Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Выборы стр. 4
Социум стр. 5,6
Афиша стр. 7
Объектив-TV стр. 8,9,10,11,12,13,14
Социум стр. 15
Кто и как обустроит Украину стр. 16,17,18
стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Персона стр. 21
Культурный разговор стр. 22
Спорт стр. 23
Love story стр. 24
MediaPost on-line
Колонка редактора
Выбор Fashion TV: 1 из 250
Без права на "право": записки из СИЗО
love story Стр. 24
 Невыдуманная история 

Он существует, и Он меня любит. Не Святому Валентину посвящается

Анна Гин

Я, Анна Гин, находясь в твердой памяти и трезвом уме, перед лицом своих читателей, торжественно заявляю: Чудо есть! Сказка бывает! Параллельные прямые пересекаются! Два человека могут встретиться на расстоянии три тысячи километров друг от друга! Да, и Дед Мороз существует! Клянусь рассказать правду, только правду и ничего кроме правды. Точка. Подпись. Печать.

Войти

14 февраля, 2005-ый. Обычный рабочий день. Сижу в Интернете. Какой-то сайт. Конкурс на лучшую историю: «Как вы проведете День Святого Валентина»!? Стоп. Какого святого? Ах, да, сегодня день влюбленных. Почему я не люблю этот праздник?

Напрягаюсь. Вспоминаю. 14 февраля, 2004-й. Дочка с температурой в комнате. Я – на кухне, пеку печеночный торт. Запах – пальчики оближешь! Аккуратно вырезаю в виде сердца. Жду. Торт остывает, подогреваю, и снова жду, он упорно остывает. Слышу поворот ключа в двери, заходит муж:

- Это и все? Я с работы, голодный. Картошки пожарь.

Пожарила. Пиво. Закуска - жареная картошка и мое печеночно-майонезное сердце.

Начать

Вспоминаю. Злюсь. Пишу в строке Конкурс:

«Хотелось бы, конечно, как обычно,

отправиться с семьею на Канары.

Но надоело, каждый год, привычно -

Шампанское, икра, омары…

Тоска. Народ на горках ледяных

Как будто из рекламы Кока-Колы

Клубнику ест, зимой, на выходных

Ну и так далее, такие же приколы.

А вместо этого какая красота!

Стою, любуюсь видом из окошка,

А вместо Колы кипяченая вода

И как клубника выглядит картошка.»

Проходит два часа. Работаю. О Конкурсе забыла напрочь. «Вам письмо» запищал почтовый ящик. Открываю. Читаю.

«Привет. Стихотвореньице так себе... Банально... Грустишь? А чем тебе можно поднять настроение»?

Хамство, думаю я. Но отвечаю. Без эмоций, пара строк.

«Шоколад; Даниил Хармс; Рисунки моей дочери; Взрослые мужчины, которым кажется, что они Цари; Водка с виноградным соком в компании трёх подруг и зарплата».

Ответила честно.

Вечер того же дня. Собираюсь на девичник. Подруги детства плюс «отвертка». 14 февраля - это наш праздник! Праздник несбывшихся надежд. Выключаю компьютер: «Завершить работу». Он настойчив: «Вам письмо». Открываю.

«Ув. annagin, проблемы со связью, текст дошел с искажениями, поэтому есть вопросы:

1. Где продают шоколад "Даниил Хармс"? (Я уверен, что это не молочный шоколад)

2. В каком стиле Ваша дочь рисует взрослых мужчин, "которым кажется что они Цари" (она рисует только такое?!)

3. Водка с соком вместе или раздельно? (это важно)

4. 3 подруги – понятно, только, наверное, бывает шумно?!

5. Зарплата должна поднимать не настроение, а материальное благосостояние...»

Поработаю над списком более подробно и найдусь, не теряйся :))) ЦАРЬ..

Смеюсь. Мне смешно. Я давно не смеялась.

Следующий уровень

Не помню, в какой момент жизнь приобрела другой смысл. Какой-то “не совсем” или “совсем не” такой. Если бы доктор-психиатр взялся описать мой тогдашний диагноз, наверное, это выглядело бы так: «У больной наблюдаются частые, немотивированные приступы смеха, в некоторых случаях - хохота. Неадекватные реакции чаще всего вызваны присутствием монитора. На другие внешние раздражители больная не реагирует. Эмоции выражает исключительно смайликами. Хорошо понимает только смысл песни Земфиры «Девочка, живущая в сети».

Это Любовь. Любовь, не обусловленная ничем. Ни лицами, ни именами, ни анкетными данными. Нежность - уменьшительно ласкательные варианты логинов. Буквы, слова, пароли. Электронные откровения от Никого к Никому. Зигмунд Фрейд медленно переворачивается в гробу. Психоанализ отменяется. «Эффект попутчика» больше не работает. То, что происходит, - это следующий уровень.

8 марта. Очередная дань феминизму. Девичник, «отвертка», я: «Девочки, я, кажется, влюбилась в человека, которого никогда не видела…» Сначала молчание, потом непереводимая игра слов и резюме (естественно три, по количеству присяжных). 1. Дура, 2. Идиотка, 3. Замуж тебе надо.

Изменить правила

- Как тебя зовут? - Спросила я у человека, которому сказала в жизни больше, чем всем на свете людям, с которыми когда-либо говорилаJ. К середине марта нас связывало шестьдесят мегабайт (больше шестидесяти миллионов знаков!) текстовой информации на двоих. Это сопоставимо с двумя, нет, пожалуй, с тремя общими детьми.

- Валентин, - ответил он.

Его звали Валентин. Я даже не сразу связала ДЕНЬ нашего знакомства и историю, связанную с ним. Это было первое из тех невероятных совпадений, которые ожидали нас впереди. Оказалось, нас разделяет три тысячи километров и пара-тройка морей. Такая мелочь, как география, мне и в голову не приходилаJ

Валик эмигрировал в Израиль несколько лет назад, а до этого(!) МЫ ВСЮ ЖИЗНЬ ЖИЛИ В ОДНОМ ДВОРЕ. И… ни разу не встретились. Причем всегда находились где-то рядом. Школы, офисы – где-то параллельно. ( Теперь за Фрейдом отправляется Эвклид, ну насчет никогда не пересекаются).

Мы говорили по мобильному. Часами. Я «водила» его по Харькову. Намотала, километраж – хорошо подержанного автомобиляJ. Он отлично знал город, гораздо лучше меня, до мелочей. Истории людей, улиц, памятников и кафешек – это был новый Харьков, я не знала свой город таким никогда. Это был город с Ним.

Диффузия Моторолы и человеческого уха. Это была я.

Психоаналитики не могли бы пройти мимо без слез: «Куда сегодня пойдем? -спросила она у Трубки. - Давай на угол Мельникова и Гражданской, я покажу тебе места, - отвечала Трубка». - Палата номер семь, из неизданного…

Шизофрения – насморк, по сравнению с теми диагнозами, которые я выслушала. Мои друзья и подруги постепенно смирились с историей болезни. Более того, активно включились в процесс. То есть вопрос подруги на ее Дне рождения «А Валик будет?» к марту не вызывал удивления даже у знакомых моих знакомых. Это означало, что когда зазвонит телефон, трубку будут брать все присутствующие и подолгу трепаться с чужим человеком из чужой страны, как с «к сожалению, ненадолго покинувшим нас товарищем».

ЕГО НИКТО НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ

Шизофрения (или какая-то ее сестра) с наступлением весны приобрела параноидально-маниакальный оттенок. Появилась навязчивая идея: «Его нет. Его не существует».

Пятница. Мы с девчонками на дискотеке. Звонок. Закатываю скандал. Настоящий, с ритуальным битьем тарелок! Слезы, сопли: «Ты не настоящий»!

- Вы где? – спрашивает.

- Там-то.

Кладет трубку. Проходит пять минут. Голос ди-джея: « Я – НАСТОЯЩИЙ И Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ»

Тишина… Мне показалось, она тянулась минуты три. Очень звонко упала вилка у Натальи...

Это любимая история моих подруг. Самое потрясающее в ней то, что она не может обрасти преувеличенными подробностями, как всякая женская история. Она и так нереальна! Я бы не поверила. Бедолагу ди-джея мы пытали часа два…Тайну он унес с собой, домой, оставив нас с открытыми ртами верить в Чудо.

Это теперь я знаю, что владелец этого кафе (очередное совпадение!) школьный друг Валика и волшебство произошло при помощи двух телефонных звонковJ

НО, ВЕДЬ БЫЛО ЖЕ!

Призовая игра

В мае я попала в больницу. Нет, не в ту, в другую, не по профилюJ. Операция несложная, но все-таки операция. Две недели в хирургии, пара дней в реанимации. Он был со мной, даже на операционном столе. Бережно зажатый в руке у медсестры телефон – первое, что я увидела, когда отошла от наркоза. Девушка в белом халате хмурилась и заглядывала в глаза, видимо что-то там заметив, радостно заверещала в трубку: «Все в порядке! Она пришла в себя!» Он знал всех моих врачей, медсестер и нянечек, знал количество уколов и таблеток.

Потом мы выписались. И я услышала, ГЛАВНОЕ.

- Я приехать не смогу. Приезжай ты. Приглашение пришлю факсом. Паспорт начинай оформлять завтра же.

Мы никогда не говорили об ЭТОМ. Правила игры были определены нами же, еще на первом уровне. С этих слов началась реальность.

Количество невероятных совпадений, начало зашкаливать. У меня никогда не было загранпаспорта. Я пришла в ОВИР, заполнила необходимые документы, и пошла себе с богом, ждать строго отведенные законом минимальные три недели. Через ТРИ ДНЯ мне позвонили и сказали, что документы готовы. ОШИБКА в пользу клиента в ОВИРе(!) - мои документы в срочном порядке оформили вместо несчастной однофамилицы. Я готова была просить прощения у Деда Мороза за пресловутое «так не бывает»!

Дальше - круче. Посольство Израиля в Киеве. Это не очередь – это многоступенчатая, многоуровневая гиперочередина. Люди пытаются оформить выезд к близким родственникам по несколько месяцев! Я четко понимаю, не то, что не уеду, а даже никому не расскажу, что тут была, потому как все будут громко-громко смеяться.

Стою посреди этого Хаоса и вся скорбь еврейского народа бегущей строкой на моем лбу. Видимо, надпись еще и подсвечивалась неоновым. Меня заметили. Молодой человек просто шел мимо, просто спросил с акцентом: «Шото случилось?» Скорбь побежала по лбу быстрее и ярче. Я понесла спасительную чушь: «Недавно узнала, что еврейка... Просто интересно стало… Народ… Культура.. История..» «Акцент» улыбнулся: «Документы с собой»? Это был посол.

Выйти из игры… И войти в реальность

Борисполь - Бенгурион. Семь дней. Я впервые в жизни летела на самолете. Я летела в прямом и в переносном смысле одновременно! Потрясающе.

Первое впечатление на Земле Обетованной – воздух. Второе – пальмы. Пальм я раньше не видела никогда. А воздуха не было. Совсем. То есть он был, конечно, но из-за высокой влажности не ощущался. Говорят, первые минуты в Израиле, как в вакууме. У многих начинается паника. Это по дороге от самолета к зданию аэропорта. Там внутри не было пальм и был кондиционер. Воздушно-пальмовые эмоции резко уступили ясности, и я пришла в себя. Померещилась медсестра, хмуро заглядывающая мне в лицо: «Она пришла в себя»!

Реальность выглядела так: я – за три тысячи километров от дома. Никто не знает, где я (всем сказала, что еду в командировку в Днепропетровск). У меня почти нет денег. Мобильный отключен. Я не знаю ни одного языка, кроме русского, и тот почти забыт в связи с вышеперечисленным. Человека, к которому летела, видела только на ксерокопии черно-белой фотографии размером 3х4. Дрожащими руками достаю из паспорта приглашение (вызов) от Валика, где, по идее, адрес, фамилия, ну и все эти вещи. О, ужас! Все на иврите. Палочки-закорлючки. А если он меня не встречает??!! - подумала она и потеряла сознаниеJ. Шучу, конечно.

Я вышла из аэропорта последней. Трудно было подыскать человека на контроле, говорящего на полузабытом мною русскомJ.

Он был высокий. Весь в Белом. С огромным букетом роз и воздушным сердцем.

Мы поехали в Ащдод и всю ночь пили шампанское на берегу Красного моря. Было 14 июня.

Р.S. Израиля я почти не видела, неделю провели на полуострове Эйлат.

Р.P.S. А когда я выпрошу у главного редактора еще одну полосу, я расскажу, что случилось потом (продолжение еще невероятнее, чем началоJ).

Р.P.P.S. А песня тогда, в кафе, называлась «Все только начинается», Звери.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования