Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Политика стр. 4,5
Экономика стр. 6
Афиша стр. 7
стр. 8
стр. 9
стр. 10
стр. 11
стр. 12
стр. 13
стр. 14
Тема стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Культурный разговор стр. 18
MediaPost on-line
часы от президента России
Колонка редактора
нет утечке мозгов!
«Как много нам открытий чудных...»
неделя Стр. 2
Также на странице:

На смерть диссидента

Филипп Дикань
Агентство "МедиаПорт"


Умер Генрих Алтунян. Ушел еще один человек той эпохи, когда требовалось немалое мужество, чтобы сказать правду. Впрочем, всегда требуется определенная смелость, чтобы говорить правду — она ведь глаза колет. Но еще совсем недавно за то, что человек не соглашался с «линией партии», с большинством, мог сказать: «Я думаю не так, как вы», — ему «светила» тюрьма.

Именно за убеждения дважды прошел через тюрьму Генрих Ованесович Алтунян. По мрачному счету того времени он «нарывался» на решетку давно, еще до того, как познакомился с людьми, которых называли диссидентами, и стал читать запрещенную литературу. Например, осенью 1964, когда Хрущева сняли с должности первого секретаря ЦК КПСС, по всей стране проводились собрания трудовых коллективов, чтобы выразить единогласное «да!» мудрой политике партии. Алтунян — он тогда преподавал в Харьковском высшем авиационном военно-инженерном училище — потребовал, чтобы в протокол занесли его особое мнение: он не доверяет советскому руководству в лице товарищей Брежнева, Микояна и Подгорного, потому что всего лишь полгода назад эти деятели на юбилее Хрущева говорили о том, какое великое счастье, что Никита Сергеевич руководит страной. Это несмотря на то, что Генрих Алтунян был секретарем парторганизации кафедры. Тогда, на собрании, «демарш» Алтуняна как бы не заметили, вспоминал в автобиографической книге «Цена свободы» Генрих Ованесович. Припомнили через четыре года, когда исключали из партии, дескать, вы давно не доверяете партийному руководству. Это приравнивалось практически к преступлению.

Генрих Алтунян абсолютно соответствовал солженицын-скому принципу «жить не по лжи». Он так и жил. А ведь сколько раз мог отказаться от своих убеждений, как делали многие. Из-за убеждений Генриха Ованесовича доставалось, понятное дело, семье: жена годами не видела мужа, сын не смог учиться в МГУ, ему пришлось устроиться дворником. А однажды Генриху Алтуняну пришлось «перешагнуть» через собственную мать — она на коленях умоляла сына отступиться. Но он не изменил своим принципам. Генрих Ованесович потом говорил, что это был один из самых тягостных моментов в его жизни, его боль.

Удивительно, что за годы мытарств по тюрьмам, борьбы, которая наверняка многим казалось вечной, а потому где-то бесполезной, Генрих Алтунян не стал брюзгой, не обозлился. Все, кто общался с Алтуняном, отзываются о нем, как об исключительно добром человеке. Добром не только к окружавшим его в тюрьмах уголовникам, но и — что вдвойне удивительно — к гэбистам, которые так досаждали ему. Генрих Ованесович всегда был готов простить. Известен случай, когда в начале 90-х Алтунян не подал руки гэбисту, который арестовывал его в 1980-м году. Однако когда тот же человек чуть позже сообщил ему о реабилитации и извинился от имени КГБ и своего лично, Генрих Ованесович первым протянул ему руку.

Пожалуй, единственные, к кому Алтунян относился всегда плохо и никогда не прощал — антисемиты. «Я даже выработал такое правило. Если человек антисемит, то, будь у него хоть семь пядей во лбу, он мне не интересен, ибо он негодяй. Обратный тезис не работает, то есть не каждый негодяй антисемит, но каждый антисемит — негодяй. Или, скажем, не каждый семит — человек порядочный. Подытоживая жизнь, могу сказать, что этот принцип меня ни разу не подвел» (Генрих Алтунян «Цена свободы»).

Давние друзья Алтуняна (Евгений Захаров, сопредседатель Харьковской правозащитной группы, поэтесса Марлена Рахлина) говорят о его необыкновенном обаянии. Рахлина вспоминает, что во время застолий Генрих Алтунян становился тамадой, причем происходило это совершенно естественно. А в первой Верховной Раде независимой Украины Генрих Ованесович был, по словам его соратника и друга Владимира Филенко, кем-то вроде патриарха — к нему депутаты частенько обращались за советом. По словам Филенко, авторитет Алтуняна был сопоставим с авторитетом Черновола.

Интересно, боялся ли Генрих Алтунян? Я имею в виду, испытывал ли он обычное чувство страха? Думаю, если не за себя, то за семью, за друзей — наверняка. Но — преодолевал. Опять же, убеждение, что правда — превыше всего, что нельзя и невозможно жить за бетонной стеной лжи, оказывалось выше самых трудных, возможно, невыносимых условий, в которых оказывался Алтунян, помогало преодолеть любые обстоятельства — а тюрьма ломала многих. Бесспорно, Генрих Алтунян был смел. И отстаивая собственные принципы, и защищая слабых — чужих, незнакомых людей. Уверен, что и поэтому Генрих Ованесович, отсидевший два срока, с отчаянной уверенностью бойца, как-то по-молодецки, бросился на защиту свободы в августе 91-го года во времена ГКЧП и совсем недавно, поздней осенью прошлого года, во время президентских выборов в уже давно независимой Украине. И в 1991-м, и в 2004-м он говорил тем, кто был с ним, что это, может быть, единственный шанс остаться человеком.

В многочисленных некрологах и статьях о Генрихе Алтуняне прежде всего вспоминают его диссидентскую и правозащитную деятельность. Как-то, надеюсь, случайно упуская, что от нас ушел, прежде всего, интеллигент. На мой взгляд, один из последних. К сожалению. Если меня спросят: что такое интеллигент, я не смогу ответить сразу и однозначно. Зато я точно знаю, кто такой интеллигент. Генрих Алтунян.

P.S. За годы диссидентства Генрих Алтунян был под постоянным наблюдением людей в погонах — КГБ и милиции. Так получилось, что прощание с Генрихом Ованесовичем прошло в ДК милиции. Во время панихиды почему-то ко мне подошла женщина и спросила: «Неужели и здесь под присмотром?»

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования