты практически все кредитные лимиты. Около месяца банк исправно выполнял свои обязательства, опираясь на собственные средства и финансовую поддержку промышленных предприятий, входящих в группу «Гута», но уже к 5 июля «Гута-банк» прекратил обслуживание клиентов. Далее подключились СМИ. В ряде российских изданий появились упоминания о том, что и у «Альфа-банка» есть проблемы. 7 июля около всех банкоматов в Москве выстроились очереди владельцев кредитных карт, желающих снять наличность. В кассах коммерческих банков клиентов записывали на получение наличности на три дня вперед. Это тревожно напоминало картины 1998 года — тогда по карточке можно было снять деньги со своего счета еще пару дней после объявления дефолта, и к банкоматам тоже стояли очереди. «Альфа-банк», вроде бы, устоял, но утверждать, что кризис в банковской сфере существенно не отразится на всей российской экономике, видимо, все-таки нельзя. По данным российского Центробанка, чистый вывоз капитала частного сектора из России увеличился по сравнению с прошлым годом в четыре раза: только в первом полугодии он составил $5,5 млрд., в то время как за весь 2003 год — всего 2,3 млрд. долл. США, за весь 2002 год — 8,1 млрд. долл. США.
Собственно, этот процесс «пошел» непосредственно после того, как российская государственная машина ополчилась на печально известный «ЮКОС». Учитывая, что ЮКОСу первоначально предъявлялись претензии по приватизационным сделкам десятилетней давности, несложно предположить, какой резонанс в деловых кругах России способны вызвать нападки на банковскую сферу. Специалистам известно, что первоначальный капитал подавляющего большинства банков в 90-х годах зарабатывался в основном двумя путями. Во-первых, это обслуживание бюджетных денежных потоков. Понятно, что такие привилегии давались далеко не каждому. Так что если власти вдруг начинают припоминать старые коррупционные дела, то это значит, что у многих банков начнутся проблемы. Во-вторых — обслуживание денежных потоков предприятий-учредителей, создание «безналоговых» зарплатных схем, обналичивания-обезналичивания, перекачки денег в оффшоры. Так что едва ли не любому российскому банку (кроме разве что родившихся после кризиса 1998 года) правоохранительные органы при желании могут предъявить весьма серьезные претензии.
А желание у российских властей, похоже, было. И совершенно неизвестно, когда и в отношении кого именно это самое «желание» проявится в следующий раз. Детективная литература учит нас всегда задавать вопрос «кому выгодно?». В случае с российским банковским кризисом ответ достаточно очевиден. Похоже, за счет разорившихся банков власти намереваются... укреплять государственные банки. Наблюдатели отмечают, что от этого кризиса больше всего выиграли именно госбанки. Сбербанк, который, как и после кризиса 1998 года, получил огромный рост количества частных вкладчиков: подавляющее большинство вкладчиков, забравших свои деньги из коммерческих банков, отнесли их именно в Сбербанк. В последние три года доля Сбербанка на рынке частных вкладов неуклонно снижалась, но теперь ясно, что по итогам 2004 года она снова вырастет, причем существенно. Не менее существенный выигрыш у Внеш-торгбанка, который по демпинговой цене приобрел разветвленную розничную сеть, ранее принадлежавшую «Гута-банку». То, что банковский кризис привел к резкому перераспределению активов и ликвидных инструментов в пользу госбанков, очевидно.
Что с этого нам? Пока, видимо, ничего. Но в любом государстве, экономика которого лишь условно является рыночной, помнить о подобном сценарии стоит всем. Не даром ведь и.о. главы нашего Нацбанка пан Яценюк происходящее в России именует «определенными административными мерами». Лидер парламентского большинства заявляет: «Я не отвергаю мысль, что это продуманный ход для централизации банковской политики правительством России». А экономический консультант консалтингового центра «Радник» Александр Гриневич и вовсе благостен: «Единственная причина, которая могла бы вызвать сбои в банковском деле — это паника. Но её не будет. Население недостаточно информировано. СМИ правильно делают, что не нагнетают обстановку. Я мониторил СМИ и вижу: панику никто не нагнетает».
Украинские СМИ действительно далеки от мысли нагнетать панику. Хочется лишь обратить внимание «пересічного вкладника» на то, что силовые вмешательства в экономику и нашим власть предержащим отнюдь не чужды. Видимо, стоит не паниковать, но проявлять нешуточную бдительность, чтобы из просто вкладчиков, каковых в Украине без малого 12 миллионов, не превратиться в «обманутых вкладчиков».

При написании статьи использованы материалы интернет-ресурсов ForUm и Корреспондент.net.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования