Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Политика стр. 4
Социум стр. 5,6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Мы стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Глядя из Харькова стр. 18
MediaPost on-line
Дорожает бензин — дорожают автомобили
Колонка редактора
Скандал в благородном театре
Знакомьтесь — новые улицы Харькова
культурный разговор Стр. 16
Также на странице:
 Скандал 

Культуре, как порядочной женщине, можно и не платить

Наталья Гончарова
MediaPost


Харьковскому театру музыкальной комедии суждено погибнуть — так говорят многие его сотрудники. Избежать этого, считают они, можно только одним способом: уволить директора и художественного руководителя театра Алексея Артемова. В начале октября коллектив театра обратился в областное управление культуры с письмом, в котором просит отстранить его от занимаемой должности.

Алексей Артемов был назначен директором — художественным руководителем театра два года назад. За это время, заявляют авторы письма, «им созданы невыносимые условия для нормальной творческой деятельности, атмосфера недоброжелательности, недоверия, запугивания». В обращении коллектива содержатся претензии относительно «низкого морального облика» директора, финансовых нарушений в учреждении, антисанитарных условий труда, неудовлетворительной работы по организации зрителя и невыполнения Алексеем Артемовым обязанностей художественного руководителя. Письмо подписали более шестидесяти человек, и они утверждают, что подписей могло бы быть значительно больше, если бы люди не боялись потерять работу в театре.

Алексей Андренко, солист театра:

– У нас были колоссальные надежды на этого человека. Пришел новый, молодой, достаточно пробивной и талантливый директор, нормальный руководитель, у которого было много обещаний — и в творческом плане, и в техническом — по поводу здания, ремонта. И до него, конечно, театр находился в тяжелом положении. Но за годы его работы мы убедились, что ни одному слову Алексея Юрьевича верить нельзя, он во всех отношениях беспринципный человек. Он сидит на теплом месте, и его совершенно не интересует ни творческое развитие театра, ни материально-техническое. Актеры не обеспечены даже такими мелочами, как грим, колготки, не говоря уж о более значительных вещах. В помещениях — разруха... Как художественный руководитель он в театре не посмотрел ни одного спектакля от начала до конца, он максимум может посмотреть первый акт. Он просто некомпетентен в этом отношении, он далек от творчества, ему это неинтересно... У нас из театра массово уходят талантливые актеры — идут в другие места, потому что не могут работать с этим директором. Вместо этого в труппу иногда приходят люди профнепригодные. Его моральный облик? Человек во второй половине дня каждый день выпивши, часто практически невменяем, крик, хамство — это нормальное поведение для Алексея Юрьевича, даже на собраниях. Зарплата задерживается регулярно, у нас свои предположения на этот счет, мы надеемся, что с финансовыми нарушениями разберется комиссия. У нас ужасная ситуация со зрителем. Зрителя нет. И декорации, и костюмы старенькие. Но кроме того, работа по организации зрителя не ведется. Театра в городе нет, нас не знают. Это и не нужно директору. Спектакли уходят из репертуара. С начала этого года мы потеряли пять спектаклей — у нас всего их в репертуаре двенадцать. Мы больше теряем, чем ставим. Теряем, потому что уходят исполнители.

Вера Харитонова, заслуженная артистка Украины, солистка-вокалистка, мастер сцены:

– Я отдала этому театру двадцать три года, и еще никогда такой ситуации, как сейчас, не возникало. Каждый день у нас какие-то конфликтные ситуации. Как художественный руководитель это человек совершенно посторонний, он просто некомпетентен. Ситуация невыносимая, вместо того, чтобы заниматься творчеством, мы занимаемся какими-то разбирательствами. Как можно работать с человеком, который во второй половине дня хорошо «поддатый»? В этом состоянии он не владеет собой абсолютно, он может хамить, говорить тебе «ты» и так далее. Актеры, которые проработали здесь всю жизнь, не могут попасть на спектакли — он их не пускает. Мы столкнулись с таким хамством, которого я не видела здесь за 23 года. Люди приходят получать деньги — а в ведомостях стоят уже чужие подписи, мы жалеем о том, что ребята сразу не пошли в прокуратуру, теперь с этим пусть разбирается комиссия. Вы посмотрите, что творится за кулисами: антисанитария, туда даже никого пригласить нельзя. Он этого не видит, его нет как директора. У нас на спектакль приходит по 20 человек зрителей. При таком руководителе театру суждено умереть, и для меня будет потрясением, если управление культуры все оставит как есть. Но мы не собираемся останавливаться.

Владимир Марков, мастер сцены, ведущий солист:

– Я пятнадцать лет проработал в театре, это мой театр, Харьков — мой город. Но я вынужден был уехать в Одессу, потому что не могу работать с этим человеком. В театре есть такое явление, как финансовые поборы с работников в пользу директора. Он и с меня пытался взять деньги. Я устроился в реквизит, он мне сказал: ты будешь работать там, если пятьдесят процентов будешь мне приносить. Я сказал ему: этого не будет, — тогда он ответил, что и работать в реквизите я не буду... В Одессу же уехала ведущая балетная пара театра. Мы все жалеем о том, что пришлось уехать, и мы готовы вернуться, если будет другой директор, потому что это наш театр и наш город.

Тарас Шигимага, художник-постановщик:

— Пройдите сейчас по зданию и посмотрите, в каких условиях мы работаем: дырки, с крыши течет, все валится. У нас в этом корпусе июль, август, сентябрь и половину октября не было воды. Это технический корпус, где люди работают с красками, столярка здесь, пошивочные цеха... Сейчас у нас температура в помещениях — одиннадцать градусов. Здесь до сих пор не включено отопление. Пока на улице тепло и включены обогреватели — еще можно как-то работать. А дальше?

Алексей Коломийцев, солист-вокалист, бывший и.о. главного режиссера театра:

– То, что творится сейчас в театре, можно выразить одним словом — беспредел! В прошлом году мой спектакль «Маленькие шедевры Большого Мастера» стал лауреатом престижного Международного конкурса молодых творцов «СтАрт». Артемов просто не отпустил коллектив на гастроли в Киев, сославшись на то, что это, дескать, доморощенный конкурс. Между тем членами жюри были такие известные в Украине люди, как Богдан Ступка, Оксана Забужко, Юрий Андрухович, Евгений Станкович, Александр Балаян и другие. Последний раз в подобных мероприятиях театр участвовал лет сорок назад. За последний сезон три моих спектакля были сняты с проката Артемовым — просто из личной мести ко мне, хотя большинство занятых в этих постановках актеров жалеют об этом. Очень многие по-настоящему талантливые люди ушли и продолжают уходить из театра. Они могли бы вернуться — я могу назвать не менее двадцати пяти фамилий, в том числе и свою — при одном условии: если бы в театр пришел другой директор. Незаконные увольнения за последние два года в театре стали традицией. Творческая жизнь в театре полностью парализована, и чтобы выйти из этого кризиса, понадобятся, без преувеличения, годы. Я уже не говорю о состоянии материальной базы — за последние два года театр стал нищим. Напрашивается вопрос: устраивает ли эта ситуация обладминистрацию?

Алексей Артемов, директор — художественный руководитель Харьковского театра музыкальной комедии:

– Сегодняшняя ситуация в театре — это определенная кульминация того, что сложилось за многие годы. Театр за последние два года проделал очень большую работу. Было выпущено много спектаклей, многое возобновлено из того репертуара, который был до моего прихода, на это идет зритель, это пользуется спросом. Сейчас надо продолжать работать, а все вопросы, которые возникают, и недоразумения — это личные амбиции, и они должны решаться в нормальном, жизненном порядке. Любые недоразумения возникают на любом предприятии. Очень жалко, что они возникают у нас, в театре, — обидно, потому что театр, я считаю, перспективный, хорошая труппа, которая требует, безусловно, пополнения, как и любая труппа. Любые острые углы должны решаться в рабочем порядке. Это как в семье. Театр — большая творческая семья, все это со временем разрешится, и театр будет функционировать, потому что обязательства театром взяты очень большие. Через это проходят все театры, это естественные вопросы, которые возникают, потому что любой человек имеет право на лучшую жизнь, на совершенство, на творческие шаги. Сейчас эмоции берут верх. Это как эмоциональный всплеск определенного спектакля — может быть, кем-то разыгранного за спиной... Для меня важно, чтобы коллектив работал, выпускал спектакли, чтобы жанр музыкальной комедии продолжал развиваться, чтобы зрители шли сюда.

– Прокомментируйте, пожалуйста, утверждения о том, что в театре существуют финансовые поборы с сотрудников в пользу директора...

– Это полнейшая неправда. Это все затеяли люди, которым это выгодно. Сейчас идет определенная творческая борьба, и люди это сделали все специально. Как бы вы отнеслись к тому, что, если бы, например, вам сказали, что вы берете деньги с того, с того, с того... Вы бы посмотрели на человека, удивились бы и сказали, а почему он там не требует чего-то другого. Ну объясните мне, как? Когда все силы, все труды на протяжении двух лет были направлены на отдавание долгов, на постановки спектаклей. Есть же объективные вещи, против которых, как говорится, не попрешь. Это полнейшая неправда. Это обычная творческая борьба. Это люди — два-три человека, может быть, больше, которые заинтересованы.

– В чем заинтересованы?

– Наверное, люди заинтересованы во власти.

– Люди из творческого коллектива?

– Да, один-два человека, которые заинтересованы во власти и которые являются заложниками своих личных амбиций... Я объясню это так. Творческий порядок, который здесь царил многие годы, до меня, то, на что я пришел, побуждало меня к определенной творческой организации — что люди должны работать, более усиленно работать. Где-то кому-то это, может быть, не понравилось — тем же главным специалистам, которые работали до меня. Если человек должен приходить на работу, а он опаздывает, отсутствует, не явился по той простой причине, что оказался на какой-то халтуре в другом месте. А это театр. Он должен полноценно, каждодневно, упорно творчески работать, чтобы был конечный творческий результат. Вообще, эти слухи, которые распространяются, они только против моей репутации направлены. Я считаю, что делается это умышленно, кому-то это нужно.

– Кому?

– Я не готов сейчас ответить. Я разберусь с этим. Я не роюсь в мусорном ящике и не ищу: кто? что? чего? Я работаю. Я отдаю долги. Мы сделали ремонт в фойе. Мы выпускаем спектакли.

– Работники театра говорят, что с вашим приходом из коллектива ушло много людей...

– С моим приходом и пришло очень много. То, что кто-то ушел — это здоровый процесс. Людям поступают предложения. Если человек уезжает на ПМЖ — это уход из театра? Если люди поехали на конкурс, на фестиваль в Одессу, их пригласили, они там остались, но это же не значит, что они с моим приходом ушли. Были какие-то личные амбиции, я не отрицаю, что, может быть, кто-то был чем-то недоволен, но я же не могу прыгнуть выше себя — на все нужно терпение. Может быть, я требую от людей больше, чем они зарабатывают, но я это делаю для них, а не для себя. Все эти претензии направлены на то, чтобы дискредитировать мою репутацию как директора и как художественного руководителя... А показатель есть один: выпускаются спектакли, зритель идет — я считаю, это самый главный показатель. Никто не задумывается над тем, как это все достается. Знаете, есть такое выражение: когда оркестр играет хорошо — хороший оркестр, когда оркестр играет плохо — плохой дирижер.

P. S. Сейчас в Харьковском театре музыкальной комедии работает комиссия областного управления культуры, проверяющая факты, указанные в письме коллектива театра. Свои выводы она сделает уже в середине ноября, о чем редакция обещает сообщить в одном из следующих номеров.

Подробное описание Туры в Турцию, Купить путевку в Турцию у нас на сайте.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования