Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Колонка редактора стр. 2
Неделя стр. 3
Власть стр. 4
Политика стр. 5
Среда обитания стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Социум стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Культурный разговор стр. 18
MediaPost on-line
Блеск и нищета старой усадьбы
Дело «Эксимера» может сойти на нет
Вот такая она — современная оппозиция
Колонка редактора
культурный разговор Стр. 18
 Театральный смотритель 

В тоске по неподдельности

Евгений Русабров

Накануне гастрольного турне по маршруту Киев — Днепропетровск — Одесса — Ивано-Франковск — Львов театр-студия «Арабески» показал харьковчанам новую редакцию своего последнего спектакля «Критические дни».

Каким-то странным образом в «Арабесках» сочетаются крайние противоположности.

Это, конечно же, театр авторский (чтобы не сказать — авторитарный), театр Светланы Олешко — генератора идей и организатора их воплощений, режиссера и сценариста всех девяти спектаклей, поставленных со дня основания театра-студии.

Но в то же время «Арабески» — это театр, где обитает дух коллективного творчества и царит культ команды.

Иногда даже создается впечатление, что в участниках творческих проектов «Арабесок» в первую очередь ценятся качества командного игрока, а уже потом художественная одаренность и профессиональное оснащение. Светлана Олешко может рискованно доверить сложные, ответственные роли начинающим или даже непрофессиональным исполнителям. В той или иной степени такой подход негативно отражается на «конечном продукте». Но нужно отметить и то, что у руководителя театра есть чутье на талантливых людей, и есть трудолюбивое терпение, которое позволяет в конце концов добиться близких к желаемым результатов.

Подавляющее большинство тех, кто попадает в присущую «Арабескам» атмосферу требовательного доверия и настойчивой совместной работы, довольно быстро выявляют способность к творческому и профессиональному росту. Забегая вперед, скажу, что очень непростые исполнительские задачи, поставленные перед актерами «Критических дней», оказались им вполне по силам.

Кстати, и сама Светлана Олешко в течение последнего десятилетия быстро училась и профессионально росла как руководитель театра и режиссер-постановщик.

Еще несколько лет назад спектакли «Арабесок» с постановочной точки зрения представляли собой вариации на темы азбуки актерского мастерства, в их основе просматривались элементарные упражнения по сценическому движению и речи (это и не удивительно, если учесть, что как основатели, так и большинство нынешних исполнителей «Арабесок» — студенты или недавние выпускники театрального факультета Харьковского государственного университета искусств им. Котляревского).

Но потом стали появляться три последние пока что постановки театра, в которых сложность и разнообразие художественного языка, степень его «постмодерности» росли почти в геометрической прогрессии.

Впрочем, ощущения перебора средств не возникает. В «Критических днях» легко сочетаются танцевально-акробатическая пластика и элементы психологического театра, персонажи-актеры и персонаж-кукла, одушевляемый теми же актерами в открытом приеме, импровизированный театр теней и — на том же экране — черно-белые и цветные слайд-фильмы, оригинальная партитура джазовых композиций замечательного польского музыканта Николая Тшаски, а также динамическая сценография, складывающаяся из функциональных, подвижных, быстро меняющих архитектонику сцены фрагментов (художники-постановщики — Вика и Влад Юрашко).

Основной темой театра в последние годы стал откровенный до шокирующих подробностей разговор о моральной деградации духовно опустошенного, ценностно дезориентированного современного молодого человека — будь то юноша или девушка. Светлану Олешко трудно обвинить в феминизме. К женским персонажам своих спектаклей она относится даже жестче. Может, потому, что чувствует и понимает их лучше, судит пристальнее, а возможно, как художник, интуитивно ощущает убедительность такого сюжетного хода: уродство души и грубость сердца в привлекательной оболочке юной женственности действительно поражает зрителя. Вслед за режиссером безжалостно судят своих героинь и актрисы «Арабесок».

Приемы, которые с бесшабашной смелостью использует театр в «Критических днях», не так уж просты в обращении и могут, выходя из-под контроля, производить неожиданный для постановщиков эффект. Скажем, назойливость аудио-визуальной рекламы гигиенических тампонов, хотя и поданной иронично, заставляет некоторых неискушенных (а может, как раз, — достаточно «искушенных») зрителей заподозрить театр в корысти и проведении рекламной акции. На самом же деле, сверхзадача спектакля — разоблачение бездуховного потребительства, символом которого становится вся та индустрия, что призвана доставлять удобства и удовольствия телу, отвлекая от забот о душе.

Достойно уважения то, как буйная режиссерская фантазия Светланы Олешко разглядела в тихом по интонации и скромном по событийному ряду рассказе Джерома Сэлинджера все то, что мы увидели в спектакле. Кроме двух подружек, бывших однокашниц (актрисы Наталья Цимбал и Валерия Полянскова), участниками их затянувшейся вечеринки становятся некие полуреальные молодые люди, — в старину персонажей, подобных исполненным актерами Михаилом Барбарой и Павлом Савельевым, называли дзанни. Наши «дзанни» по ходу действия оказываются то прилежными слугами девушек, то их кавалерами, а то и самостоятельными героями.

Правда, с этой самостоятельностью в спектакле вышел перебор. Вряд ли стоило сочинять что-то вроде индийского фильма, по сюжету которого муж главной героини — Элоизы — оказался этаким мачо-насильником, а к тому же убийцей ее бывшего жениха. В рассказе этот жених и возлюбленный, будучи во время войны в армии, погибает, тем не менее, подчеркнуто негероично, буднично, в результате несчастного случая. Да и муж Элоизы — вовсе не монстр, не насильник, не убийца, а всего лишь самодовольный болван. И дело, конечно, не в том, что в спектакле что-то не так, как у Сэлинджера, а в том, что кровавая — пусть даже опять с добавлением иронии — мелодрама смещает акценты, делая героиню актрисы Натальи Цимбал жертвой исключительных событий и выдающихся злодейств. На поверку весь ужас нашего духовного падения заключается в убаюкивающей постепенности и обыденности, с которой мы грузнем с годами в болоте пошлости. И ведь спектакль в целом именно об этом. Есть в нем ощущение подлинно сэлинджеровского исподволь созревающего бунта против духовного мещанства, сэлинджеровской тоски по настоящему, неподдельному.

То, что делают «Арабески», может шокировать, вызывать ожесточенные споры, радовать или огорчать, безоговорочно приниматься или отвергаться. Бесспорно одно: без «Арабесок» театральный Харьков был бы куда как беднее и скучнее.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования