Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Политика стр. 4,5
Социум стр. 6
Афиша стр. 7
стр. 8
стр. 9
стр. 10
стр. 11
стр. 12
стр. 13
стр. 14
Социум стр. 15
Кто и как обустроит Украину стр. 16,17,18
стр. 19
Невыдуманная история стр. 20
Love story стр. 21
Культурный разговор стр. 22
Спорт стр. 23
Память стр. 24
MediaPost on-line
Невыдуманная история. Продолжение
Колонка редактора
Оперируют ли ВИЧ-инфицированных?
Харьков может стать центром Европы. Научным
социум Стр. 6
Также на странице:
 Цена вопроса 

Диагноз - ВИЧ-позитивный. Операция возможна?

Наталья Гончарова
MediaPost


Кто из нас не мечтал в детстве придумать лекарство от всех – даже самых страшных – болезней? Потом мы вырастаем и понимаем, что люди по-прежнему страдают и умирают, и все призывы воспринимать это как данность вряд ли имеют значение, когда речь идет о твоих близких. Отношение к проблеме ВИЧ за последние годы в Украине значительно изменилось, считает Владимир Радченко, заместитель директора Института патологии позвоночника и суставов им. проф. М.И. Ситенко. И все же, уверен он, мы еще очень далеки от того, чтобы воспринимать эту проблему вполне адекватно. Сегодня на счету хирурга – десятки операций, сделанных ВИЧ-инфицированным пациентам.

– Владимир Александрович, как проходят такие операции? Должны же соблюдаться какие-то меры предосторожности?

– Конечно, врач должен быть одет в защитный комбинезон, должны быть специальные очки, три пары перчаток. Почему три? Потому что хирург работает долотом, молотком, иглами, острыми предметами, которыми можно запросто и пораниться. Поэтому сначала надеваются обычные перчатки. На них - кольчужные, пронизанные металлическими нитями, правда, защищают они только от пореза, но от укола, к сожалению, нет. И третья пара – латексные перчатки. Получается такая рыцарская экипировка – конечно, это сковывает движения. Все это одноразовое, после операции обязательно утилизируется, кроме металлических инструментов - они специальным образом обрабатываются. Во время операции отдельный человек должен наблюдать: что упало на пол, куда попала кровь – чтобы все потом обработать и утилизировать. Когда все закончили, операционная должна обрабатываться и в течение суток использовать это помещение нельзя! Больному должна быть выделена отдельная палата, это понятно, материалы перевязки – все, что связано с кровью, должно обязательно утилизироваться.

Но это в идеале все должно проходить так. И при условии, если мы знаем, что человек инфицирован. А если нет? Человека привозят с улицы окровавленного. Кто знает, не болен ли он? Принудительно его обследовать нельзя: по нынешнему законодательству, мы не имеем права заставить пациентов, которые поступают на операцию, сдать анализ на ВИЧ-инфицированность. И мы не имеем права никому отказать в помощи. Поэтому неизвестно, сколько людей мы прооперировали без достаточных мер предосторожности. Кроме того, должен быть экспресс-метод, который определит наличие ВИЧ-инфекции в крови на протяжении хотя бы сорока минут – часа. Те методы, которые используются сегодня, дают результат только через восемь – двенадцать часов – и то это есть далеко не в каждом городе! То, что человек из группы риска, остается определять по каким-то косвенным признакам: например, по следам инъекций на руках. Получается, изначально к пациентам, которых привозят просто с улицы, которых нет возможности обследовать или которые отказываются, надо подходить как к ВИЧ-инфицированным.

– А когда человек не скрывает, что он ВИЧ-инфицирован, ему нужна помощь, но в больнице нет, скажем, комбинезона или тех же перчаток?

– Врач - как человек, дававший клятву Гиппократа, - не может отказать ему в помощи. ВИЧ-инфицированных пациентов становится все больше и больше – это общеизвестная печальная статистика. Если человека привозят с приступом аппендицита - его нужно оперировать, причем срочно. То, что у хирурга нет защитных средств и он оперирует, подвергая риску себя и своих близких – в общем, мало кого интересует. С такой ситуацией я столкнулся, когда меня пригласили в Днепропетровск для операции. Там была ВИЧ-инфицированная больная. Она до этого употребляла наркотики, и диагноз ее был подтвержден еще три года назад. Когда мы приехали, у медперсонала желания оперировать эту пациентку не было: в больнице не нашлось кольчужных перчаток. Это при том, что, в общем-то, областная больница в Днепропетровске славится своим оборудованием. Конечно, операцию мы сделали, даже без достаточных средств защиты. Но показателен сам пример. В Украине, я могу с уверенностью сказать, ни одна больница не способна в достаточном количестве обеспечить даже тот минимум, необходимый для оперирования ВИЧ-инфицированных пациентов – хотя бы экипировку для хирургов. Уверен, что не многие больницы имеют возможность выделить инфицированному больному отдельную палату или на сутки отказаться от использования операционной, в целях дезинфекции. Получается, что человека, о котором мы не знаем, что он заражен, оперируют в общей операционной, потом кладут его в общую палату, да еще и после него на том же столе оказываются десятки других людей. Кто может дать какие-то гарантии в этом случае - как медикам, так и людям, которые могут совершенно случайно, в палате или во время операции, заразиться?

– Заражения врачей СПИДом от пациентов случались?

– Большинство хирургов привиты от гепатита, но от ВИЧ можно защититься только механически. Мне не известны случаи заражения врачей ВИЧ-инфекцией, но заражение болезнью Боткина – сколько угодно, сплошь и рядом…

– Наверняка, существуют какие-то особенности оперирования ВИЧ-инфицированных пациентов?

- Безусловно, здесь очень много нюансов. Прежде всего, следует помнить, что у человека ВИЧ-инфицированного резко снижен иммунитет. Это значит, что у него очень плохо, трудно заживают раны – хирург обязан очень бережно относиться к тканям. У нас пока не такой большой опыт, чтобы мы могли делать статистику, как обычно заживают раны у ВИЧ-инфицированных пациентов после операций. Но, конечно, в любой момент могут возникнуть серьезные осложнения: то же воспаление легких, которое другой человек перенесет нормально, для ВИЧ-инфицированного может иметь летальный исход.

– Что нужно, чтобы изменить ситуацию?

– Во-первых, должен быть принят закон об обязательном обследовании пациентов, состояние которых требует хирургического вмешательства, на наличие ВИЧ-инфекции – независимо от их желания. Например, у нас обязательно сегодня сдают анализ на сифилис – без этого мы не имеем права принимать пациента. Получается, что сифилис – болезнь, а СПИД – это игрушки? Считается, что мы как бы будем обижать подозрением людей, если начнем заставлять их в принудительном порядке обследоваться. Нарушение прав человека? Возможно. Но разве подвергать риску остальных – это не нарушение прав? Это угроза и для медработников, и для тех, кто лежит в одной палате с инфицированным человеком, и для тех, кого оперируют в операционной после него. ВИЧ-инфицированных людей становится все больше и больше, и отношение в обществе к этой проблеме, мне кажется, меняется. По крайней мере, люди стали внимательнее к этому относиться. Я сужу по медикам. Раньше, лет десять назад, хирурги вели себя во многом самонадеянно, смело брались осматривать привезенного с улицы человека, даже если были подозрения, что он может быть ВИЧ-инфицирован, - многие даже без перчаток вправляли переломы и так далее. Психология сейчас перестроилась: вы не увидите медсестру или лаборанта, которые бы пришли брать кровь без перчаток. И все-таки мы еще очень далеки от того, чтобы сказать, что адекватно воспринимаем эту проблему. В мире к лечению ВИЧ-инфицированных людей совершенно другое отношение. Понятно, что о недостаточном количестве хирургической экипировки, скажем, в американских клиниках речи не идет. Вы скажете: в Америке – совершенно другой уровень жизни. Но и у нас для того, чтобы сделать в каждой больнице по одному отделению и по одной операционной для ВИЧ-инфицированных нужно не так уж много денег. Тем не менее, в нашем городе этого нет, в других городах Украины, насколько мне известно, тоже. Была мысль 5-6 лет назад сделать такое отделение на базе 4-й больницы. Когда я столкнулся с этой проблемой, - надо было оперировать человека ВИЧ-инфицированного, - выяснилось, что такого отделения не существует. Специализированных медицинских учреждений, где оказывали бы помощь таким людям, в Харьковской области нет. Насколько мне известно, и в Украине тоже…

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования