Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Колонка редактора стр. 2
Неделя стр. 3
Власть стр. 4
Политика стр. 5
Лица стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Социум стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Игрища стр. 18
MediaPost on-line
Колонка редактора
Who is Юрий Сапронов
Спорт в перерывах спорта
День рождения художественного музея
Социум Стр. 15
Также на странице:
 Юбилей 

Коллекционный день рождения

Филипп Дикань
Агентство "МедиаПорт"


200 лет отметила коллекция Харьковского художественного музея — самая старая и одна из ценнейших в Украине. В конце 1804 года великий авантюрист (в тогдашнем понимании этого слова) и подвижник, основатель Харьковского университета Василий Каразин купил у немецкого не то коллекционера, не то посредника Фридриха Делунга почти две с половиной тысячи гравюр старых мастеров: Дюрера, Ван Дейка, Гольциуса, Джордано и других.


Валентин Скрулов восхищен коллекцией музея
Приобретения и потери

Приобретение обошлось Василию Назаровичу в пять тысяч рублей золотом — весьма солидная сумма даже по тем временам. Изначально коллекция предназначалась для Кабинета изящных искусств при новосозданном университете. Там же, в бывшем доме губернатора на улице Университетской она и хранилась. На протяжении XIX столетия собрание Кабинета пополнялось дважды: коллекциями выпускников Харьковского университета Ивана Бецкого, в 1856-58 годах он передал более 500 картин итальянских и голландских художников, и Аркадия Алферова, по его завещанию Кабинет получил 50 картин мастеров фламандской и голландской школ и более 3000 гравюр европейских мастеров. Эти три коллекции и стали основой собрания художественного музея. Сейчас под них выделено пять залов музея.

Правда, от былого великолепия мало что осталось. Конечно же, гравюры, офорты, эстампы и картины по-прежнему прекрасны, но вот их количество за два столетия, увы, значительно уменьшилось. Скажем, от коллекции Каразина осталось лишь 48 экспонатов, это всего пятидесятая часть, с грустью в голосе говорит директор музея Валентина Мызгина. Вообще, когда она перечисляет потери, которые понес художественный музей во время Великой Отечественной (до войны он назывался Украинской государственной картинной галереей), буквально берет оторопь. Вот, например, бесценная коллекция икон, в основе которой было собрание Павла Ивановича Харитоненко (известный сахарозаводчик и коллекционер): икон XV века исчезло четыре, XVI века — 40, XVII — 60. Бесследно пропали 7 картин Боровиковского, 5 Верещигина, 746 Васильковского, 14 Айвазовского, 60 Башкирцевой, 3 Петрова-Водкина, 7 Репина и так далее, и так далее, и так далее — список бесконечный. В общем, из около 75 тысяч экспонатов, которые были в музее накануне войны, эвакуировать удалось лишь 4711.

Правда, коллекция обеднела не только из-за войны. Как рассказывает Валентина Мызгина, в 30-е годы прошлого века под волну репрессий, которая прокатилась по стране, попали сотрудники и... работы художников-авангардистов. «Авангардистов удалили из собрания, — рассказывает директор музея, — и сейчас они находятся в Киевском национальном художественном музее, который не собирается возвращать их в Харьков».

Почем соцреализм?

Впрочем, хватит о грустном. Конечно, за послевоенные годы музею удалось восстановить коллекцию — в основном за счет новых экспонатов. Одними из самых ценных, хотя это может показаться и странным, Валентина Мызгина называет картины художников

30-70-х гг. XX столетия — тот самый пресловутый соцреализм. Дело в том, что, по словам директора музея, теми же авангардистами публика пресытилась, интерес к ним уже прошел, вновь возвращаются художники времен расцвета Союза. «Дорогие мои! — восклицает Валентина Мызгина. — Сейчас опять происходит переоценка ценностей, и, по крайней мере, мы сегодня понимаем, что художники 50-х, 60-х годов имели великолепную школу. Школу — не только придумать и создать в голове какой-либо проект, — очень важное слово проект, — но и уметь руками делать. Делать живопись, делать искусство». Правда, увидеть работы соцреалистов практически невозможно — большая часть их сейчас хранится в запасниках музея.

Мнение Валентины Мызгиной подтверждает и Валентин Скурлов, питерский специалист по ювелирным работам Фаберже и эксперт аукционного дома «Christie» (Лондон-Нью-Йорк). Более того, он утверждает, что зачастую презираемый у нас последние десятилетия соцреализм становится популярным не только на просторах бывшего Советского Союза, но и на Западе. А это значит, что картины этого направления можно хорошо — дорого — продавать.

«Здесь [в Харьковском художественном музее] все первые имена художников, которые последние 15-20 лет встречаются на аукционах «Christie» и «Sotby’s, — Валентин Скурлов явно восхищен. — И я за такими крупнейшими музеями, собраниями, как Харьковский, ну, конечно, Киевский, Одесский и так далее, вижу большое будущее, потому что сейчас входят в оборот художники 20-70-х годов прошлого столетия, в антикварный оборот».

Если совсем еще недавно за работы советских художников на ведущих аукционах давали не больше тридцати тысяч долларов, сейчас стоимость поднялась до пятидесяти-шестидесяти, а некоторые уже продаются и за несколько сотен тысяч долларов. Валентин Скурлов прогнозирует, что в скором будущем западные антикварщики будут ездить по музеям с богатыми коллекциями этих лет, изучая их как эталонные, чтобы легче было «вычислить» подделки.

Вообще-то эксперта «Christie» и специалиста по ювелирным изделиям Фаберже я застал за любованием картинами русских художников второй половины XIX века. Валентин Скурлов находит любопытные детали: «Вот мне приглянулись сокольничьи [итальянские послы показывают соколов царю Алексею Михайловичу] Карла Богдановича Венига, известного исторического живописца. А он двоюродный брат Карла Фаберже, вот так». Еще одно замечание питерского специалиста, на этот раз по поводу украинской живописи. Точнее, Скурлов передает замечание коллеги — директора киевского Музея русского искусства Юрия Вакуленко. «Он как-то заметил, что на картинах украинских художников люди постоянно смеются, танцуют, веселятся, — с улыбкой рассказывает Валентин Скурлов. — Не то, что у русских живописцев, особенно передвижников. Все как-то мрачно, тоскливо: «Смерть переселенца» какая-нибудь». Картина, у которой мы стоим во время разговора, кажется, подтверждает слова эксперта. Полотно известного живописца Алексея Корзухина называется «В воскресенье». Действительно, явно довольные жизнью люди в свое удовольствие гуляют на поляне. Впрочем, энциклопедии упорно называют его русским живописцем, который изображал жанровые сценки из жизни русского народа.


Гравюры Дюрера легли в основу коллекции Харьковского художественного музея

В списках музея значатся!

И еще о приятном. Как любой именинник, музей получил на юбилей подарки. Один из самых ценных подарили, продолжая добрые традиции меценатства, известные, как говорит Валентина Мызгина, еще в Союзе коллекционеры Нина Петрова и Павел Колобков. Это полотно фламандского художника XVII века Гиллиса ван Тильборха «Игроки в карты». В России только пять его картин, из них четыре в Эрмитаже. Имена дарителей занесены на памятную доску меценатов, которую торжественно открыли в музее в среду. В списке самых значимых, как говорят в музее дарителей, такие именитые фамилии, как Каразин, Бецкий, великий князь Александр Александрович, Алферов, Багалей, Харитоненко, Васильковский, Лейбфрейд и многие, многие другие — всего тридцать четыре человека, которые пополнили коллекцию Харьковского художественного музея бесценными дарами.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования