Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Колонка редактора стр. 2
Неделя стр. 3
Власть стр. 4
Политика стр. 5
Лица стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Социум стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Игрища стр. 18
MediaPost on-line
Who is Юрий Сапронов
Спорт в перерывах спорта
Колонка редактора
День рождения художественного музея
Лица Стр. 6
 Прямая речь 

Who is Юрий Сапронов?

Елена Львова
MediaPost


Он берется финансировать самые разнообразные проекты — от стипендий талантливым студентам-каразинцам до областной федерации тенниса, от подарочного издания «Енеїди» Котляревского и фотоальбома с видами Харькова до борьбы с амброзией, это не говоря уже о помощи отдельно взятым людям, которым, к примеру, срочно нужны деньги на операцию ребенка. Почему он все это делает? И кто вообще такой Юрий Сапронов, чем он занимается, кроме благотворительности? Простые, естественные вопросы. Но найти на них ответы оказалось не так просто. У него бизнес не в Харькове и не в Украине, а за пределами страны — вот, пожалуй, и все, что могли мне рассказать о Сапронове коллеги и знакомые. Больше никаких подробностей. При первой же возможности я постаралась выяснить их у самого Сапронова.

Благотворительность

— Юрий Анатольевич, почему Вы занимаетесь благотворительностью?

— Ответов может быть несколько. Самый легкий и красивый, возможно, мой любимый ответ на такого рода вопросы: если не я, то кто? Ну, а по-настоящему, я уже об этом говорил не один раз. Я верю в Бога. Бог дал мне возможность сделаться тем, кто я есть. Я с 89-го года в бизнесе. Мне уже доказывать никому ничего не нужно. Я уже все доказал. В первую очередь себе. Я — состоявшийся бизнесмен. Мой бизнес стабильный, растущий, успешный, тьфу-тьфу. И я искренне верю в то, что раз это мне дал Бог, то я этим должен делиться с людьми.

— А Вы в Бога давно верите?

— Сложный вопрос... Меня крестили в 15 лет, вместе с сестрой, ей было 9. Крестили нас в Курской области, там жили родственники. И помню, что батюшка еще назвал сестру отроком, а я чуть ли не кинулся в церкви на него с кулаками сестру защищать...

— Вы не понимали, что происходит?

— Нет... Потом, году в восемьдесят шестом — восемьдесят восьмом — я уже учился в университете, у меня еще преподавал научный атеизм доцент Яшинов, тогда все мы были атеистами, такая была жизнь, — мы с ребятами ходили в разрушенный Свято-Пантелеймоновский храм, который тогда начали потихоньку восстанавливать, он недалеко от университета моего родного находился. И вот мы, студенты, ходили на эти руины, подрабатывали по ночам — разгребали кирпичи, получали по три рубля или по пять, я уже не помню, на переборке этих кирпичей. Потом я не ходил туда несколько лет, а когда пришел... там был очень хороший источник, он есть и по сей день. С ним связана легенда старая. Святой старец очень давно, проводя какие-то строительные работы, на этом месте ударил ломом, лом провалился и забил источник. Я заинтересовался водой из этого источника (я вообще по образованию физхимик), заказал исследования в ВНИИВО, оказалось, это самая чистая минеральная вода в городе по всем показателям. А в 94-м году я познакомился с настоятелем храма, начал с ним общаться, это был очень-очень умный человек, он и есть сейчас, может быть, тогда я начал верить в Бога.

— Как Вы выбираете проекты, которые будете поддерживать, людей, которым будете помогать? По какому принципу?

— Все должно идти и идет от сердца. Здесь нельзя сделать какой-то план развития, нельзя составить смету или какой-то бюджет, сколько я хочу потратить на меценатство, на благотворительность. Два года назад я узнал, например, что за две тысячи третий год в Харькове прооперированно 7 деток с врожденным пороком сердца. Аж на семь деток нашли деньги в бюджете на проведение операций! Я начал вникать в эту проблему. Понял, что реально тысяча долларов — и ребенок спасен. И мы сделали проект и финансируем и по сей день операции у детей с врожденными пороками сердца.

— Деньги на операции выделяете по мере необходимости или больница ежегодно получает от Вас определенную сумму и старается в нее уложиться?

— Сколько есть в Харькове и в Харьковской области деток, которые нуждаются в операции, столько операций мы финансируем. Здесь не может быть бюджета. Другой пример — Областная федерация тенниса. Это любовь, это хобби. Мне нравится теннис, поэтому я помогаю харьковскому теннису занять то достойное место, которое он должен иметь в Украине. Меня избрали президентом областной федерации только в конце января, но я думаю, что понимаю проблемы харьковского тенниса. Самая главная — отсутствие современных спортивных баз, и ну я работаю не очень много... И сегодня у меня в голове есть четкий план, что надо делать, и я уже начал реализовывать этот план. Заложены два теннисных центра. Один большой, проект порядка сорока миллионов гривень. Второй чуть меньше.

— Это центры для взрослых спортсменов или для детей?

— Развитие тенниса базируется на трех китах: спорт и теннис высшего спортивного мастерства, базы, и массовый теннис, в который входит, безусловно, и детский теннис. И, конечно же, я хочу и буду развивать детский теннис, буду искать звездочек типа Тани Перебейнос. И они у нас растут и подрастают. Есть Юля Голобородько, пятая в Европе по своему году... Много других проектов. Есть издательские проекты красивые, есть образовательные проекты красивые. Сложно ответить на вопрос, как мы находим эти проекты. Очень много людей обращается. Обращается общество глухих, обращаются матери-героини. Многие вещи мы узнаем от журналистов. Именно от вас, от Медиа-группы «Объектив», мы узнали, что есть девочка Сабина Кузенко, которой нужно срочно делать операцию. И понятно, что тут нельзя было долго дискутировать, надо быстро было принимать решение. Что мы и сделали.

— Вы проверяете информацию или верите людям на слово?

— Стараемся проверять, потому что, конечно, много в обществе и хитрости, и много лжи, и на святых моментах люди тоже, к сожалению, иногда стараются сделать маленький бизнес. Поэтому стараемся проверять, но все очень корректно. Максимально корректно, чтобы не обидеть людей.

— Один из последних Ваших проектов — борьба с амброзией. Почему Вы с ней решили бороться?

— Ни я не страдаю аллергией, ни ближайшие родственники. Я в этом году узнал только, как амброзия выглядит. Я не знал, что это за растение. Просто я понял — опять же из прессы — что это проблема, которая волнует общество и волнует харьковчан. Я начал обращать внимание, что действительно на школьных стадионах — полутораметровые заросли амброзии. Я прошел по благополучной Шатиловке и увидел, что на улицах — там тоже заросли этой амброзии. Потом я почитал, что это такое, понял, что это действительно очень нехорошее, вредное растение, которое принесло достаточно много бед. На основании развивающейся аллергии обостряются хронические болезни. Я почитал историю: Соединенные Штаты достаточно долго боролись с этой проблемой, долго, но победили, Европа боролась, победила. Значит, и мы должны когда-то победить. Губернатор проявил большой интерес к этому проекту, и мы заключили соглашение с обладминистрацией.

— Вы даете деньги на борьбу с амброзией, а что дает обладминистрация?

— Это очень важная составляющая. Она будет заниматься организацией всего этого мероприятия. Есть очень много нюансов, в которых должны помогать специалисты и профессионалы. Ну, например, я могу сам найти людей — студентов, активистов, неравнодушных — они составят карту, где растет амброзия, и начну что-то с ней делать. Сначала я думал, что сейчас мы быстренько найдем какую-то химию, позаливаем, понакрошим, понасыпем, и уйдет эта амброзия. Начал узнавать — в городе нельзя этого делать. Поэтому будем сотрудничать со всеми: и с кафедрой ботаники национального университета, и с институтом растениеводства, и с Докучаевской академией, и так далее, и так далее...

— А миллион долларов на амброзию — это не много?

— Это много. Но речь идет не об одном годе. Мы планируем потратить до миллиона долларов в течение нескольких лет: 2005-й, 2006-й, 2007-й. К две тысячи седьмому году я рассчитываю получить качественный результат. А в этом году миллион долларов потратить невозможно, даже если его выделить.

— Вы занимаетесь благотворительностью только в Харькове?

— Да. Потому что я харьковчанин. И в России. Потому что я родился и вырос в России, в Мурманской области. И так сложилось, что бизнес у меня почти двадцать лет в Российской Федерации, у меня нет бизнеса в Украине.

— Вы знаете, сколько тратите на благотворительность?

— В конце года для себя — безусловно, я знаю, сколько я трачу.

— Сумму назвать можете?

— Не хочу.

Бизнес

— Каким бизнесом Вы занимаетесь?

— Бизнес у меня в Российской Федерации уже давно, с 89-го года. Это компания, которая занимается строительством, консалтингом и инжениринг в Западной Сибири для акционерного общества «Газпром».

— Почему все-таки в России?

— Тоже очень простой ответ. В 84-м году я первый раз приехал туда бойцом студенческого строительного отряда в город Новый Уренгой. Потом ездил туда каждый год. Был командиром студенческого отряда, командиром зонального студенческого отряда. В 89-м — это был последний стройотрядовский год — мы зарегистрировали первую компанию и с 90-го года начали там работать.

— Вы — это вы и ваши компаньоны?

— Да, я и мои компаньоны, харьковчане, университетские в основном все.

— Однокашники?

— С разных факультетов, но университетские, харьковский госуниверситет.

— А стартовый капитал откуда взяли?

— Из стройотрядов. Это были очень большие деньги. Я за лето зарабатывал 2,5-3 тысячи рублей.

— И Вы их не тратили?

— Нет, что-то покупал, конечно, но что-то оставлял и был стартовый капитал к 89-му году.

— То есть у вас был абсолютно чистый стартовый капитал?

— А какой он должен быть?

— Всякий бывает.

— Но в 89-м году он был именно такой. Мне просто повезло. Повезло, что я не был на десять лет старше или на пять лет младше. Если бы был на 10 лет старше, я бы не понимал, что происходит, если бы на пять лет младше, я бы не успел, а так именно родился в то время... оказался в нужном месте в нужное время, это удача... Потом был дикий капитализм, было много грязи, много было попыток забрать бизнес, подвинуть, были разборки, как тогда это называлось...

— Вы пользовались услугами охраны, вывозили куда-то семью?

— Семья, к счастью, все время была в Харькове, а я полгода в год минимум находился в Западной Сибири. И там — да, у меня была охрана.

— А сейчас?

— Нет. Несмотря на всю критику государства и российского, и украинского, и правительства российского и украинского, но я совершенно уверен в том, что бизнес становится более цивилизованным. Сейчас уже нет того, что происходило с 90-го по 95-й. Сейчас такого нет и представить это сложно. Сейчас платятся все налоги. В первую очередь я за этим слежу и максимум, что допускаю, ошибка бухгалтера может быть. Но никаких игр с налогами, с НДС, с социальными всеми налогами, с подоходным. В это уже лет 12 мы не играем. Раньше в 90 — 93-м годах, — честно, мы в это играли, это делала вся страна.

— Почему Вы не занимаетесь бизнесом в Украине?

— Я считаю и всегда считал, что я профессионал в одном конкретном направлении бизнеса. Я его знаю, как таблицу умножения. При этом я считаю, что я хороший менеджер, если мне дать какой-то бизнес, которого я не знаю, у меня есть большая уверенность, что я его подниму. Это сейчас. Это не раньше. Сейчас есть эта уверенность. А самое главное — лет десять назад я прочитал «Аксиомы бизнеса», была такая книжка, минское издательство какое-то ее выпустило. И вот я точно помню, на сорок четвертой странице этой книги было одно из семи золотых правил Кессона, американского экономиста: из ста человек, которые до тридцати лет заработали миллион долларов, к сорока годам смогли сохранить его и преумножить 4 человека. А 96 соответственно не учли какие-то финансовые или инвестиционные риски и потеряли эти деньги. То есть эффективность — 4%. Это произвело на меня очень сильное впечатление и я стараюсь оставаться в этих 4%. Но в Украине буду заниматься бизнесом, есть уже некоторые проекты, мультиспортивный центр, в частности. Есть в голове еще несколько проектов. Думаю, что к концу следующего года смогу сказать точно, что я буду делать в Харькове.

— Юрий Анатольевич, я переформулирую вопрос. Почему Вы решили заняться бизнесом в Украине, что изменилось?

— Банальный прозаический ответ. Я устал лететь до нового Уренгоя пять часов и обратно.

— Вы продаете бизнес в России?

— Нет, не продаю. Он достаточно стабильный. Там хороший, мой менеджмент. Я буду туда ездить, но не могу уже ездить так часто. К сожалению.

— А заниматься здесь только благотворительностью, без бизнеса не можете?

— Так не могу.

Политика

— Крупные бизнесмены, как правило, редко остаются вне политики. Вы поддерживали какую-нибудь партию?

— Я был членом только одной партии с 82-го года — Коммунистической партии Советского Союза. После этого ни в каких партиях не состоял по сегодняшний день, по 18 октября. Но это не значит, что если мы с вами встретимся через месяц, 18 ноября, например, я не буду в какой-то партии. Я об этом думаю.

— Вы собираетесь участвовать в выборах?

— Да.

— В качестве кого?

— Хочу избираться в городской совет.

— А почему не в Верховную Раду?

— Не хочу. Потому что не будет мажоритарных округов. Мне кажется, что в 2005-м году для Украины выборы по партийным спискам — еще рано. Была бы мажоритарка, я бы избирался в Верховную Раду, а пешкой...

— Но выборы в местные советы тоже по партийным спискам.

— К сожалению, да. Но здесь уже нет выбора. Харьков — мой город, я хочу, чтобы он был лучше, я буду избираться в городской совет.

— По какому принципу будете выбирать партию?

— Могу точно сказать, в какой бы партии не хотел быть. В коммунистической, в социалистической.

— Модный сейчас вопрос. Где вы были в ноябре прошлого года?

— Сидел за этим столом.

— А в декабре?

— Тоже.

— На Майдан не выходили?

— Нет.

— А кого поддерживали на президентских выборах?

— В первом туре я голосовал за Виктора Януковича, во втором и третьем за Виктора Ющенко. Можно много вопросов теперь задать после того, как я это все сказал, но я тоже человек, и в моей голове тоже проходили какие-то события, которые вылились в то, что я сказал.

— Из этого можно сделать вывод, что Вы склоняетесь в сторону партий, которые на президентских выборах поддерживали Виктора Ющенко?

— Да. Я склоняюсь, в сторону Президентской партии.

— Юрий Анатольевич, Вы говорили о том, что Вы хороший менеджер.

— Я так думаю.

— Вы не думали о том, чтобы заняться менеджментом на госслужбе?

— Вы знаете... амбиции есть, безусловно. Но я никогда не буду во власти, никем назначаемым. Ни заместителем губернатора первым, ни заместителем мэра, ни за какие коврижки.

— А предложения были?

— Без комментариев.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования