Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Социум стр. 5
Эксклюзив стр. 6
стр. 7
стр. 8
стр. 9
стр. 10
стр. 11
стр. 12
стр. 13
стр. 14
Социум стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Игрища стр. 18
MediaPost on-line
Три котенка в доме. Много или мало?
На месте старого кладбища будет мемориал
Колонка редактора
эксклюзив Стр. 6

Первооткрыватель дела Кучмы

Елена Львова
MediaPost


Юрий Василенко — имя широко известное в узких кругах. Судья, который возбудил уголовное дело (и не одно) в отношении Леонида Кучмы три года назад, осенью 2002-го, когда тот еще был Президентом. Теперь уже бывший судья. За то свое решение Юрий Василенко лишился работы. Теперь он не судит, а защищает. В Харьков Юрий Василенко приехал вчера, как правозащитник — участвовать в процессе, которого, по его мнению, могло бы и не быть, если бы не было «круговой поруки» в судах. Но «Объектив-Но» в первую очередь интересовало дело Кучмы.

— Юрий Александрович, уголовное дело, которое Вы возбудили против тогда еще Президента Леонида Кучмы — пожалуй, самое громкое за вашу карьеру. Но, насколько я знаю, Вы возбудили дело в отношении Президента не с первой попытки.

— Да, было несколько заявлений от граждан, которые просили возбудить уголовное дело против Президента Кучмы. Почему-то все приходили ко мне. Было заявление — от мужчины или от женщины, уже не помню, — в общем, просили возбудить уголовное дело за то, что нарушаются права человека, за то, что экономическое положение ухудшается. Я вынужден был отказать.

— Почему?

— Потому что поводы для возбуждения дела были, а оснований не было. Это были голословные заявления. А в заявление в отношение Кучмы, которое подал народный депутат Иван Макар, были приведены совершенно конкретные данные о том, что Кучма подозревается в совершении ряда преступлений. Органы прокуратуры депутату в возбуждении уголовного дела отказали. Он обжаловал это в суде. Я рассматривал его заявление и пришел к выводу, что прокуратура вообще не проверяла факты, которые он изложил. Я отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и направил все материалы в Генеральную прокуратуру — для проверки и принятия решения. Это — первое возбуждение дела. Но прокуратура обжаловала это решение и Верховный Суд мое постановление отменил. Но это было до 99-го года. На тот момент в законе было указание о том, что Президент — неприкосновенная личность и все вопросы его отстранения от должности решаются в Верховной Раде.

— А что изменилось в 99-м?

— В конце 99-го года Конституционный Суд Украины принял решение (по-моему, МВД обратилось за разъяснением), что такое привлечение к уголовной к ответственности, с какого момента она начинается. И Конституционный Суд решил, что привлечение к уголовной ответственности наступает с момента предъявления конкретного обвинения. Все, решение состоялось. Затем, когда в 2002-м году ко мне обратились пять народных депутатов: Юлия Тимошенко, Александр Мороз, Иосиф Винский, Григорий Омельченко и Александр Турчинов о привлечении к уголовной ответственности Президента Украины господина Кучмы...

— Извините, они только к Вам обратились?

— Они обратились к тридцати трем судьям, на имя каждого написали заявление. Но эти заявления к судьям не попали.

— А как же Вы узнали о нем?

— Мне позвонили, спросили судью Василенко и поинтересовались, получил ли я заявление народных депутатов о возбуждении уголовного дела в отношении Кучмы. Говорю: нет, не получал такого заявления. Когда я поинтересовался в канцелярии, поступали ли такие заявления, мне ответили, нет, не поступали, хотя на самом деле они поступили. В тот же день ко мне пришла делегация депутатов и вручили мне заявление о возбуждении уголовного дела в отношении Кучмы. Я предупредил их об уголовной ответственности за заведомо ложный донос и принял заявление. Рассмотрел его, ознакомился со всеми нюансами и пришел к выводу, что для возбуждения уголовного дела против Кучмы есть и поводы, и основания есть. К этому заявлению были приобщены ксерокопии выводов о том, что Кучма получал взятку от Лазаренко 5 миллионов долларов, затем о том, что Кучма подозревается вместе с другими фигурантами в расхищении 12-ти миллиардов дойчмарок, которые были необходимы для остарбайтеров... Были данные о том, что Кучма организовал нападение на депутата Ельяшкевича, причастен к похищению и убийству Георгия Гонгадзе, пленки Мельниченко и целая масса других дел. Я рассмотрел это заявление в течение двух дней и возбудил уголовное дело в отношении господина Кучмы по 12-ти статьям Уголовного Кодекса Украины. Хотя, по Конституции Украины, Президент не может быть привлечен к уголовной ответственности. Но Конституционный суд тогда уже разъяснил, что привлечение к уголовной ответственности есть предъявление конкретного обвинения конкретному лицу. То есть я так же, как и следователь, как же, как и прокурор, имел право возбудить уголовное дело против Кучмы.

— Как близкие отреагировали на Ваше решение?

— Жена — однодумец. Она поддержала меня. Не поддержали меня руководители нашего суда. Сразу началась какая-то беготня. А семья поддержала. Но, естественно, родные опасались, что ко мне будут приняты какие-то негативные меры... Я думаю, меня спас резонанс. После возбуждения уголовного дела народные депутаты организовали пресс-конференцию, пригласили меня, я выступил и рассказал народу о том, что я сделал. И уже после этого применить ко мне какие-то репрессивные меры, думаю, руководители нашего государства опасались.

— А Вы предполагали, что будут какие-то репрессии?

— Конечно. Но Вы знаете, у меня никакой ни боязни, ни сомнений не было, потому что я был уверен, что поступаю правильно: поводы есть, основания есть, есть доказательства, чтобы возбудить уголовное дело. Это не просто голословное заявление. При этом я понимал, что ко мне могут быть применены репрессивные меры, но я в то же время знал, что я поступаю правильно в соответствии с законом, я был уверен, что смогу себя защитить от необоснованных обвинений. Первое обвинение мне предъявил господин Евдокимов — сейчас он Президент Союза юристов — в эфире радио «Свобода». Нас с ним пригласили туда буквально через несколько дней после возбуждения уголовного дела. Вот тогда на радио «Свобода» Евдокимов сказал, что меня надо привлекать к уголовной ответственности.

— На каком основании?

— Он заявил, что по трем статьям: превышение власти, злоупотребление служебным положением и подделка документов, хотя я сам печатал это постановление. По этим трем статьям, сказал он, мы (я поинтересовался, кто «мы», он ответил — Высшая Рада Юстиции) приняли решение о том, что надо привлекать вас к уголовной ответственности.

— Привлекли?

— Нет.

— А чем закончились уголовные дела против Кучмы?

— У нас несколько аморфное законодательство в отношении подобных уголовных дел. Возник вопрос, кто будет расследовать? Президент назначает Генерального прокурора с согласия Верховной Рады, назначает председателя СБУ, министра внутренних дел, — кто должен расследовать? В законе не сказано... Когда Верховный Суд в конце концов преподнес подарок Кучме по случаю Нового года — отменил мое постановление о возбуждении уголовного дела, на мой взгляд, по совершенно незаконным основаниям, — и направил дело в Генеральную прокуратуру, он указал, что нужно провести проверку, но где сейчас эти материалы? Они должны находиться в прокуратуре. В связи с предъявлением моего иска к теперь уже экс-Генеральному прокурору Пискуну о защите чести и достоинства, судья истребовала эти материалы, но где они находятся, так и неизвестно.

— Все будут жить не по понятиям, а по законам — это одно из обещаний кандидата в президенты Виктора Ющенко. На Ваш взгляд, Президент Виктор Ющенко его выполняет?

— Нет, конечно. На мой взгляд, сейчас у нас в государстве правовой хаос. Суды, которые при Кучме принимали одни решения, после смены Президента по тем же спорам принимают другие решения. По законам у нас сейчас не живут. Президент не обладает необходимыми правовыми знаниями. Например, когда он выступил по поводу Мартыненко, Порошенко и Третьякова, сказал, что, по его мнению, в их действиях нет коррупционных признаков, он не имел права этого говорить. Тем более до того, как проводилась проверка! Это прямое давление на органы следствия, которые проводят проверку! Пробел в правовых знаниях позволил Президенту объявить, что дело Гонгадзе раскрыто, убийцы найдены... Ну, не мог говорить об этом Президент! Как можно говорить об этом, если дело еще не рассмотрено в суде, и адвокаты говорят, что там не все в порядке с его расследованием? Президент не должен вмешиваться в расследование дел, их возбуждение или давать указание побыстрее расследовать. И господин Пискун в деле Гонгадзе тоже допустил много такого, чего нельзя было делать генеральному прокурору. Вот он начинает рассказывать механизм убийства Гоергия Гонгадзе, как его посадили в машину, как душили, били его, не били. Кому он рассказывает? Публике! Или он это рассказывал для тех лиц, которые были арестованы по этому делу или для того, чтобы показать, что дело Гонгадзе расследуют? Он не имел права этого делать! Затем он сказал, что расследована часть дела. Да, закон предусматривает, что если в отношении одних обвиняемых дело закончено, а по другим не расследовано дело, то его можно разделить, и часть направить в суд. Но это должно быть обосновано — вынесено постановление о таком разделении. Но если брать дело Гонгадзе в целом, нужно посмотреть, какие меры принимала Генеральная прокуратура к расследованию этого дела в полном объеме, проверить, кто был организатором, кто был пособником, кто был подстрекателем — весь комплекс. А если они ничего не делали в отношении пленок Мельниченко, не проводили никаких следственных действий в отношении Кучмы, Литвина, Кравченко, как же можно говорить, что они объективно расследовали дело? Кстати, когда господин Пискун говорил, что они расследовали дело, он главное не сказал: какой же мотив был у этих полковников, которые арестованы, какой же был мотив убийства.

— А он имел право его называть?

— Нет. Я считаю, что он вообще не имел права ничего этого рассказывать.

— О господине Пискуне. Насколько законно, с Вашей точки зрения, его очередное пришествие в кресло генпрокурора?

— Я считаю, и первое решение суда было незаконным, поскольку господин Пискун пропустил срок обращения в суд. Это первое. Второе. Решением Конституционного суда было определено, что должность Генерального прокурора есть политическая. И все вопросы, связанные с ней, должен рассматривать Конституционный суд. Поэтому ни районный суд, ни Верховный не должны были рассматривать дело Пискуна. В этом отношении я поддерживаю Головатого. На мой взгляд, Пискун не мог занимать должность генерального прокурора и с моральной точки зрения. Его уволили, если Вы помните, после того, как госпожа Колинько вскрыла целый ряд противоправных действий, в которых подозревался господин Пискун: злоупотребление служебным положением, незаконное расходование финансовых средств. Были заявления прокуроров из Сумской и Херсонской области, что он заставляет их заниматься бизнесом, переправлять через границу какие-то товары и так далее. Эти факты должны быть расследованы. Но если тебя, Генерального прокурора, подозревают в совершении противоправных действий, кто будет расследовать дело в отношении Генерального прокурора? Он надзирает за СБУ и МВД. Будет расследовать сам Генеральный прокурор в отношении себя?

— Я говорила, о недавнем увольнении Пискуна и решении суда в его пользу...

— Второе обращение Пискуна в суд тоже, на мой взгляд, не отвечало требованиям закона. Ни районный, ни апелляционный, ни Верховный Суд не имели права рассматривать это дело. Для меня вопрос, почему суд общей юрисдикции принял такое заявление, зная, что есть решение Конституционного Суда. Далее. Возник спор, чья подсудность: конституционного или районного. В этом случае суд должен приостановить рассмотрение дела и направить его в Верховный Суд, чтобы тот обратился в Конституционный суд с ходатайством: определить кому подсудно рассмотрение этого вопроса. И только после положительного решения Конституционного суда суд общей юрисдикции имел право им заниматься. Судья Мороз — грамотный человек и хороший специалист. Мне непонятно, почему он этого не сделал.

— Вы его не спрашивали?

— Нет, увы. Я не присутствовал на процессе в качестве стороны.

— Во время последних Президентских выборов Верховный суд сыграл решающую роль. На парламент-ских выборах будет так же?

— Роль судов будет велика, но как они будут решать дело? Когда они зависимы от исполнительной власти, от законодательной власти. Судьи нашего апелляционного суда города Киева ежегодно обращались в суд, чтобы им взыскали заработную плату, а судебная государственная администрация захотела — не заплатила деньги полностью, захотела — не предоставила форму одежды. То есть в финансовом отношении — это самое главное — мы зависимы от исполнительной власти. Назначает судей на должности первые пять лет — Президент, назначает на должности председателя Высшего суда — Президент, переводит судью из одного суда в другой — Президент. Совет судей, это, вы знаете, такой орган, он со всем соглашается. Когда отсутствует конституционный принцип независимости судебной власти, то судебной власти как таковой нет. Есть судебные чиновники, которые заполнили суды районные, апелляционные, Верховный Суд... Да, суд будет решать исход этих выборов, но как? Это сложный вопрос.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования