Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Политика стр. 4,5
Тема стр. 6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Социум стр. 15
Культурный разговор стр. 16
Спорт стр. 17
Игрища стр. 18
MediaPost on-line
Педагог ударил школьника...
Газовые проблемы: мусор нам поможет
Два сына Сергея Бабкина
Колонка редактора
Политика Стр. 5
 Без правки 

Украинская разновидность мародерства



Интервью лидера СДПУ(О) Виктора Медведчука.

— Вы сделали довольно рискованное заявление в связи с предоставлением Украине статуса страны с рыночной экономикой. Так считают даже некоторые ваши сторонники. Вы признали, что рыночный статус — это хорошо. В то же время вы как бы обиделись на Европу. Вы сказали, что рыночная экономика в Украине — заслуга правления Кучмы, а слава за это досталась, мол, Ющенко.

— А что, не так? Знает ли история страну, которая проделала бы путь от административно-командной системы к рыночной за 10 месяцев? Не знает и не может знать. А Ющенко открытым текстом поставил себе в за-слугу достижение Украиной «современной экономической модели». Это его слова. Он сказал, что это было одним из его предвыборных обещаний. Вдумайтесь в его высказывание: «Я как Президент Украины могу отчитаться в выполнении важного пункта своих избирательных обещаний». Отчитаться в выполнении этого пункта имеет право Леонид Кучма и прежняя власть.

Хорошо, что мы теперь считаемся страной с рыночной экономикой, но не будем забывать, что этот статус Украина получает от ЕС как раз тогда, когда по темпам экономического развития она оказалась отброшенной к уровню конца 90-х годов, когда в течение практически всего года в стране проводилась политика грубейшего административного вмешательства в рыночные процессы, в том числе в ценообразование.

Ющенко же с тех пор, как перестал быть премьер-министром, делал все, что от него зависело, чтобы в Украине не было «современной экономической модели». Проанализируйте его голосования в парламенте. Вспомните хотя бы позицию его фракции по вопросу купли-продажи сельскохозяйственных земель. Я уж не говорю о том, что большинство экономических шагов новой власти в нынешнем году — это шаги откровенно антирыночные.

— Какая мне, рядовому гражданину, разница, кто добился рыночного статуса: Кучма или Ющенко? Главное — что этот статус у нас теперь есть. И вы сами сказали, что это хорошо.

— Извините! Не было бы никакой разницы, если бы в речи Президента не было выражений «преступный режим», «преступная власть». Эти выражения были его оружием в борьбе за президентство. Не было бы также разницы, если бы не предстоящие парламентские выборы. Если бы не борьба за голоса избирателей. В борьбе за голоса избирателей Президент страны приписывает себе чужие заслуги. Дерзко, открыто! Выдумывает обещание, которого не давал. И отчитывается в выполнении этого обещания. Это вы считаете пустяком?

— Почему вы не допускаете, что Ющенко просто неудачно выразился?

— В свою, заметьте, пользу! Он сказал: «Каждое предприятие, которое экспортирует свою продукцию, отныне не будет второстепенным партнером среди западных индустриальных гигантов». Будем считать, что и это — всего-навсего неудачное высказывание? Преувеличил от приятного волнения по случаю получения долгожданного статуса? Кто, находясь в здравом уме и твердой памяти, поверит, что именно КАЖДОЕ украинское предприятие в одночасье поднимется на такую высоту только потому, что находится отныне в стране с рыночным статусом?

— Вы, пожалуй, тоже не совсем удачно выразились, когда заявили, что «команда Ющенко действует по указке извне», сознательно ухудшая отношения Украины с Россией.

— Готов согласиться, что она делает это бессознательно и без указки извне. Но ведь это еще хуже!

Что озадачивает Россию? Чем опасна для Украины эта озадаченность? Кремлев-ское руководство прекрасно понимает, что Украина физически не готова к такому уровню сотрудничества с Западом, о котором шумит новая власть. Нельзя даже за десять, даже за двадцать лет достигнуть такого дохода на душу населения, который, что называется, автоматически привел бы Украину в ЕС. Таким образом, Украина обязательно, неизбежно будет иметь самые тесные экономические отношения с Россией. Нам просто некуда деваться. Нужда свое возьмет. Объективная необходимость пробьет себе дорогу.

А в таком случае — зачем фрондировать? Я спрашиваю Виктора Андреевича: вы что, действительно не понимаете, что Запад не заменит нам Россию? Вы хотите дождаться, когда Россия, например, прекратит свободный въезд украин-ских граждан на свою территорию? Вы отдаете себе отчет, что это будет? Вы представляете себе, что вам скажут ваши сограждане? И как они поступят с властью, которая сделает им такой подарок?

— Тогда вы опять станете властью.

— Я не сторонник такой логики. Чем хуже, тем лучше — это не наш принцип. И какая из нас была бы оппозиция, если бы мы вслух или даже молчаливо поддерживали самые вредные действия и намерения власти? Кто-то должен говорить правду. Сегодня все «оранжевые» галки на проводах Украины кричат про небывалый рост инвестиционной привлекательности Украины. Но спросите любого серьезного потенциального западного инвестора, придет ли он со своими деньгами в страну, где повсеместно нарушаются законы и господствует правовой нигилизм? Для печати он скажет что-нибудь обтекаемое, а в частном разговоре вы услышите: да ведь ваш Президент просто не владеет обстановкой в своей стране! Вот это и есть правда. Не владеет.

Английский эксперт Джеймс Шерр, например, заявляет, что само по себе присвоение рыночного статуса Украине не поможет ей привлечь иностранные инвестиции. Потенциальным инвесторам, подчеркивает он, важно знать, что они «имеют дело с партнерами, достойными доверия, что суды в этой стране работают, что местные власти не коррумпированы и не вымогают деньги у инвесторов».

И рядовой украинский гражданин говорит то же самое. Он может не очень разбираться в рыночном статусе — хорошо это или плохо и почему. Но в том, что трагикомическая история вокруг кресла генпрокурора возникла при попустительстве власти и, прежде всего, Президента, в этом он не сомневается. Так у нас может оказаться и два президента! И я шучу только наполовину. Я говорил о том, что озадачивает Россию. Ее озадачивает несерьезность нового украинского руководства. Ее раздражает, что неизвестно, с кем иметь дело в Украине. Никто ни за что не отвечает.

— Президент Ющенко сам говорит, что судебная система в Украине должна быть радикально реформирована. Иначе у нас будет и три генеральных прокурора.

— Давайте рассуждать как взрослые люди. В любой стране президент — это источник не только формальной власти. Его подлинная легитимность в огромной степени зиждется на неформальных вещах. На силе личности. На ее обаянии. На готовности управленческого класса понимать его с полуслова и даже без слов. А судебную систему, конечно, реформировать надо, но для начала необходимо самому Президенту и его команде во власти покончить с правовым нигилизмом, не допускать оскорблений в адрес судей и всей судебной системы, помнить о Конституции и соблюдать ее, заставить, кстати, это делать своих подчиненных.

— Всем ясно, что рыночный статус — это один из подарков Запада Украине к парламентским выборам.

— Подарок одной из политических сил. А через нее, конечно, Украине. Не спорю и доволен. Повторяю: статусом я доволен. Я недоволен присвоением чужих заслуг с корыстной политической целью. Украинская разновидность мародерства.

— По вашему мнению, поможет этот статус «Нашей Украине» победить другую крупную политическую силу — Партию регионов?

— Я, к сожалению, не лучший из украинских пророков. Не буду предсказывать результаты выборов. А пытаться сравнить действия тех или иных факторов — вообще пустое дело. Но я согласен с теми специалистами, которые говорят, что Западная Европа и США вдруг открыли, что «оранжевые» могут потерпеть историческое поражение и решили оказать им срочную поддержку. Президент Центра социальных исследований «София» Ермолаев, например, назвал это «политическими преференциями». Председатель Центра исследований политических ценностей Доний тоже, по-моему, правильно рассуждает:

«Почти год после оранжевой революции США и европейские страны бросали в сторону Украины только обещания. Ситуация кардинально изменилась после сентябрьского политического кризиса, раскола в лагере «оранжевых» и повышения рейтинга оппозиции. Осознав, что после следующих парламентских выборов «оранжевая» власть ослабеет настолько, что может пойти на сотрудничество с силами, ориентирующимися не на евроатлантические структуры, а на Москву, Запад вынужден сделать практические шаги в сторону Украины».

Я только не думаю, что уместно так уж четко различать ориентации: на Запад и на Москву. Это все-таки достаточно условное и устарелое разделение. Спрашивается: на кого ориентируется Москва? Разве, в конечном счете, не на Запад? В том как раз и ошибка «оранжевых», что они решили идеологизировать проблему «ориентации» — решили открыто противопоставить Запад и Россию, как бы поссорить их на почве Украины.

Это близорукая, вредная, но, к счастью, недолговечная политика.

Юрий Гончарук

«2000»

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования