Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Мегаполис стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8
О душе стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14
Лица стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Игрища стр. 18
MediaPost on-line
Кушнарев поставил Шаповалова в неудобное положение
Новое веяние — фальшивые книги
Колонка редактора
сколько получает простой слуга народа?
лица Стр. 15
 Фальшивка 

Первая рокировка

Анна Силаева
Агентство "МедиаПорт"


Спешите прочесть! Торопитесь купить! Литературный шедевр — на новый лад! Мировые хиты — в украинской аранжировке! «Первый Меровинг»! «Рокировка»! На украинских книжных рынках появились, а потом исчезли поддельные бестселлеры. Неизвестные авторы с выбором псевдонима не стеснялись, предпочитая имена известные, раскрученные, чтобы не тратиться на рекламу и пиар-кампанию — Дэн Браун и Борис Акунин.


А не самопал ли?
Правда, книгочеи-ценители, сгоряча купившие новинки, стали сомневаться уже на втором предложении, а к концу первой страницы уже и не сомневались — подделка.

Настоящие Дэн Браун и Борис Акунин заявили, что произведений под названием «Первый Меровинг» и «Рокировка» (соответственно) не писали. И заодно не читали. Мол, достаточно того, что «Изя напел». «Мне хватит цитат оттуда, которыми уже несколько дней «услаждают» мой слух близкие, — сказал в интервью российской газете «Ведомости» Борис Акунин, в миру — Григорий Чхартишвили. — Не хватало еще, чтобы читатели подумали, будто это какие-то мои пиаровские затеи или, упаси Боже, что я вправду написал такую галиматью».

Не удостоились «романы» фееричного разноса и от критиков: профессиональные «читатели» не посвятили «новинкам книжного мира» ни строчки. Это наводит на мысль: произведения настолько плохи, что у критиков просто нет слов.

Автору этих строк ни «Рокировку», ни «Первый Меровинг» прочесть тоже не удалось. На харьковском книжном рынке на вопрос «есть ли в продаже?» опускают глаза. Варианты ответа разные: от «Были. Закончились» до «Нет и не было». То ли действительно покупатели разобрали, то ли сами продавцы разобрались.

На самом деле, как рассказали словоохотливые торговцы, книги на рынке все-таки были. «Рокировка» — только один день: появилась и сразу же исчезла из продажи. Российский писатель Акунин, в отличие от американца Дэна Брауна, на выход в свет «Рокировки» отреагировал достаточно быстро. Правда, сдержанно: ни сам Акунин-Чхартишвили, ни его литературные агенты не собираются инициировать поиск и наказание «фальшивокнижников» (автор считает, что это — дело правоохранительных органов). Но сигнал поступил, и торговые компании, которые дорожат своим именем, от распро-странения подделки отказались. Дэну Брауну повезло меньше: тираж «Первого Меровинга» почти весь разошелся. Сколько «левых шедевров» успели продать, торговцы не признаются, но рассказывают, что уходили «новинки» хорошо, а цена на них соответствовала популярности и литературной репутации авторов (Браун и Акунин не обиделись бы — шутят на рынке) — до 40 грн.

Авторство и выпуск псевдобестселлеров издатели (в частности «Захаровъ») единодушно приписывают Украине. Обвинения в адрес отечественных издателей, конечно, обидны. Но подтвердить их, впрочем, как и опровергнуть, — почти невозможно.

Аргументы в пользу версии «Украина — книжный пират» есть. Книги продаются в основном в нашей стране — в России, например, их почти нет. Это, по мнению директора харьковского издательства «Фолио» Александра Красовицкого, говорит о том, что, скорее всего, печатали тиражи действительно здесь: «Это можно определить по интенсивности реализации. Потому что ввозить из России сюда, чтобы здесь продавать — нет смысла. Проще здесь напечатать». Доказать авторство, считает Красовицкий, можно, но крайне сложно: «Можно отследить, допустим, сорт бумаги. Лабораторным анализом определить, если это бумага Жидачевского комбината, которая производится в Украине и почти не вывозится за рубеж, можно поймать на этом. Но я не думаю, что кто-то делал лабораторный анализ. А вот конкретную типографию определить практически невозможно: краска у всех одинаковая, переплетное оборудование, конечно, разное, но я не представляю себе такую экспертизу».

Желания искать виноватых и оправдываться ни у потерпевшей, ни у обвиняемой стороны нет. Хотя... желание, может быть, и есть — нет возможности. Книжное пиратство, как и воровство в принципе, явление вечное и неистребимое, как само человечество — полушутя сетуют издатели. И утешаются глубокой и беспросветной неприбыльностью книгоиздательства вообще (с оттенком лукавства) и книжного пиратства в частности (с чувством неприкрытого удовлетворения): «Потому что при тех малых тиражах книг, которые потребляются в Украине, невыгодно печатать отдельно, допечатывать пиратские копии. Издатель все равно имеет возможность получить ниже себестоимость, чем пират — за счет того, что у издателя большой тираж. Поэтому пиратство — это скорее исключение. Исключение происходит там, где: а) большие тиражи потенциально продаваемых книг, б) правообладатель не сможет доказать свою правоту — по крайней мере, до тех пор, пока основная часть тиража продастся», — констатирует Красовицкий.

Инновации в строительстве http://geos-inform.com

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования