Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Колонка редактора стр. 2
Неделя стр. 3
Власть стр. 4
Политика стр. 5
Среда обитания стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Социум стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Культурный разговор стр. 18
MediaPost on-line
Дело «Эксимера» может сойти на нет
Вот такая она — современная оппозиция
Колонка редактора
Блеск и нищета старой усадьбы
социум Стр. 15
 Процесс 

Глаз народа

Евгения Цинклер
журналист


Самый громкий медицинский скандал последнего времени — так называемое «Дело «Эксимера»» — может плавно сойти на нет, — боятся пострадавшие. Двадцать два пациента в возрасте от 32 до 82 лет, обратившихся в эту клинику, чтобы восстановить зрение, потеряли его на прооперированных глазах навсегда. «Дело «Эксимера»» тянется уже три с половиной месяца. Два месяца с небольшим — как оно перешло в правовую плоскость. Конца пока не видно. По крайней мере, работники прокуратуры сейчас не берутся даже приблизительно прогнозировать сроки окончания следствия. Но к каким бы выводам ни пришли в конечном итоге следователи, представители «Эксимера» не скоро почувствуют, что эта история окончательно забылась (ущерб репутации этой международной сети офтальмологических клиник нанесен изрядный), а пострадавшим уже не удастся забыть о случившемся никогда.

Слепота вместо прозрения

20 ноября прошлого года в харьковском «Эксимере» двадцати двум пациентам были сделаны операции по удалению катаракты. Операции делал известный московский хирург-офтальмолог (он же — медицинский директор сети «Эксимер») Кирилл Першин. Казалось, процесс замены хрусталиков прошел успешно, однако уже через несколько часов у всех пациентов на прооперированных глазах начало стремительно развиваться воспаление, так что людей пришлось госпитализировать и повторно оперировать — некоторых по три-четыре раза. Причина массового инфицирования была установлена довольно быстро: в остатках раствора, который использовался во время операции, специалисты санэпидстанции обнаружили синегнойную палочку — опаснейший микроорганизм, вызывающий очень тяжелое воспаление и почти не оставляющий шансов на спасение зрения.

Семерых человек «Эксимер» отправил самолетом в Московский институт глазных болезней им. Гельмгольца, остальными специально прибывшие из российской столицы специалисты занимались в харьковской больнице им. Гиршмана. Однако результат оказался практически одинаков для всех двадцати двух пациентов — утрата зрения на прооперированных глазах.

— Сделано было все возможное, но состояние глаз больных в тот момент, когда мы их увидели, было слишком тяжелым, — комментирует главный офтальмолог Харьковской области Дмитрий Мирошник. — У всех пострадавших диагноз «эндофтальмит» — по сути, это гной, который буквально расплавляет глаз. С таким диагнозом восстановить зрение не удается практически никогда.

— После того, как моей маме сделали операцию, я подошла к доктору, приехавшему то ли из Киева, то ли из Москвы, и спросила, есть ли надежда, что мама будет видеть. Он мне ответил резко и с раздражением: «О каком зрении может идти речь, если решается вопрос жизни!» — рассказывает Лидия Спивак. Ее 75-летняя мама Надежда Гавриленко теперь полностью потеряла зрение. Один глаз у нее не видел с самого детства, а второй после четырех перенесенных операций пришлось зашить. Полностью ослеп и еще один пациент «Эксимера», 67-летний ялтинский винодел (теперь уже бывший) Николай Павленко — он был единственным, кто решился 20 ноября сделать операции сразу на двух глазах. Все остальные ослепли на один — прооперированный — глаз.

Кто ответит?

Николай Павленко стал первым, кто подал иск к «Эксимеру» — его делом сейчас занимаются Таганский райсуд и прокуратура Центрального округа Москвы (Николай Михайлович обратился в суд еще во время лечения в институте им. Гельмгольца, а после выписки остался жить в российской столице у своего сына).

Харьковские правоохранители, по словам прокурора области Василия Синчука, о случившемся узнали «из средств массовой информации, а не из органов здравоохранения». Уголовное дело было возбуждено 30 декабря по статье 140 ч. 1 Уголовного кодекса Украины «Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником». Самое тяжелое наказание, предусматриваемое этой статьей — лишение свободы на срок до двух лет.

Главный вопрос, на который предстоит ответить работникам прокуратуры, это каким образом синегнойная палочка попала в раствор, а значит, кто виноват в том, что 22 человека потеряли зрение на прооперированных глазах. Основные версии — занесение инфекции непосредственно в клинике и получение изначально зараженного медицинского препарата от производителя (американской фирмы). Сейчас в областной прокуратуре отказываются комментировать ход следствия и даже приблизительно не говорят, когда можно ожидать каких-либо результатов.

Тем временем пострадавшие пациенты «Эксимера» боятся, что, пока будет тянуться расследование, о них просто забудут. Некоторые уже подписали с клиникой мировое соглашение, по которому клиника обязалась вернуть им уплаченные за операцию деньги (в среднем около тысячи долларов) и обеспечивать пожизненное офтальмологическое обслуживание. Остальные намерены отстаивать свои права в суде: говорят, лечения в «Эксимере» они теперь боятся, а деньги за операцию им должны были вернуть и без всякого соглашения. Возмущены пострадавшие и самой формулировкой мирового соглашения, где предлагается признать, что «Эксимер» совершенно ни в чем не виноват: «Пациент признает и утверждает, что вины клиники в возникновении заболевания нет; причинно-следственной связи между действиями клиники при проведении операции и возникновением заболевания нет». Закрепляет это утверждение пункт раздела о правах и обязанностях пациента, где пострадавший обязуется «не предо-ставлять без согласования с клиникой кому-либо какую бы то ни было информацию, противоречащую утверждениям пациента, приведенным в этом соглашении».

— Мы не просто потеряли зрение, одному человеку глаз пришлось удалить, кому-то зашили веки, и они срослись, у многих депрессия, потому что люди чувствуют себя обузой для родных, кто-то даже оказался в психиатрической больнице, и никто из нас не знает, не даст ли перенесенная болезнь осложнений на второй, еще здоровый глаз. Теперь мы потребуем моральной компенсации, и эта сумма будет намного больше, — говорит 32-летний Роман Баланюк, самый молодой пострадавший.

Вначале Баланюк пытался договориться с клиникой о компенсации в 5 тысяч долларов. По его расчетам этого должно было хватить для того, чтобы отдать занятые на операцию деньги, продержаться ближайшие полгода (минимальное время, которое нельзя работать по медицинским показаниям) и получить новую профессию (работать маляром, как до операции, Роман уже не может). Не дождавшись ответа от руководства «Эксимера», Баланюк объявил бессрочную акцию протеста и вышел под стены клиники с плакатом ««Эксимер», верни мне глаз!». Но уже через два дня слег с серьезной простудой и очень испугался — оказалось, что молодой человек, до этого не знавший, что такое болезнь и почти никогда не употреблявший таблеток, не может вылечиться от мелкой хвори без антибиотиков. В этом Роман тоже видит последствия послеоперационного лечения, когда пострадавшим приходилось принимать сильнодействующие лекарства «лошадиными дозами».

Во сколько оценить утраченные глаза и изуродованные лица, пациенты «Эксимера» пока не знают. Однако известно, что Николай Павленко в своем иске требует компенсировать стоимость операции и возместить ущерб в размере около 10 млн. рублей (это около 350 тыс. долларов). Как бы то ни было, заниматься судебными разбирательствами пациенты намерены уже после оглашения результатов следствия.


32-летний Роман Баланюк - самый молодой пострадавший. Ослепнув на один глаз, он потерял работу

«Врач не виновен в отравлении пациента»

«Эксимер» пока занимает выжидательную позицию, комментировать произошедшее избегает и вину свою не признает. Через несколько дней после происшествия киевский директор «Эксимера» Владислав Слокатович сообщил журналистам, что представители клиники «сами заинтересованы в том, чтобы добиться правды и рассказать о ней пациентам» и предложил подождать результатов расследования. Примерно в то же время Кирилл Першин, сделавший фатальные операции в Харькове, прокомментировал для газеты «Коммерсантъ» произошедшее таким образом: «Представьте, что врач выписал человеку анальгин, а в упаковке вместо анальгина оказался цианистый калий. Врач несет ответственность за пациента, но не виновен в его отравлении».

Медиа-группе «Объектив» удалось получить официальный ответ от штаб-квартиры «Эксимера» в Санкт-Петербурге. Судя по комментарию начальника службы информации Светланы Селезневой, специалисты «Эксимера» считают, что в случившемся виновата не клиника, а поставщик зараженного медпрепарата. Цитата: «В результате проверки, проводившейся по требованию ООО «Офтальмологическая клиника Эксимер г. Харьков», комиссией из специалистов облздрава, санэпидстанции и др. установлено, что в операционных, на оборудовании и у медицинского персонала не было найдено возбудителей инфекции. После проведения специалистами СЭС необходимого анализа в двух упаковках физраствора, сертифицированного на территории Украины, с непросроченным сроком годности, без нарушений правил хранения, был обнаружен возбудитель, вызвавший острое воспаление глаз прооперированных 20.11.04 пациентов. ООО «Офтальмологическая клиника Эксимер г. Харьков» подала исковое заявление к поставщику о возмещении ущерба, связанного с поставкой некачественного медицинского препарата».

Сказано!

Роман Баланюк, пострадавший:

- Профессор Быков, который оперировал нас в Москве, увидев меня, сказал: «Эх, тебя бы ко мне дня четыре назад!..» Действительно, к тому времени наши глаза уже были похожи на манную кашу, а если бы нас прооперировали в первый же день, то, может быть, удалось бы спасти зрение хотя бы частично... Мы оказались заложниками системы. Ведь в «Эксимере» работает «накопительная» система: набралось два десятка человек - приехал хирург и в один день всех прооперировал. А если бы там операции шли ежедневно, то их было бы не больше двух-трех в день, значит, и последствия заражения были бы не такими страшными...

Светлана Селезнева, начальник службы информации «Эксимера»:

- Разработка методики лечения проходила с привлечением консилиума ведущих врачей-специалистов из разных городов и даже зарубежных стран. Корректировка лечения и назначения производились совместно с ними ежечасно. Всю необходимую помощь пациенты получали. Комиссия, проводившаяся по этому вопросу, подтвердила правильность выбранной тактики лечения и назначений. Делать выводы о том, как, когда и при использовании каких средств должно было производиться лечение, могут только специалисты, и, озвучивая различные обвинения, журналисты должны понимать, что они таким образом ставят под сомнение практически всю современную медицину и офтальмологию.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования