Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Криминал стр. 5
Человек стр. 6
Невыдуманная история стр. 7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Колонка редактора
Второе пришествие Януковича
Мастер открытий
Трагедия в метро. Подробности
Культурный разговор Стр. 10
Также на странице:

Фазиль Искандер. Сандро из Чегема

Вера Каталкина


“Рифма   - это когда слова чокаются, как мы чокаемся стаканами, когда хотим дружно выпить”.

Конечно же, это Чунка, он же молния  - мужчина, он же чегемский пушкинист. Данное им определение рифмы, с моей точки зрения, гораздо лучше (емче, кратче, изящней, понятнее) тех, которые приведены в нехудожественной литературе. К сожалению, люди почему-то предпочитают идти по более сложному пути, с блеском преодолевая препятствия, созданные собственными же усилиями. К примеру, ни один учебник философии или философский словарь из попадавшихся мне на глаза не использовал блестящего определения Джерома К. Джерома: “Философия   - это наука стоически переносить чужие неприятности”.

Вернемся к творчеству Фазиля Абдуловича.

Пожалуй, один из немногих в моей читательской биографии случаев, когда я точно могу назвать период первого знакомства.

На летних каникулах после второго класса (Господи, четверть века прошло!) я надыбала журнал “Юность” с “Джамхухом   - сыном оленя”. По понятным причинам в названии произведения тогда не было второй части “Евангелие по-чегемски”.

Поскольку “Джамхух” был позиционирован как сказка, я его прочла. Понятное дело, что к семилетнему ребенку неприменима булгаковская формулировка “любовь выскочила перед нами, как убийца из подворотни”, но нечто похожее на удар молнии я испытала.

Мама, обнаружив мой интерес к любимому ею писателю, подкинула мне рассказы и “Созвездие Козлотура”. Сказать, что я тогда многое в них поняла, не могу. Ну так ведь и прочтение было первым, но далеко не последним.

Когда-то я уже излагала свою классификацию литературных произведений по количеству их возможных прочтений. Проза Фазиля (простите, к стихам я глуха, а они отвечают мне полной взаимностью) в моей классификации относится к высшей из трех категорий   - с неограниченным количеством прочтений, при каждом из которых читатель будет делать все новые и новые открытия   - пусть даже текст известен чуть ли не на память.

В середине 80-х мне как-то удалось разжиться экземпляром “Сандро”, объем которого составлял едва ли пятую часть полного произведения. И будучи тогда читателем еще не только непрофессиональном, но даже не сильно искушенным, я видела места, где текст кровоточил из-за отсутствия каких-то кусков. Роман создавался как единое целое (разумеется, его создатель этой своей цели достиг), поэтому в урезанном виде смотрелся как калека, оставшиеся части которого позволяют предполагать былую красоту и гармонию и сожалеть об их утрате.

К счастью, грянула перестройка,

и “Сандро” был издан полностью издательством “Московский рабочий”   -

в трех томах. Мы с братом обегали кучу букинистических магазинов (для тех, кто не помнит: тогда там можно было не только купить сданную прежними владельцами старую литературу, но и выменять новую   - если, конечно, у вас была книга, которую человек хотел получить взамен). Нам дивно повезло со вторым томом “Сандро”, поскольку его хозяин хотел “Зверобоя” Фенимора Купера, с которым мы расстались без сожаления. Первый том мы выменяли на “Лезвие бритвы” Ефремова, из-за чего мама, доставшая в свое время эту книгу с неимоверными усилиями, дулась на нас неделю. Третьего тома у нас нет до сих пор, по поводу чего брат серьезно размышляет над приобретением шеститомника Искандера   - чтобы уже не мучиться и всё было.

У меня “Сандро” есть полностью, чему я несказанно рада. Хотя бы по той простой причине, что муж тоже является большим поклонником романа, и книга просто необходима под рукой, когда заходит спор о формулировке какой-нибудь конкретной цитаты или очередности событий. Перечитать “Сандро” полностью,

к величайшему сожалению, пока возможности нет, но даже взгляд на толстенный красный переплет на нижней полке поднимает настроение   - проверено неоднократно.

Кстати, язык Искандера специфичен настолько, что ни одна из трех известных мне экранизаций кусков романа не передала его обаяния хотя бы частично. Ни “Воры в законе” хорошего, в общем-то, режисерра Юрия Карры, ни “Пиры Валтасара, или Ночь со Сталиным”, ни тем более “Маленький гигант большого секса” каких-то эмоционально-качественных ассоциаций с романом у меня не вызвали. Да, событийная канва местами совпадает, да, персонажи иногда даже озвучивают аутентичные фрагменты текста, но сам дух… Нет, не то, совсем не то. Единственное исключение, на мой вкус,   - великолепный Зиновий Гердт, сыгравший в “Ворах в законе” знаменитого московского адвоката: вот у него фазилевский персонаж получился, причем великолепно.

Повторюсь: проблема не в слабости режиссеров, проблема в силе текста. При этом Искандера (как, впрочем,

и Гоголя) принято считать писателем юмористическим, что, скажем мягко, не вполне верно. Подозреваю, что Фазиль Абдулович давно перестал переживать по этому поводу   - с его-то флегматично-философским складом характера.

Мир, созданный (или воссозданный) им в романе, поражает своей естественностью и гармоничностью. А еще к эмоциям обязательно примешивается чувство сожаления. О том, что ты не сможешь стукнуть обухом топора по стволу Молельного дерева и услышать звук “кумхоз”. О том, что современным политическим лидерам не дают отвлеченные прозвища типа “Большеусый” или “Тот, Кто Хотел Хорошего, Но Не Успел”   - нынешних почему-то обзывают совсем не образно и не поэтично. О том, что ты не жил в атмосфере реального многоязычия, когда человек, владевший на уровне общения пятью-шестью языками, вовсе не считался полиглотом, поскольку таких, как он, было подавляющее большинство. О том, что ты не знаешь историю своей семьи до седьмого колена. О том, что троюродная бабушка в наших представлениях вовсе не является близкой родственницей. О том, что старейшины мудры, поскольку не вмешиваются в то, что их не касается, и потому младшие их таки слушаются. О том, что понятие “честь семьи”   - не пустой звук, а громадная ценность, соразмерная с ценностью жизни. Эх, да что там!

Самое главное, что такой мир в принципе существует. Да, под обложкой книги. Но когда вы ее откроете, он развернется перед вами во всей своей красе и многообразии, научит вас любить и ценить жизнь, поделится радостями и печалями своих героев. Потому что он   - настоящий. И спасибо громадное Фазилю Абдуловичу за такой бесценный подарок.

Фазиль Искандер. Сандро из Чегема.   - Москва: “Вся Москва”, 1990.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования