Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Выборы стр. 4
Социум стр. 5,6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Социум стр. 15
Кто и как обустроит Украину стр. 16,17,18
стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Персона стр. 21
Культурный разговор стр. 22
Спорт стр. 23
Love story стр. 24
MediaPost on-line
Без права на "право": записки из СИЗО
Колонка редактора
Выбор Fashion TV: 1 из 250
Социум Стр. 5
 По ту сторону забора 

Без права на «право»: записки из СИЗО

Дмитрий Грузинский
Агентство "МедиаПорт"


2003 г. – 21 человек, 2004 г. – 14 человек, 2005 г. – 10 человек… Это не «смертники». Это простые смертные, которые в числе тысяч других оказались в следственном изоляторе, сокращенно – СИЗО. Были ли они преступниками или стали без вины виноватыми, сегодня уже не скажет никто. Потому что упомянутые 45 человек – это… трупы... Люди, которые последним в своей жизни видели «небо в клеточку».

Исполняющий обязанности начальника харьковского следственного изолятора Иван Первушкин говорит, что в СИЗО люди погибают не чаще, чем, скажем, в больницах, на производстве или дома – не в камерах, а в своих постелях в своих же благополучных многоквартирных домах.

По официальным данным, причины смертности в СИЗО самые разные: от туберкулеза до сердечной недостаточности или проблем с органами пищеварения. Пару лет назад один даже помер из-за того, чтобы был ВИЧ-позитивным, вспоминает исполняющий обязанности начальника изолятора. В том, что подполковник Иван Первушкин знает, о чем говорит, сомнений, конечно же, нет.

- Я здесь работаю с 2001-го года и случаев применения пыток, истязаний следственно-арестованных или спецконтингента, который здесь находится, не было, - авторитетно заявил и.о. начальника СИЗО.

Правда, у подследственных и их родственников совсем другое мнение. В письмах, имеющихся в распоряжении редакции, люди, которые тоже не понаслышке знают о том, что происходит в следственном изоляторе, утверждают, что «пресс-хаты» (камеры пыток) - не вымысел журналистов или правозащитников... Это суровые будни СИЗО.

Из 45 заключенных, умерших в изоляторе за последние три года, по неофициальной информации, как минимум 12 человек скончались в результате перенесенных побоев и издевательств. К уже известным приемам вроде «ласточки», - это когда руки сковывают за спиной наручниками, - добавились и другие. Например, нынешние обитатели СИЗО (разумеется, назвать их имена сейчас, - все равно, что подписать людям смертный приговор), описывают такой прием: в обычном душе со шлангом, который продается во вполне мирных сантехнических магазинах, делается несколько дырок. Туда вставляют зажженные сигареты, шланг от душа соединяют с маской противогаза… Как утверждают подследственные, это один из методов «оперативной работы». Закон предполагает, что оперативная работа должна проводиться с целью получения информации о готовящихся «противоправных действиях» (например, побеге из СИЗО) или о «подельниках», которые скрываются от правоохранителей. На практике же, утверждают арестованные, такие «методы оперативной работы» могут применяться и к тем, кто, например, отказывается сотрудничать с оперчастью, и к тем, кого стражи порядка подозревают в совершении тяжких преступлений (грабежи, участие в деятельности организованных преступных групп и так далее).

По словам подследственных, «пресс-хаты» внешне – это обычные камеры, где сидит от 8 до 18 человек. Кто-то из них согласился сотрудничать с оперчастью, кого-то заставили. Вот в таких камерах, утверждают арестованные, периодически и проводят «дознание», с противогазами, «ласточками» и резиновыми дубинками по почкам, после чего заключенные в буквальном смысле слова мочатся кровью. «Объектив-Но» располагает информацией и о номерах камер, слывущих «пресс-хатами», и об именах «дознателей», связанных с ними.

Каждая камера в следственном изоляторе закреплена за конкретным оперативным работником. И это подтвердил и.о. начальника СИЗО Иван Первушкин. Но обсуждать с «Объектив-Но» методы работы оперчасти и сам Первушкин, и начальник оперчасти подполковник Мосейчук отказались категорически. Говорят, давать интервью не положено: оперативников не должны знать в лицо. Поэтому с теми, кого арестованные непосредственно обвиняют в использовании пыток, господин Мосейчук вместе с и.о. начальника СИЗО, Иваном Первушкиным, нам не позволил даже увидеться и спросить их личного согласия на интервью.

Теперь о том, что я видел лично! И.о. начальника СИЗО не отказался показать мне камеры, которые, как утверждают арестованные, являются «пресс-хатами». Более того, он провел меня по 6-му корпусу СИЗО, заводя в каждую камеру, номер которой я называл. Дыбы, орудий для пыток и тому подобных приспособлений там, безусловно, нет. А поскольку 6-ой корпус изолятора – самый новый, условия содержания подследственных там, пожалуй, лучше, чем в других корпусах. Решетки на окнах, конечно, есть, но дневной свет в камеры попадает. В некоторых даже на стенах фотообои, и телевизоры есть (их заключенным передали родственники). Безусловно, такие условия – не везде. Но то, что это есть – факт неоспоримый.

Заведующая общественной приемной Харьковской правозащитной группы Людмила Клочкова уверена: администрация СИЗО сделала очень много, чтобы улучшить условия содержания подследственных. Но и в том, что факты нечеловеческого обращения с арестованными встречаются, Людмила Клочкова тоже убеждена.

Правозащитники готовят сейчас к передаче в Европейский суд по правам человека материалы по делу харьковчанина, которого посадили в карцер в тот момент, когда эксперты-психиатры уже пришли к выводу: человек невменяем. Якобы для того, чтобы он не навредил сам себе, на мужчину надели наручники. Он провел в них 2 недели.

- Наша сотрудница после того, как он уже из СИЗО был переведен в психбольницу, посетила его и составила акт. Она была просто в ужасе, когда вернулась, потому что его запястья... там были видны кости! Они были до такой степени повреждены!.. И сейчас у него шрамы, которые не позволяют усомниться в том, что наручники применялись не таким образом, чтобы он себя не повредил, - вспоминает Людмила Клочкова.

Она говорит: в СИЗО не отрицали, что заключенного держали 2 недели в наручниках. Но объяснили это «вынужденными мерами». А в ответ на жалобы родственников руководство изолятора написало, что никаких нарушений прав человека не было!

В отсутствии эффективных проверок, проводимых по жалобам родственников, правозащитники видят главную причину всего, что происходит за колючей проволокой СИЗО.

- Проверки по жалобам родственников, как правило, проводит начальник СИЗО, - объясняет заведующая общественной приемной Харьковской правозащитной группы. - Иногда к ним могут подключаться сотрудники прокуратуры или того же департамента по исполнению наказаний, в структуру которого входят все следственные изоляторы Украины.

- Да, были обращения не только, будем говорить, в управление. В департамент были жалобы, в прокуратуру. Но по этим жалобам ни одного уголовного дела или каких-то других действий в отношении нас или даже дисциплинарного проведения не было, - заявил и.о. начальника Харьковского СИЗО, скорее подтверждая слова правозащитников, чем опровергая их.

Факты побоев и издевательств в следственных изоляторах Украины доказать почти невозможно. Зато их можно опровергать. В свое время даже Европейский суд по правам человека, рассматривая дело Борислава Полторацкого против Украины – это 2003 г. - не смог подтвердить факты жестокого обращения с заключенным. Б.Полторацкого за убийство приговорили к пожизненному заключению. Он сидел в «коридоре смертников» Ивано-Франковского СИЗО. Так вот, после нескольких поездок в изолятор представители Евросуда пришли к выводу, что на сто процентов нарушаются права человека: на свободу вероисповедания, на общение с родственникам и так далее. Но информацию об издевательствах Европейский суд по правам человека убедительной не счел, так как в деле, что называется, присутствовало только «слово против слова».

В тоже время, ныне покойный Армен Мелканян – заключенный харьковского СИЗО - скончался именно в одной из тех камер, которую арестованные относят к категории «пресс-хат». Камера №651. (Если это не так, редакция готова печатать опровержение!). Случилось это в декабре прошлого года. Молодой парень, которому не было и двадцати двух, захлебнулся рвотными массами. При вскрытии у него обнаружили закрытую черепно-мозговую травму. И только недавно, - после того, как дело получило огласку, - прокуратура области возбудила уголовное дело по факту ненадлежащего оказания медпомощи арестованному со стороны сотрудников СИЗО.

Подтвердить информацию о побоях и издевательствах, якобы имеющих место в СИЗО, готовы не все. Владимир Григорович – бывший директор магазина и отец двоих детей – провел в СИЗО больше четырех лет. При этом он говорит, что ни о каких пытках и «пресс-хатах» не знает. Хотя в изоляторе «заработал» туберкулез, у него ухудшилось зрение, а от кормежки стали выпадать зубы.

- Слышал, но никогда не видел. Ходили слухи, что есть такие камеры. Но я не знаю про них, - заявил в ответ на мой вопрос Владимир Григорович.

В харьковском управлении департамента по исполнению наказаний тоже говорят, что смертность в СИЗО – явление неизбежное. Но это не значит, что сотрудники изолятора позволяют себе нарушать законы. Своя логика, наверное, тоже есть.

И последнее… При подготовке материала большую часть вопросов я, разумеется, планировал задать начальнику харьковского СИЗО, Сергею Ткаченко. Но в конце января он неожиданно скончался.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования