Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Политика стр. 4
Мегаполис стр. 5
Социум стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
История стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Личность стр. 18
MediaPost on-line
Сергей Жадан: совсем неоднозначный человек
Новый Харьков в Харькове старом
Колонка редактора
Зима еще впереди
социум Стр. 6
 Прогнозы 

Это было предзимье, зима — впереди

Евгения Цинклер
журналист


— Алло, это гидрометцентр? Как вы думаете, мне сегодня стирать или не стирать?.. А гулять выходить стоит или лучше дома посидеть?.. — Здравствуйте, вот как-то чувствую себя плохо. Думаю, может, на погоду реакция. Что у нас там с давлением?.. — Слушайте, мы уже полтора месяца без погоды живем! Почему вы ничего не делаете? Вы же гидрометцентр, вам за погоду деньги платят!.. На такие звонки специалисты гидрометцентра отвечают ежедневно. Над их работой нередко посмеиваются, их не замечают, если прогноз оправдывается, и ругают, когда природа преподносит неожиданные сюрпризы, но обходиться без прогноза погоды на ближайшее и не отдаленное будущее почему-то никто не хочет. О тонкостях работы «главных по погоде» рассказывает начальник Харьковского областного центра по гидрометеорологии Светлана Литвин.

— Наша основная функция — это наблюдение за состоянием погоды и прогноз по Харьковской области на одни сутки. Прогноз погоды на двое-трое суток (а в последнее время еще на пять и десять суток) дает украинский гидрометцентр. Долгосрочные прогнозы на один месяц готовит украинский научно-исследовательский институт, который находится в Киеве. Кроме прогнозирования погоды, у нашего центра еще много других задач и много разных специалистов. Например, аэрологи, которые занимаются зондированием атмосферы — таких аэрологических станций на Украине всего девять. Кроме того, мы занимаемся и агрометеорологическими наблюдениями: ведем наблюдения за выращиванием урожая в области и даем рекомендации научного и практического плана. И еще важный раздел деятельности — это наблюдения за загрязнением атмосферного воздуха и поверхностных вод. Но, конечно, одним из основных показателей, по которому оценивается работа гидрометслужбы, остается информационное обеспечение прогнозами погоды населения, авиации, железной дороги, коммунальщиков и прочих заинтересованных организаций.

— Как именно делается прогноз?

— Мы получаем данные из мирового центра данных (всего их на земле существует три: один — в Обнинске, другой — в Вашингтоне, третий — в Мельбурне). Чтобы дать прогноз по Харькову, нужны данные по всей Европе, Атлантическому океану, Средиземному морю, северу Африки, Уралу, Северному полюсу. Определенным образом обработанные данные говорят о том, где циклон, где антициклон, и какая погода соответствует тому или иному образованию. Каждые три часа составляется специальная карта, которая позволяет проследить изменения в погоде. Вот, например, циклон, который несет соответствующую погоду: сейчас он над Италией, через три часа он уже над Балканами, а еще через три — над Украиной. За сутки синоптики принимают около пятидесяти разных карт: по осадкам, по экстремальным температурам, карту аномалий и т.д. Из этого множества данных синоптику нужно принять одно решение и написать три предложения: «завтра в Харьковской области ожидается...»

— Отслеживаете ли вы оправдываемость прогнозов, которые делаете?

— Конечно! У нас идет оценка прогноза ежедневная, ежемесячная и ежегодичная. По этому показателю мы получаем премию. У наших краткосрочных прогнозов средний процент оправдываемости 92-93% ,у долгосрочных, на месяц, значительно ниже — в пределах 70%. Это хороший показатель, ведь стопроцентного прогноза быть не может, уже само слово предусматривает некоторую неточность.

— Насколько оправданы народные приметы? Например, верно ли, что если зима была теплой, то лето будет холодным?

— Мы в своей работе народными приметами не пользуемся. У нас основной метод прогноза — это численные методы. Но, конечно, в природе всегда есть какое-то стремление к равновесию. Если зима оказалась теплой, то вполне может быть, что летом повторяемость холодных периодов будет больше, чем обычно. А в последние годы у нас имеют место нетрадиционные майские заморозки, не позволяющие получить хороший урожай фруктовых деревьев. И в то же время отодвинулся срок последнего заморозка. Если когда-то последние заморозки были в начале мая, то сегодня они случаются уже в двадцатых числах, и довольно интенсивно — до четырех-пяти градусов мороза в воздухе и до восьми-девяти на почве.

— Какие прогнозы на урожай озимых дают наши агрометеорологи?

— Озимые хорошие, и даже то, что они не прошли стадию закаливания, как это обычно бывает в начале декабря, еще не говорит о том, что год будет неурожайным. Но нужно, чтобы складывались условия и дальше. Сегодняшний снег, скорее всего, растает (мы вскоре ожидаем нового потепления), потом снова будет похолодание. Эти колебания, конечно, влияют и на состояние растений: то они в спячке, то они готовы приступить к вегетации... Но ученые из нашего Харьковского института растениеводства считают, что опасений по урожаю 2005 года нет. Только желательно, чтобы не было больших периодов с низкими температурами без снега.

— Говорят, эта зима едва ли не самая теплая за всю историю наблюдения...

— Я бы не спешила с выводами относительно этой зимы, потому что она у нас только еще началась. К тому же, в этом году начало зимы затянулось. Обычно мы считаем, что зима пришла, когда средняя температура хотя бы две недели сохраняется на уровне пяти градусов ниже нуля. До сего времени такого периода не случилось — все похолодания оказывались кратковременными. Так что это было предзимье, как таковой зимы пока не было. И сказать, что это самая теплая зима за весь период наблюдения, тоже нельзя. Может быть, у вас на памяти 2001 или 1998 годы, когда тоже были очень теплые зимы. Правда, немного по-другому. Например, в этом году и декабрь, и январь были теплыми, а в 2001 году декабрь был холодным, январь теплее... Но у нас действительно в этом году были дни, когда среднесуточная температура превышала норму, то есть температуру, которая наблюдалась за сто лет. И январь у нас выдался очень теплым. При норме в -7 градусов средняя температура нынешнего января оказалась положительной — в пределах +1-1,5 градуса.

— Не предполагается ли у нас в ближайшее время разгула стихии, как, скажем, в Винницкой области?

— Насчет стихии никакой гарантии дать нельзя. Краткосрочность нашего прогноза не позволяет нам давать такие прогнозы, и даже научные центры не всегда могут предсказать стихию. К тому же в разных населенных пунктах области в одно и то же время бывает очень разная погода. Вот, например, недавно была очень сложная ночь, в течение которой Змиевской район отличился ледяным дождем, гололедом, потом пошел просто дождь, и это при том, что температура была отрицательной. Но нормальной была теплая воздушная масса на высоте. И вот дождь оттуда приходил на нашу поверхность при шести-восьми градусах ниже нуля... Ситуации настолько разные, что сложно что-то с уверенностью предсказать, но зима есть зима, и, конечно, еще все возможно.

— Можно ли сейчас прогнозировать, какими будут ближайшие месяцы?

— Это не наша компетенция, но киевский НИИ предположил, что февраль может быть самым холодным в этом зимнем сезоне. Март будет около нормы — и по осадкам, и по температуре. Май в начале будет несколько холоднее, а потом потеплеет... Но на эти прогнозы опираться в хозяйственных расчетах абсолютно нельзя. Вот даже в декабре мы получили долгосрочный прогноз на январь — ожидалось, что среднемесячная температура будет шесть градусов ниже нуля. И что мы получили? Семь-восемь градусов разницы. Вот вам и цена этого долгосрочного прогноза.

Трудности связаны еще и с тем, что у нашей службы не так уж много возможностей. Ведь гидрометслужба Украины выделилась из гидрометслужбы СССР в 1993 году и осталась, грубо говоря, голенькой. Все научные центры — в России, все заводы гидрометприборов — тоже. Остался один институт в Киеве, но он бюджетный, а вы понимаете, что значит сегодня развивать какие-то научные работы при бюджетном финансировании...

Правда, мы тоже на бюджетном финансировании, но, так как его не хватает, то нам разрешили зарабатывать — продавать специализированную гидрометеорологиченскую информацию (не прогнозы, как таковые, а базу данных). И мы действительно зарабатываем на свое существование. На 2004 год для существования гидрометслужбы области (а это 238 человек специалистов и 17 подразделений) было выделено всего 60 тыс. грн, не считая зарплаты. А заработали мы больше миллиона, и этим живем. Сказать, что наша служба по методам наблюдения на уровне мировых, конечно, нельзя. Но, благодаря заработанным деньгам, мы оснастили свою сеть современными приборами, и недостатка в них сейчас не испытываем.

— Какой самый старый прибор состоит на службе наших метеорологов?

— Флюгер Вильда. Ему 170 лет. Выглядит как флюгарочка, установленная на мачте высотой десять метров, и чисто механически определяющая направление и скорость ветра. Мы им практически не пользуемся, потому что для получения этих данных на каждой метеостанции есть современный прибор под названием анеморумбометр. Однако ему для работы необходимо электричество, поэтому, когда отключают свет, мы обращаемся к флюгеру Вильда, и это не ухудшает качества наблюдений.

— Насколько серьезно стоит относиться к рассказам о глобальном потеплении и каких изменений климата стоит ожидать в связи с этим в Харькове?

— Действительно, потепление климата существует — это общепризнанно. Особенно это заметно стало с 1990-х годов. Но, если брать столетний период наблюдения, это не первый такой период потепления, подобные времена уже были. Например, с 1911 по 1930 годы. Потом — с 1930 по 1978 годы — был период стабильности, а с 1978-го опять начался период потепления, который особенно развился в 1990-е... Так вот, подсчитано, что за последние сто лет в мировом масштабе температура изменилась на 0,6 градуса, а на Украине — на 0,32. То есть меньше, чем в среднем по миру. Примерно такое же потепление зарегистрировано в Харькове за весь период наблюдения, с 1891 года — в пределах 0,3-0,4 градуса. Климат — это все-таки категория вековая, он у нас умеренно-континентальный, и оставаться таким будет еще долго. Так что бананов в открытом грунте мы выращивать не будем — для этого нужны субтропики.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования