Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Город стр. 2
Неделя стр. 3
Власть стр. 4,5,6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Лица стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Игрища стр. 18
MediaPost on-line
Колонка редактора
Любовные игрища на городской площади
Харьковчане и их памятники
Снег как снег на голову
Лица Стр. 15

Неархитектурный Харьков глазами архитектора

Наталья Гончарова
MediaPost


Харьковчане ХІХ века оставили потомкам колокольню Успенского собора с золотым куполом — она и сегодня является самым высоким в городе зданием. Жители послереволюционного Харькова по-строили первую по величине площадь Европы и Госпром — один из самых известных в мире памятников конструктивизма. Будут ли благодарные потомки так же гордиться тем, что оставят им нынешние харьковчане? Об этом — Сергей Чечельницкий, председатель Харьковской областной организации Национальный союз архитекторов Украины.

— Сергей Георгиевич, как бы вы оценили памятники, появившиеся в Харькове в последние несколько лет? Они украшают город?

— По моему мнению, самый хороший памятник в нашем городе — это памятник Шевченко, открытый семьдесят лет назад, ничего лучше у нас до сегодняшнего дня не появилось. Насколько хороши памятники, которые открылись в городе за последние несколько лет, нельзя сказать однозначно, потому что среди них есть как удачные, так и, мягко говоря, не очень. К примеру, Мяч в саду Шевченко — это памятный знак, вполне уместный именно в Харькове. В каждом городе есть свои традиции. И одна из чисто харьковских традиций — место в саду Шевченко, люди его так и назвали — «брехаловка», — здесь всегда собирались футбольные фанаты, болельщики наших местных команд: «Металлиста», «Локомотива», «Сельмаша», «Авангарда» и так далее. Это очень старая традиция нашего города, я даже не знаю, сколько ей лет. Если в Харькове есть такая история, то почему бы ее не поддержать? На мой взгляд, замечательный памятник, грамотно поставленный, в общем, любимый харьковчанами... Правда, я не знаю, как относиться к тому, что каждый старается оставить на нем свой автограф. Мне это не нравится. Я не хотел бы, чтобы любители Тараса Шевченко брали гвоздь и выцарапывали свое имя на его постаменте. И другой памятник — Отец Федор. Во всем мире есть памятники литературным героям: Бременским музыкантам, Дон Кихоту и так далее. У нас этого раньше почти не было. Выбор литературного героя вполне обоснован: Ильф и Петров, команда Остапа Бендера — это чуть ли не самые популярные у нас персонажи, к примеру, в Киеве тоже есть замечательный памятник Паниковскому. То, что Отца Федора поставили на вокзале — я считаю, это правильно, и идея хорошая, и памятник тоже. Но... На памятнике Шевченко написано просто: Т.Г. Шевченко и не написано громадными буквами на лицевой стороне, на чьи деньги он был построен. А у памятника Отцу Федору эта корректность, интеллигентность отсутствует: непропорционально большая табличка о том, на чьи деньги его построили.

— А памятник Влюбленным?

— В свое время очень долго решался вопрос о том, где поставить этот памятник. Вначале всерьез обсуждалась идея поставить его на площади Свободы, за Лениным. Говорили: вот, надоело, что на площади проходят политические демонстрации, пусть теперь на ней будет памятник Влюбленным, она станет мирной и романтичной. Понятно, что это была бредовая идея: на самой большой площади в Европе не может стоять этот памятник, — он несоизмерим с ней по масштабу и по архитектурной значимости. Такой памятник лучше располагать где-нибудь, например, в парковой зоне. То место, где сейчас стоят Влюбленные, выбрано не совсем удачно: памятник просто не держит это пространство. И поэтому молодежь подшучивает над ним: «глисты», «сперматозоиды», «жертвы голодомора», «Бухенвальд» — и чего только о нем ни говорят. Но это не сам памятник плохой, а просто место выбрано неудачно: для него нужно что-нибудь камерное, уютное, а не большая открытая площадка. Поэтому он, к сожалению, и не вызывает у людей трепетного, теплого отношения.

— Не так давно обсуждалась идея создания памятника 50-й параллели...

— Это как раз одна из тех идей, реализация которых уместна именно в Харькове. Она из разряда «воспитание патриотизма харьковчанина»: хорошо жить в городе, у которого есть свои легенды, их можно рассказывать детям и внукам, гостям из других городов — у нас есть то, чего нет у других. Харькову удивительно повезло: через него проходит 50-я параллель. Прошел конкурс проектов памятника на эту тему. Проекты, занявшие первое и второе места, на мой взгляд, очень удачны. Например, памятник, получивший вторую премию, по замыслу, должен стоять в саду Шевченко: кусочек глобуса, «макушка» Земли с изображением карты Харькова, через которую проходит светящаяся линия — пятидесятая параллель. А дальше — гранитная полоса, идущая через Сумскую и упирающаяся в дом «пулемет» (он, кстати, тоже одна из харьковских традиций). Я бы еще и кафе в этом доме — оно сейчас на ремонте — назвал «Пятидесятая параллель»...

— Когда эта идея может быть реализована?

— Все, как всегда, упирается в финансирование. К примеру, в Харькове впервые был расщеплен атом. Это тоже, если хотите, харьковская «фишка». А где памятник, посвященный этому выдающемуся событию, нашим ученым? Неоднократно проводились конкурсы, были хорошие проекты — а памятника нет, потому что нет на него денег. А ведь это наша культура! На этом можно экономить?

— К памятникам, открытым к 350-летию города, харьковчане относятся не-однозначно. К примеру, многие достаточно скептически отзываются о памятнике Казаку...

— К творчеству Зураба Церетели можно относиться по-разному, это может нравиться или не нравиться. Его скульптуры находятся, например, в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке — «Чудо Георгия о змие» — змий сделан из обломков военных самолетов, ракет, снарядов и так далее. Сейчас в Нью-Йорке на месте теракта 11 сентября памятник делает тоже Зураб Церетели. Его работы есть во многих городах мира, это свидетельствует о том, что он многим нравится. Памятник Казаку — из всех памятников, которые поставили у нас за последние годы, — самый столичный. Он не провинциальный. И когда многие харьковчане его ругают, я предлагаю просто сравнить его с другим — памятником Независимости. Сами харьковчане провели конкурс, выбрали самый лучший проект, сами установили... Так вот, мое мнение: хуже памятника нет. Птица должна была символизировать свободу, полет, — а у авторов она получилась агрессивной. Это не свободный сокол, а угрожающий ястреб: еще чуть-чуть — и получили бы фашистского орла. Колонна — то ли в колосьях, то ли в листьях? Извините, это напоминает пальму: птица, сидящая на пальме, — это памятник Независимости? Согласитесь, выглядит странно. Но это еще не все. Кульминация — маленькая девочка, стоящая у подножия. У скульпторов есть определенные правила. Так вот эта девочка сделана абсолютно неграмотно. Нельзя на улице ставить скульптуру в масштабе один к одному. Такая скульптура будет выглядеть уродом. Чтобы поставить этот памятник, вырубили елки, и обратите внимание: там сейчас не гуляют люди — потому что получилось неуютное место, там неприятно находиться. Тот же мяч в саду Шевченко — его ценность как памятника можно сколько угодно оспаривать, но вокруг него всегда люди... Так вот, Независимость — это тот памятник, который поставили харьковчане сами. Поэтому ругать памятник работы Зураба Церетели, я считаю, неуместно.

— Сейчас стали интенсивно застраивать сад Шевченко...

— То, что сейчас делают в саду Шевченко, — это тоже показатель нашего общего уровня культуры. Посмотрите, что строили раньше. Двадцатые годы: самая большая площадь в Европе, Госпром — самый большой памятник в стиле конструктивизма — все это построили на месте большой городской свалки. Это сооружения, знаменитые на весь мир. Сейчас во всех учебниках мира (!) по истории архитектуры в разделе «Конструктивизм» изучают Харьков и это место. Что мы сейчас делаем? Мы ставим сруб в саду Шевченко — провинция, он и не украинский, и не русский, а вот такой — «кугутковатый». Это то, на что мы способны сегодня. Если мы хотим жить «как на Западе», посмотрите, в самом центре Нью-Йорка — громадный Национальный парк. И там ничего не строят, его берегут — там есть только скамейки и маленький зоопарк...

— Воплощены ли уже какие-нибудь идеи разработанного киевлянами генплана Харькова? В свое время очень много спорили о том, насколько он хорош для нашего города...

— Я не думаю, что вообще есть какие-то основания для этого спора. Генплан разрабатывается один раз в 25 лет. Как вы думаете, какой процент освоения этих генпланов? Я вам скажу: примерно пять процентов. Харьковские генеральные планы — это не революция, а эволюция. Дело в другом. Главная особенность этого генплана в том, что на 25 лет вперед не предусмотрено расширение границ города. Это впервые за всю историю Харькова. Почему? Потому что кривая роста населения свидетельствует о том, что расширять город не для кого! Если раньше у нас не хватало детских садов, магазинов, то теперь всего хватает! Почему? Да потому что количество населения сократилось катастрофически! Во-первых, в свое время остановились заводы, прирост населения из регионов прекратился. Во-вторых, в советское время к нам приезжали учиться из всего Союза и многие здесь оставались — теперь этого тоже нет. В-третьих, прошла волна массового отъезда людей за рубеж: Германия, Канада, США, Израиль и так далее. И теперь очень важный момент: ведь уезжают не бомжи, алкоголики и наркоманы. Я не хочу сказать, что уезжает только цвет нации — нет, уезжают люди разные, с разным интеллектуальным потенциалом. Но бомжи, алкоголики, наркоманы — они никуда не уезжают, эти все остаются. А потомство у них — такое же. Отсюда — высокая смертность. И получается, что детских садов у нас хватает, магазинов тоже. А чего не хватает? Домов престарелых и кладбищ! Поэтому мое личное мнение: генплан — это далеко не первоочередной вопрос. Потому что через 25 лет кому мы все это будем строить? Это вопрос болезни общества.

— В ближайшее время харьковчане могут рассчитывать на воплощение каких-то новых интересных архитектурных идей?

— Мы разрабатываем новые проекты, очень хорошие, очень интересные — не хочу рассказывать больше, потому что боюсь сглазить. Нам катастрофически не хватает зданий, которые олицетворяли бы Украину — новую, свободную, достойную. Я считаю, что именно в разрабатываемых нами сейчас проектах эта идея и может быть воплощена.

— Здания будущего? А какими они могут быть?

— Например, дом молодежи — такой, каких у нас до сих пор не строили. Больше ничего не могу рассказывать — эти проекты мы пока держим в секрете...

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования