Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3,4
Социум стр. 5,6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Лица стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Игрища стр. 18
MediaPost on-line
Колонка редактора
Почему уходит Заваров
МАУП. История продолжается
Неделя Стр. 4
 Авиа(на)строение 

И вновь продолжается суд

Елена Львова
MediaPost


Судебная дуэль между Харьковским авиазаводом и киевским АНТК имени Антонова разгорелась с новой силой. На подогреве, похоже, выступил Президент. В пятницу стало известно о том, что Виктор Ющенко подписал указ о создании научно-производственного объединения «Антонов» на базе этих двух предприятий и Киевского авиазавода «Авиант», а в понедельник юридическая фирма «Ильяшев и Партнеры» распространила информацию о том, что Киевский апелляционный хозяйственный суд запретил участие ХАЗа в объединении с любыми юридическими лицами и арестовал счета предприятия. Такого оборота событий генеральный директор ХАЗа Павел Науменко, по его словам, не ожидал.

— Я обнаружил эту информацию в интернете и по телевидению, но больше я ее нигде не обнаружил. У нас такой информации об аресте счетов нет. Мы работаем, как и работали. И я уверен, даже если есть какое-то судебное решение, оно, как и в прошлый раз, будет немедленно при его получении обжаловано. Нам не смогут помешать нормально работать, пускать самолеты и продавать их, хотя те люди, которые делают, скажем так, негативный пиар, уже не чураются никаких методов

— «Ильяшев и Партнеры» утверждают, что тот же суд своим постановлением подтвердил запрет на участие Харьковского авиазавода в объединениях с любыми юридическими лицами, и теперь тем, кто занимается созданием авиаконцерна грозит привлечение к уголовной ответственности за неисполнение судебного решения.

— Такое постановление суда действительно было. Но затем апелляционный суд того же города Киева удовлетворил нашу жалобу и отменил это решение. Это было 18 мая. Если еще какое-то новое решение появилось, значит, мы будем его также обжаловать в соответствии с законом в определенном порядке. А фирме «Ильяшев и Партнеры» я порекомендовал бы, если имею право на такую рекомендацию, заниматься юридическими вопросами, а не пиаром.

— А как Вы прокомментируете недавнее обращение трудового коллектива АНТК, в котором ХАЗ называют банкротом, а Вас — виновником его банкротства?

— Когда принималось это обращение?

— 24-го числа.

— Вы были на этом собрании?

— Нет, я цитирую по информации Интерфакса.

— А кто-то был на этом собрании, кто мог бы подтвердить, что это обращение хотя бы зачитывалось, чтобы члены трудового коллектива хотя бы услышали, что от их имени будет положено на бумагу? Я думаю, это вопрос не ко мне, скорее, а к участникам собрания, которое проходило.

— И все-таки с Вашей точки зрения...

— С моей точки зрения на сегодняшний день идет спланированная кампания, цель которой — не допустить интеграции авиационной промышленности в нашей стране. При этом те, кто являются инициаторами этой кампании, — это люди, которых меньше всего заботит судьба авиации. К сожалению — я это констатирую.

— Вы можете назвать этих людей?

— Я не хотел бы выглядеть в роли обвинителя. Я — генеральный директор Харьковского авиационного завода. Я знаю одно: та позиция, которую высказывал и отстаивал, поверьте, в очень серьезной борьбе Харьковский авиазавод, принята. Подписан Указ Президента о создании национального научно-производственного объединения «Антонов» и это уже очень серьезно. Это значит, что те доводы, тот глубокий финансово-экономический анализ, который был нами сделан, принят и процесс уже пошел

— А как же противостояние ХАЗа и АНТК имени Антонов? Объединение, в котором составные части все время будут грызться между собой, абсолютно бесперспективно.

— Никакого противостояние между АНТК имени Антонова и Харьковским авиационным заводом, который уже на протяжении 20 лет производит самолет марки «Антонов», нет и не было. Никакого. И я уверен, в будущем никакого противостояния не будет. Есть действия отдельных лиц, ошибочные действия, которые приводят к очень серьезному ущербу. Вы думаете, что интернет читают только специалисты? Вы думаете, что газеты, в которых пишут о подобного рода конфликтах, выписывают только те, кто имеют к этому конфликту какое-то отношение? Нет, конечно. Их читает весь мир. И думать о том, что наши судебные тяжбы никак не отразятся на имидже авиационной промышленности, на будущих контрактах, это большая иллюзия и заблуждение. Я постоянно говорю — если возникают какие-то спорные моменты, мы должны решать их за круглым столом, а не выносить на всеобщее обозрение. Но здесь-то между нами и АНТК и спора нет. Здесь, по сути дела, все поставлено на режим создания общественного мнения. Это подтверждает то, что люди — инициаторы этого процесса — противодействуют объективному процессу интеграции и далеки от того, чтобы авиационная промышленность работала эффективно

— Но вы не хотите называть этих людей. Может, хотя бы намекнете, они сотрудники АНТК или госслужащие?

— Это разные люди (смеется). Они используют совершенно разные формы, методы, подчас крайне примитивные, основанные на лживых посылах, которые определяют негативный, на их взгляд, образ нашего предприятия и сопоставляют его с позитивным образом АНТК Антонова или же завода Авиант. Я сразу же хочу сказать, я не буду разбирать по полочкам какие-то «претензии», которые нам предъявляют. Я могу сказать одно: давайте сопоставим цифры. В СНГ Харьковский авиазавод — самое результативное и самое успешное предприятие, которое производит и продает авиационную технику. Очень трудно уйти от этого факта. За последние 5 лет из 23 самолетов, поставленных в эксплуатацию авиапрому Украины, 19 произведено на нашем предприятии и продано с нашего предприятия. ХАЗ — единственный на протяжении уже многих лет на всех крупных авиасалонах мира демонстрирует реальную авиационную технику, причем показывает ее и в небе, и на земле. И результаты, естественно — это рост объемов производства на этом заводе и рост контрактных портфелей. Причем за эти годы изменилось, скажем так качество этих контрактов. Если раньше нужно было убеждать покупателей приобретать уже готовую авиационную технику, теперь мы заключаем контракты, которые финансируются с самого начала нашими покупателями. Это результат участия в многочисленных тендерах: в Египте, в Иране, в Судане, в Ливии... Список стран, где Харьковский авиационный завод одержал победу на тендере можно продолжать. В то же время АНТК имени Антонова — это наша головная организация как разработчик и это интеллектуальный стержень в области создания новых образцов авиационной техники. Безусловно, разработчик и производитель, — два звена одной цепи. Создание интегрированного объединения и предполагает, чтобы эта цепочка от маркетинга и разработки до постановки на серийное производство и продажи авиационной техники была единой и все работали исключительно на один результат — на увеличение объемов количества произведенных и проданных самолетов.

— То есть опасения сотрудников АНТК, что их организация станет «осколком, который будет финансироваться по остаточному принципу» Вы считаете беспочвенными?

— Объясните мне, как может АНТК стать осколком?! Вся авиационная промышленность мира и прежде всего ее лидеры (концерн Airbus Industries, фирма Boeing) развивают свой бизнес следующим образом. В производстве поддерживаются успешные модификации или модели самолетов. На этом строится завоевание рынка. У фирмы Boeing, Вы знаете, это очень успешный проект Boeng 737, самолет, который выпускается в очень больших количествах, большими партиями. Такой же успешный, как и А-320 у Airbus. Объемы производства и количество разных модификаций этих самолетов растут. В то же время, Boeing и Airbus вкладывают свои средства, привлекают заемные средства инвесторов в развитие перспективных проектов. У Airbus — это А-380, самый большой в мире пассажирский самолет. У Boeing — это Dream liner, самолет мечты, сейчас он называется Boeing 787. Это второе направление — перспективное, то, которое определяет будущее авиации. И в первом, и во втором направлении без мощного научного центра-разработчика обойтись невозможно. Такой же точно подход должен быть и в интегрированной структуре для того, чтобы завоевать рынок. Сегодня наши успехи весьма скромные. С одной стороны — много разработок, которые не нашли своего воплощения на рынке. Ведь по большому счету на сегодняшний день из нового поколения самолетов производится серийно только один Ан-140. Ан-70 не производится, и уже 15 лет ходим вокруг этого проекта и никак не можем ладу дать. Сколько потрачено на это денег, сколько потрачено усилий людей. Поэтому давайте не смешивать одно с другим.

— Павел Олегович, давайте все-таки вернемся к вопросу о банкротстве ХАЗа. Это правда, завод действительно банкрот?

— Две недели назад закончилась очередная очень большая межведомственная проверка деятельности нашего предприятия. И был сделан вывод о том, что завод работает стабильно. Да, финансовое состояние напряженное. Но оно и не может быть не напряженным по одной простой причине — мы постоянно расширяем объемы производства, постоянно выводим предприятие на новую ступень, чтобы выполнять заключенные контракты, чтобы привлекать на свою сторону большое количество партнеров, как внутри страны, так и из-за рубежа. Маленький пример. У нас очень много авансов, правда, те, кто нас критикуют, называют это кредиторской задолженностью, это как раз тот случай, когда говорится полуправда и делается очень большой вывод. Так на самом деле это же хорошо, что нам начали платить авансы! А посмотрите на этот показатель у ведущего производителя и разработчика Airbus Industries! То количество авансов, которое он получил под самолет А-380, превышает всю стоимость компании многократно. Так что Airbus Industries — банкрот, следуя логике этих так называемых анализаторов ситуации? Нет, конечно. Просто нужно всегда понимать нюансы авиационной промышленности: если я получил аванс сегодня, то это означает, что самолет выйдет через полтора года, потому что существует цикл производства этого самолета. Понимаете, здесь просто делается попытка использовать околоэкономическую фразеологию в своих очень таких понятных и корыстных целях.

— ХАЗ заплатит те 27 миллионов, которые он должен АНТК по решению суда?

— Вы знаете, это еще вопрос, кто кому должен. Со стороны АНТК имени Антонова подан общий иск на сумму около 170 миллионов гривень. Из них чуть больше 70 миллионов, по мнению АНТК, это долг Харьковского авиапредприятия за роялти (использование торговой марки «Антонов», собственником которое является АНТК имени Антонова — Е.Л.), 82 миллиона — моральный ущерб, остальное — пеня и вознаграждение адвоката. Теперь долг АНТК перед ХАЗом — 137 миллионов гривень. Это сумма, которую предприятие потратило на конструкторскую доработку самолетов. Здесь моральный ущерб оценен в ноль гривень.

— Сколько из этих 137 миллионов признано судом?

— Судебной экспертизой признана вся сумма.

— А решения нет?

— Решения суда пока нет*. Чтобы доказать эту цифру, мы представили суду около 5 тысяч документов. Вы представляете, чем мы занимаемся? Вместо того чтобы вместе строить и продавать самолеты. Так вот. Кто кому должен? Это вопрос не судебного порядка. Это вопрос взаимоотношений между разработчиками и производителями. Скажите, пожалуйста, может ли быть ситуация, когда конструкторское подразделение компании Boeing подало в суд на производственное подразделение компании Boeing, а то ответило встречным иском?

— Во всяком случае, я о ней не слышала.

— Такой ситуации не может быть в принципе, поэтому вы о ней и не слышали. То, что происходит, ненормально полностью

— Структура объединения «Антонов» уже определена хотя бы тезисно?

— Она сейчас определяется. Кабинету министров Украины в соответствии с Указом Президента поручено организовать работу по юридическим аспектам создания такого объединения и определиться с той командой, которая будет в этом объединении. Точную структуру будет определять уже либо сам Кабмин, либо назначенная им команда. Глобально это будет выглядеть скорее всего таким образом: каждый участник сохранит права юридического лица, а объединению будет делегировать ряд функций (маркетинг, продажи, стратегическая политика и т.д.). Все это будет делаться прозрачно, с учетом различного рода мнений, и самая главная, на мой взгляд, задача такого объединения — не допустить в будущем подобного позора, который мы имеем на сегодняшний день. Я имею в виду конфликты, информационную войну, взаимные судебные иски и т.д.

— Вы видите свое место в авиаконцерне?

— Я — генеральный директор Харьковского авиационного завода. Я вижу себя, по крайней мере, на том месте, которое я сегодня занимаю.

— А на более высоком?

— Это будет решать правительство, пусть решает.... Вы что хотите от меня услышать: возглавлю я это объединение или нет?

— Да.

— У меня есть свои взгляды на развитие объединения. Мы работаем сплоченной командой в этом отношении. Будет поручено — будем выполнять это поручение. Не будет поручено — значит, будем работать на нынешнем месте и продолжать проникновение на международный рынок и увеличение наших поставок уже в рамках объединения.

* Во вторник, спустя час после интервью стало известно о том, что Харьковский хозяйственный суд обязал АНТК имени Антонова выплатить ХАЗу 117 миллионов гривень. Но в силу это решение так и не вступило. Киевляне подали апелляцию.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования