Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Мегаполис стр. 4
Власть стр. 5
Политика стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Социум стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Игрища стр. 18
MediaPost on-line
Новые танки для армии Украины
Долги и тарифы - не все так просто
Лохматые питомцы народных избранников
Колонка редактора
афиша Стр. 7
 Фильм, который нам показали 

Стелс — технология ни фига

Олег Денежка

Чтобы сделать предмет невидимым, нужно сделать его никому ненужным.
Лоуренс Аравийский, английский шпион


Фильмы делятся на категории. Впрочем, как и все в нашей жизни. Если судить по Библии, у нас вообще все имеет крайне классовую природу: есть избранные, а есть утонувшие. И все это задумано заранее. С фильмами такая же штука: исходя из бюджета и желаний продюсеров, фильмы изначально нацеливаются на ту или иную категорию. Например, есть фильмы высшей категории, так называемой категории «А» — это голливудский мейнстрим, блокбастеры с многомиллионными бюджетами, с кучей известных актеров. Они имеют широкую рекламу, выходят сразу на сотнях экранов. Другое дело фильмы категории «Б»: как правило, дешевые боевики с несуразным сюжетом, с никому не известными — быть может, конечно, пока — актерами, адресующиеся сразу для видео, минуя залы кинотеатров. И эти два мира кино почти нигде не пересекаются.

«Почти», потому что на этой неделе они внезапно пересеклись, во время просмотра мной фильма «Стелс». Этот, полный совершенно идиотских сюжетных ходов мусорный боевичок, снят за рекордные для подобного жанра 130 млн. долларов. Как потратить огромную кучу денег, совершенно ничего не получив в результате? Спросите у режиссера Роба Коэна. Потренировавшись на «Трех иксах», в фильме «Стелс» он довел это искусство до совершенства.

Сюжет и атмосфера фильма чем-то напоминают такой же дешевенький боевик 20-летней давности «Железный орел». В нем несовершеннолетние дети героических американских летчиков на современных боевых самолетах громили «плохих парней» везде, куда хватает топлива долететь. В современной версии — приблизительно то же самое, но с помощью техники будущего и в сотрудничестве с искусственным интеллектом, проделывают уже взрослые, но не менее доблестные дяди и даже тети. Эти непревзойденные пилоты, виртуозы воздушной акробатики, доблестные воины на страже добра и справедливости и прочая и прочая и прочая, на протяжении более двух часов экранного времени успевают совершить столько глупостей, что им бы мог позавидовать даже наш депутатский корпус. Вкратце сюжет выглядит так: на одном из авианосцев ВМС США, которые, как известно, являются лучшими гарантами демократии в мире, проходят испытания наисовременнейшие невидимые бомбардировщики, и среди них один беспилотный самолет, управляемый искусственным разумом. С этим самолетом периодически происходят забавные штуки: он то ломается, то чинится, затем едва не гибнет, но спасается; и хотя зритель ожидает, что вышедшая из повиновения машина станет монстром и источником неприятностей, в конце концов этот самолет превращается в настоящего «рубаху-парня», отлично ладит с главным героем и даже спасает тому жизнь. А главным злодеем оказывается руководитель полетов, который и проталкивает программу беспилотного оружия. В чем заключается его «плохость» — мне до конца фильма понять не удалось, но он все равно застрелился. В фильме есть даже мелодраматическая составляющая: главный герой, командир всей этой высокотехнологической эскадрильи, влюблен в одного из своих пилотов. Девушку, конечно. Хотя и жаль — хоть что-то в фильме было бы забавное. Или чтобы в пилота влюбился компьютер? А-а-а... все равно. Лирические моменты фильма выглядят так, словно «Ромео и Джульетту» пересказывает преподаватель граждан-ской обороны. Несуразности же технические заметны, по-моему, и воспитанникам суворовских училищ. Например, самолеты, в шторм и ураган, с большим трудом совершают посадку на палубу авианосцев, едва сумев зацепится за тормозной крюк. Но через несколько сцен выясняется, что эти же самые самолеты способны зависнуть неподвижно на высоте как минимум 3-х километров. Зачем уродовались? Затем.

После, доблестные летчики получают задание уничтожить ядерные боеголовки в горах Таджикистана. Как они могут это сделать, спросите вы? Очень просто: взорвав! Что они и проделали. Почему ядерные заряды не детонировали, спросите у учительницы физики, которая учила режиссера.

Затем на поврежденном самолете пилот-девушка попадает на территорию совершенно дикой Северной Кореи. То, что ей, раненой (!), совершенно нормально удается сбежать от звероподобных корейцев, периодически убивая одного-двух, — это со времен «Рембо-3» уже никого не удивляет, но потом происходит чудо. Конечно же — влюбленный в нее командир несется на выручку. Ее координат у него нет. Радиомаяк выключен, что неоднократно подчеркивается в фильме. И все равно, ей не только удается выйти на границу Северной и Южной Корей, но и встретить там самолет любимого. Какова вероятность, что два человека, произвольно двигаясь на территории нескольких тысяч квадратных километров, встретятся? Дальше — дело техники, в буквальном смысле: превосходство вооружений позволяет героям снести половину Северной части страны.

В последнее время американские фильмы на военную тему очень напоминают монологи нетрезвых парней на танцах непосредственно перед дракой:

— Щас как дам!

— А я еще больше дам!!!

Но, как известно, за подобными разговорами скрывается комплекс неуверенности.

Всю страну к психоаналитику?

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования