Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Политика стр. 4
Экономика стр. 5,6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Мегаполис стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
История стр. 18
MediaPost on-line
Колонка редактора
«Смеется в каждой кукле чародей...»
Городской транспорт меняет маршруты
Дефицита валюты нет, но нацбанк с ним борется!
Культурный разговор Стр. 16
Также на странице:
 Театральный смотритель 

«Смеется в каждой кукле чародей...»

Евгений Русабров

Только что вышедшая книга Алексея Рубинского «Мистическая сущность играющих кукол» включает тексты разных жанров. Однако и мемуарная проза, и философская эссеистика, и очерковые творческие портреты коллег, и драматургия в этом сборнике объединены, плотно спаяны общей темой, посвящены судьбе и проблемам театра кукол.


Алексей Рубинский и его книга
Вслед за автором я искренне верю в то, что книгу эту будут читать не только профессионалы. Но даже если бы круг ее читателей замкнулся исключительно на специалистах, все равно ее появление — событие без преувеличения эпохальное.

О театре кукол у нас пишут мало. Я, конечно, имею в виду серьезный и глубокий разговор с читателем, которого по-настоящему заслуживает этот древнейший и вечно молодой вид театрального искусства. Не в счет многочисленные дежурные заметки-анонсы с примелькавшимися заголовками вроде «В гостях у сказки» или «Театр — детям».

Между тем, трудно назвать искусство, которое развивалось бы в двадцатом столетии с таким же ускорением, как театр кукол. Разве только кинематограф прошел за последние сто лет чем-то схожий, поражающий воображение путь от аттракциона-иллюзиона, потакающего вкусам нетребовательной публики, до авангардных поисков и создания шедевров истинного искусства. Правда, кино превратилось в мощную мировую индустрию и тратит на свою рекламу такие огромные деньги, что даже те, кто обычно смотрит только боевики, знают имена Феллини или Тарковского и априорно, «не вникая», считают их фильмы вершинными проявлениями человеческого духа. Что ж до театра кукол, то он — такова уж, видно, судьба нищего гения — хотя и достиг в своих лучших образцах по крайней мере не меньших художественных высот, но для массового зрителя поныне остается — опять-таки априорно — чем-то безнадежно второсортным.

Хуже всего, что подобное отношение к театру кукол распространено и среди людей, непосредственно связанных с театральным искусством — актеров и режиссеров драматического театра, театроведов, которые годами, а то и десятилетиями не переступали порог театра кукол, не знакомы с его современным состоянием и считают его последними достижениями телевизионные версии спектаклей Образцова пятидесятилетней давности. Даже сами кукольники, находясь под постоянным гнетом снисходительного отношения к их «кукольному делу», незаметно привыкают ставить перед собой облегченные вопросы и сниженные задания.

Если доморощенные снобы относятся к театру кукол пренебрежительно, то у власть предержащих он всегда пребывал под подозрением в неблагонадежности. Во все времена власть относилась к театру кукол с опаской, то загоняя его в неподцензурные формы «низового» фольклора, то определяя в «почетную» резервацию «театра для самых маленьких». Не случайно во времена СССР в Москве и Ленинграде посвященные театру кукол серьезные книги выходили в среднем лишь раз в несколько лет. В Киеве такой праздник случался раз в несколько десятилетий. В Харьков, признанную столицу украинского театра кукол, он пришел только сейчас, с появлением книги Алексея Рубинского.

Мало кто может столь по праву считаться народным артистом, как заслуженный артист Украины Алексей Рубинский. Творческий диапазон Алексея Юрьевича уникален. Конечно, его главная ипостась — Рубинский-актер. А это — в совершенстве владеющий мастерством сценической анимации кукловод и поднимающийся до подлинно трагических высот драматический артист, блестящий исполнитель буффонных пародий (король капустников!) и тонкий психолог. Но есть еще ироничный и философичный Рубинский-график (книга, кстати, иллюстрирована его прекрасными рисунками), вдумчивый педагог, самобытный режиссер и драматург.

Рубинский умеет удивлять — и на сцене, и в жизни, и тех, кто видит его впервые, и тех, кто знает его очень давно. Трудно понять, как уживается в нем неугомонность лицедея с основательностью мыслителя, актерская ненасытность в поиске новых сценических обличий с подвижнической верностью избранному пути.

Рубинскому есть что вспомнить, о чем рассказать читателю. Тридцать лет назад совсем юный Алеша оказался на набравшем тогда крейсерский ход флагмане отечественного театра кукол, в Харьковском театре, руководимом Виктором Андреевичем Афанасьевым. О выдающихся мастерах того времени и об их трудных судьбах Рубинский пишет увлекательно и честно. Но «дела давно минувших дней» автор перебирает в памяти не ради мемуарного отчета. Ему выпало соединить в своем творчестве традиции корифеев харьковского театра с новыми поисками. Уроки прошлого Рубинский пытается осмыслить на пользу дню сегодняшнему, а еще больше — ради будущего своего любимого дела. Вот почему логика развития мысли ведет его от воспоминаний к аналитическому рассуждению о судьбе, истории и перспективах развития театра кукол.

Конечно, тексты Рубинского не лишены недостатков. Порой автору не хватает литераторской оснащенности, специфических навыков философско-эстетического теоретизирования. Но все это с лихвой окупается искренностью интонации, полным отсутствием какой бы то ни было авторской «позы» и, главное, решительным настроем на разговор по существу и по самому высокому счету.

Кому-то может показаться странным название книги Алексея Рубинского. Однако у автора свои особые отношения с мистическим, запредельным. Неудивительно. Ведь последние десять лет он регулярно выходит на сцену в образе Воланда (кстати, для тех, кто, может быть, еще не в курсе, скажу, что кроме «Мастера и Маргариты» по роману Михаила Булгакова Харьковский академический театр кукол имени Афанасьева предлагает взрослому зрителю спектакли «Тень» по пьесе Евгения Шварца, «Скотный двор» по Оруэллу, «Декамерон» по Боккаччо, «Моя прекрасная леди» по мюзиклу Лоу, а также неувядающий спектакль-ветеран «Чертова мельница»).

«Материалисту и атеисту Русаброву, тем не менее, с огромным уважением от мистика Рубинского», — такие дорогие мне слова написаны на подаренном автором экземпляре книги. С безмерным уважением отношусь и я — не только к таланту и труду Алексея Юрьевича, но и к его — пусть чуждому мне — увлечению эзотерикой и мистикой. Потому что оно — не от моды, не наносное, а выношенное, глубинное, настоящее. Для Рубинского оно стало той — словами Льва Толстого — высокой «энергией заблуждения», без которой художник бесплоден и жизнь человеческая пуста. Лучшие актеры-аниматоры всех времен и народов были склонны приписывать своим куклам мистические свойства. И я, нисколько не поступаясь принципами, склонен объяснить эту закономерность тем, что настоящий художник действительно, борясь с косностью материи, отдает ей часть своей души и в этот момент не может не испытывать мистического экстаза непосредственного единения с абсолютом, с «душой мира». Впрочем, Алексей Рубинский расскажет вам об этом гораздо лучше меня...

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования