Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Колонка редактора стр. 2
Неделя стр. 3
Мегаполис стр. 4,5
Социум стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Лица стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Эксклюзив стр. 18
MediaPost on-line
театр кукол за решеткой
Как стать коллекционером
Энергетики вьют гнезда
Колонка редактора
Лица Стр. 15
 Есть такая профессия 

Искусство оживлять камни

Алена Соколинская

«Самое главное — это не дышать, когда наносишь тончайший штрих. Чтобы получилась совершенная линия. Я так и делаю — набираю воздух, задерживаю дыхание и начинаю...»
А. Бильдер


Затаив дыхание

Каждый раз поражаешься, когда из мертвого камня вдруг внимательно посмотрит на тебя живое лицо — лукавые глаза, дрогнувшие в улыбке губы, завиток тугого локона. Или вот — совершенно настоящий цветок, гибкая ветвь. Ожившие камни называются: геммы. А процесс их оживления — это глиптика, искусство миниатюрной резьбы на драгоценных и самоцветных камнях. Глиптика — древнейший вид художественной деятельности, известный с античных времен. Некоторые дошедшие до нас геммы «прожили» 6-7 тысяч лет (!) Такое вот письмо о прекрасном из прошлого.

Харьковский мастер глиптики Александр Бильдер создает два вида гемм: камеи (выпуклое изображение на камне) и инталио (вогнутое изображение на камне). Однако, помимо этого, он впервые применил смешанную технику — соединил камею и инталио в одном произведении.

Древнейшее из искусств

— Александр, когда Вы начали заниматься глиптикой?

— Достаточно давно — начал сразу после окончания Художественно-промышленного института, в 1979 году. Вообще, такой специализации «мастер гемм» или «резчик гемм» не было, нет и, наверное, никогда и не будет. А помогал мне овладевать техникой Владимир Свердлов. Он заканчивал в Питере Мухинку. И он же познакомил меня с академиком Неверовым, хранителем гемм в Эрмитаже — там самая большая коллекция гемм в мире, порядка 10 тысяч работ.

— А где находятся Ваши работы?

— В основном — в частных коллекциях Украины и за рубежом. Некоторые владельцы моих камей — известные люди, я не буду называть имен. Одна моя работа в Софии Киевской. У меня там была выставка в 2003 году, и я подарил им камею — Марию Оранту.

— Многие Ваши работы выполнены на морской раковине. Почему?

— Раковина — отличный материал, ее стали применять итальянцы в 15-16 веке. У нее твердость как у мрамора, и она имеет кристаллическое строение. Меня привлекает, что обычно в хороших раковинах до пяти цветных слоев. И это дает возможность создавать какие-то интересные элементы, вносить их в композицию. Геммы еще называют «живопись в камне» — потому что различные слои позволяют создавать именно живописные картины, а не просто рельефные изображения. Древнегреческая живопись, кстати, во многих случаях строилась на повторении рисунка минералов. И, если говорить об античном искусстве, то ведь не сохранилась ни античная роспись маслом, ни фрески, а наиболее значительные произведения дошли до нас в виде гемм. Материал гемм практически вечный. Он веками не меняет цвет и форму.

— То есть у гемм нет срока годности?

— Я бы сказал, у них гарантия на 300-400 лет точно. Если, конечно, не стучать молотком. А в принципе — вечность.

— А много в Харькове камеистов?

— Нет. Наш рынок очень ограничен. Дело в том, что глиптика — это искусство для такого интимного общения, очень личностное искусство, не публичное.

— А как же выставки? Это ведь публично?

— Именно с выставками было много сложностей. Я долго искал формы показа работ, потому что камеи нужно непосредственно держать в руках. Необходим тактильный контакт с работой одновременно с визуальным — поскольку мы имеем дело с минералами, которые меняют цвет в зависимости от освещенности. В них появляются какие-то новые световые эффекты. Иногда проявляется то скрытое, что я заложил, незаметное при первом осмотре.

— А Ваши работы носят как ювелирные изделия?

— Я делаю украшения крайне редко и большинство моих работ — камерные, не для ношения. Некоторые геммы бывают настенными, некоторые — просто лежат в коробочках, и коллекция таких коробочек называется дактилиотика. Так раньше хранились маленькие геммы, которые применялись в качестве перстней, печатей — личных в основном. До определенного времени каждый король, царь, герцог имел свою личную печать-гемму в виде перстня.

— Чего у Вас больше — камей или инталио?

— Больше камей. Но я хочу продолжить серию работ, где совмещается камея и инталио. (Александр показывает работу, где богоматерь вырезана, в виде инталио, а с другой стороны — мастер-летописец, в виде камеи).

На стыке искусства и коммерции

— Геммы — недемократичны. Они подчеркивают статус, создают престиж. Был закон в Древнем Риме, во времена Цезаря, что камеи и инталио, сделанные из минералов, имеют право носить только патриции, а свободные граждане Рима могли иметь лишь металлические или стеклянные изделия, копии. Собирателями камей всегда были самые богатые люди. И сейчас камеями владеют первые лица в государстве и страстные коллекционеры».

— Сколько стоит гемма?

— С одной стороны этот вопрос несложный. С другой — сложный. Недавно я участвовал в качестве эксперта в разработке системы оценки работ глиптики. В оценке учитывается много различных параметров — цена камня и цена работы. И важна известность автора, его статус — региональный, государственный, международный. Вообще, геммы — это богатство страны. И оценка самих минералов и художественной ценности работ осуществляется через гемм-центр, который находится при Министерстве финансов Украины. К примеру, вот это изображение Александра Невского стоит в районе 800 долларов.

— А где берете материалы? Вот у Вас Зигмунд Фрейд выполнен на бивне мамонта. Откуда «материальчик»?

— Ведется государственная добыча мамонта. Вообще, сейчас из любой точки мира можно заказать любые материалы. Нас, мастеров, знают и обычно звонят и предлагают. Большинство минералов годятся для глиптики, но есть какие-то классические. Например, мраморный оникс и все виды обычных ониксов — это разновидность агатов, полосчатые агаты, где слои расположены плоско параллельно. А вообще используется и яшма, и хризопраз, и дымчатый кварц, и сердолик, и топазы. И с изумрудом собираюсь работать.

— С чего Вы начинаете работу?

— Существует два пути — есть тема или есть минерал. Бывает — нашел интересный камень и рождается идея. А бывает — ищешь минерал под определенную тему. Очень важно соотношение темы с камнем. Вот, скажем, когда я получил заказ изобразить Гете, то я выбрал камень — гетит, потому что этот минерал был назван в честь Гете его другом археологом. Или вот для Мидаса я взял пирит. Его простонародное название — «обманное золото». Помните миф о Мидасе, который захотел, чтобы все, к чему он прикоснется, превращалось в золото? И потом взмолился: «Аполлон! Забери свой дар обратно!» — поскольку он даже напиться не мог. Получилось очень интересное соединение понятия «обманное золото» и образа Мидаса.

Мистика и реальность

В древности геммы имели три назначения — украшения, амулеты и печати. Иногда преобладало одно из этих назначений, но иногда все три были слиты в одной гемме. Суеверное почитание камней с живыми изображениями на них непостижимым образом передалось нынешним владельцам — коллекционерам гемм.

— Мне кажется, что в этом искусстве есть что-то сверхъестественное. Помогает ли Вам в работе нечто божественное?

— Я считаю себя человеком не воцерквленным, но верующим. И мне кажется, что без некоего благословения вообще ничего сделать нельзя — не только в творчестве. А для художника очень важно, чтобы взаимосвязь с Божественным существовала. Я иногда чувствую на себе это потустороннее влияние. Мистика, реальность — где между ними разница? Не знаю. Во всяком случае, в работе мне очень важен диалог с работой. Если он состоялся — то вещь получается. Я обычно готовлюсь к работе — читаю специальную литературу, чтобы я мог знать и понимать образ. А потом уже начинается этот внутренний диалог. Он может быть напряженным, может даже идти спор со Спасителем.

— Есть работы на христианскую тематику?

— Да. И я задумал к своему пятидесятилетию большую серию работ под общим названием «Свята Київська Русь». Вероятно, с возрастом начинаешь думать уже о душе. Среди работ будет и Спаситель в технике соединения флорентийской мозаики, когда соединяются камни различных цветов и полуобъемное изображение, соединение камеи с мозаикой.

— Считается, что камни несут в себе заряд энергии. А Вы ощущаете энергетику камня?

— Я работаю с разными камнями и стараюсь не принимать действие камней на себя лично, оградить себя от их воздействия. Создать определенный заслон. К тому же, я не приверженец методики применения камней по их свойствам. Сравнительный анализ привел меня к мнению, что в разных культурах, в разных системах камни часто наделяются взаимоисключающими свойствами и характеристиками. Например, мы воспринимаем агаты как лечебный и благотворный камень. А для арабов агат — это камень печали и смерти. Поэтому воздействие камня я оставляю на усмотрение и ощущение владельца — пусть мистические, метафизические характеристики он присваивает этой вещи сам, вкладывает в него то, что ему хочется. А я абстрагируюсь. Моя задача — вложить художественное содержание в работу. Донести какую-то мысль. А потом геммы начинают жить своей жизнью. Есть геммы, с которыми владельцы не желают расставаться никогда. Вот эту камею — «Поклонение волхвов» (показывает в альбоме — А.С.) владелец носит, не снимая вообще, даже жене в руки не дает. Считает этот камень своим охранником.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования