Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Деньги стр. 5,6
Культурный разговор стр. 7,8
Афиша стр. 9
Культурный разговор стр. 10
стр. 11
стр. 12
стр. 13
стр. 14
стр. 15
стр. 16
стр. 17
стр. 18
MediaPost on-line
Андрухович возвращается в Украину
Колонка редактора
Дорогое мое жилье. Завтра будет дороже
Кернес от харьковчан никуда не денется
культурный разговор Стр. 10
 культурный разговор 

Бог в кармане

Мария Малевская
Агентство "МедиаПорт"


Закрытие смены в детском летнем лагере. Родители, приехавшие забирать своих чад домой, с опаской поглядывают на двух молодых людей - парня и девушку. Ребята, не стесняясь, подходят к детям - заглядывают в лица малышей, переглядываются между собой, почему-то фотографируют и уходят. Объясняют: не маньяки. И представляются: “Я продюссер, а это - режиссер. Подбираем актеров для нового фильма”.

Примерно в такой же шок повергла съемочная группа и жителей села Хорошево, под Харьковом. Под конец селяне, услышав из лесу истошный крик: “Мотор! Работаем!..” - уже не пугались. Но между собой, а иногда и вслед киношникам - посмеивались.

Режиссер Анна Писаненко - харьковчанка. Но сейчас живет и учится в Москве, на Высших курсах режиссеров и сценаристов. Это двухгодичные курсы для тех, кто уже закончил творческий вуз. Аня училась в Харьковской академии культуры.

Продюсер Вячеслав Братух - тоже харьковчанин. Первое образование - режиссерское. Сейчас учится там же, в Москве, в мастерской Владилена Арсеньева, человека, который в свое время создавал НТВ.

Они молодые. Пока не “заштампованные”. Амбициозные. Впечатлительные. С огромным желанием и силами работать.

— Это детское кино? - спрашиваю я у Ани.

— Ты знаешь, нет. Когда я только задумывала его, хотела, чтобы взрослый, посмотрев этот фильм, немножко стал маленьким и пережил некоторые моменты заново. Наверное, так: на самом деле это кино для детей и взрослых -

о детстве.

— А сценарий чей?

— Мой. (Потупляет взгляд). Я не собиралась вообще-то...

— А как так получилось?

— Даже не помню, как... У меня очень много живых, ярких воспоминаний из детства, и мне всегда очень хотелось “рассказать” их с помощью картинки.

И вдруг я вспомнила один момент, который позже лег в основу сценария. Я в детстве выдумала себе молитву.

И каждый раз, засыпая, говорила себе: “Господи, прости за все мои грехи, сделай так, чтобы моя вся семья была здорова, жива и счастлива, чтобы у мамы с папой все было хорошо на работе, у меня - в школе...” Ну, и так далее... (Смеется.) И это настолько трогательное воспоминание для меня... Что-то такое родное, такое детское и только детству присущее, и я вот прямо представила себе: это будет мальчик, маленький... Ну, примерно, лет 8. С этого всё и началось... Я не собиралась делать ничего религиозного - ни в коем случае! Это такой домашний ритуал маленького человечка.

— Кто у тебя дей-ствующие герои?

— Герои - это девочка 9-ти лет и мальчик - на год младше. Они полные противоположности. Она - хулиганка, у нее братишка в детском доме. Он - из обеспеченной семьи,

с няней и кучей игрушек.

— А место действия? У тебя как-то звучит, что это Харьков, Украина?

— Ну, вообще в сценарии я не заявляла Украину. Но это все равно будет видно - говор (“гэканья”, “шоканья”),

я от этого никуда не уйду. И даже в массовке - это везде звучит. Ну, и убежать я тоже не пыталась. Так что в любом случае будет видно! Если продюсер не зарубит... (Смеется.)

— Как ты искала актеров? Найти детей для кино - достаточно сложно.

— Исполнитель главной роли - Тарас Ковшун - из актерской среды, сын актрисы театра Шевченко Елены Приступ.

— Сколько ему лет?

— Восемь. Как и моему герою. Тарас играл у Жолдака, если помнишь. То есть актерский опыт у него есть.

— А героиня?

— Ой, Дашеньку Торяник мы вообще нашли в детском лагере. Просто узнали, когда закрытие смены, поехали наобум. Это было очень смешно и страшно!.. Родители просто шарахались! Ну, представь: мы подходили, разглядывали, фотографировали... (Смеется.) И тут мы увидели на сцене то, что нужно! Угловатая, не розовощекая - маленькая “пацанка”. Мы просто побежали за ней! Даринка - художественная гимнастка. Невероятно талантливая девочка! Она делает просто нереальные вещи! И что мне понравилось в первый момент - у нее очень взрослый взгляд, она смотрела прямо в глаза. Конечно, это был большой риск. Но я ни на секунду, ни капельки не пожалела!

— Насколько трудно было работать на съемочной площадке с детьми?

— Кошмар просто... (Смеется.) Ну, это же дети... Тут он тебя кусает, бесится, прыгает на тебя, или еще хуже - на оператора с камерой или на звуковика с “удочкой”. Тут же через 5 минут уже плачет... Нет, ты знаешь, они всё хватают быстро. Понимают всю серьезность процесса.

— Но неоправданных капризов

детских не было, - это уже продюсер, Вячеслав Братух подключается. - Они просто уставали очень сильно. Был момент, когда прозвучала очередная команда “Мотор!”, и мы увидели, что Дашенька плачет: она понимала всю серьезность процесса, но не могла сказать, что устала. И тогда мы остановили съемки, сказали: “На сегодня всё”.

— У вас еще один особенный актер был, я видела. Аня, расскажи, что это за человек, как ты его нашла?

— Мужчина с велосипедом. Это единственный отрицательный герой, хотя трактовать можно по-разному. Мирона Михайловича я нашла прямо в Хорошево. Он - учитель физики местной поселковой школы. Удивительный человек. Увлекается восточной религией. Он очень мудрый и добрый.

И у него очень колоритная внешность. Он потерял руку - не знаю, при каких обстоятельствах. Я долго думала: такой риск, какой будет реакция на отсутствие руки? Очень боялась. И за него боялась - как он сможет на велосипеде ездить, драться... Но больше всего я боялась, как дети его воспримут.

— У тебя была очень интересная операторская группа. Кто они?

— Это Наташа и Антон Стеллинг.

— Ты с ними уже не первый раз работаешь?

— Да. Они в этом году закончили ВГИК, мастерскую Игоря Семеновича Клебанова. Достаточно известный оператор. Он и сейчас очень много снимает - приглашаемый всегда оператор.

— Я видела, на съемочной площадке Наташа - за камерой, а Антон занимается освещением и так далее. Это всегда так? Интересно было наблюдать, очень необычно.

— Вообще они сами между собой распределяют обязанности. И приглашая их на проект, мы приглашаем обоих. А они сами уже решают. Ну, так получается, что в их паре доминирует Наташа. (Смеется.) Может, этого не стоит писать?

— Они москвичи? Или в Москву приехали, как ты?

— Они из Самары, долго работали там на ТВ, и сейчас их часто приглашают в разные проекты в Москве: Наташа работала на “Фабрике”, на “Доме” немного. А с Антоном вместе - на сериалах разных.

— Скажи, насколько это будет женское кино? Ведь получается абсолютно женский взгляд: режиссер - женщина, за камерой - женщина...

— Ой, нет. Это не должно быть женское кино. Я почему-то очень плохо отношусь к понятию “женское кино”. Я вообще об этом, если честно, не задумывалась. Дело в том, что сейчас столько мужского кино, которое похоже на женское... Сейчас очень всё размыто. Есть хорошее кино или плохое. Я не вкладывала никаких своих женских переживаний. Я вкладывала детские. И никакого “слёзовыжиматель-ства”, “соплей” там не будет. А Наташа, она настолько в семье Стеллингов “мужчина”, что думаю, как раз к ней вообще не может быть никаких претензий. Ты первая об этом спрашиваешь.

— Слава, а ты как думаешь, “Бог в кармане” будет женским кино?

— В последние полгода я убежден, что на самом деле кино - оно женское.

— Кино в принципе?

— Да. Я считаю, что по-настоящему передать эмоции, силу созидания может только женщина. По-настоящему мощным, сильным кино может быть, когда по ту сторону кадра - женщина.

— Твои планы, как продюсера, по поводу “Бога в кармане”?

— Это фестивальный проект, прежде всего. Это авторское кино. В принципе, это визитка. Аня уже заявила о себе: она - победительница киевского фестиваля “Пролог”, у нее серьезная заявка уже есть и в Москве. Ее увидел и оценил Тонино Гуэрро.

— Я знаю, там интересная история была с Тонино Гуэрро, расскажи.

— На Аню настолько сильное впечатление произвела картина Федерико Феллини “Джинджер и Фред”, что она написала свой сценарий по мотивам, “Дуэт” - о парне, который любит степ. Эту картину мы сделали в Москве, использовали там музыку из “Джинджер и Фред”, получился короткий метр, и совершенно невероятным образом эту картину увидел сценарист фильма “Джинджер и Фред” Тонино Гуэрро!

— Каким образом?

— Так получилось, что наш декан поехала в Рим, взяла с собой Анину картину и показала Тонино. Он стал расспрашивать, кто автор, сколько лет? И потом - еще одна случайность или чудо - Тонино приехал в Москву, ему показали Аню: “Вот та девочка...” Огромное потрясение, конечно...

— Есть уже какие-то договоренности по поводу постпродакшна?

— Да, материалом еще на уровне идеи заинтересовался один продюсер очень серьезный, - Слава пытается скромничать, улыбается, и продолжает. - Он живет не в Украине и не в России. Он из Америки. Он дал нам гарантии, что он оплачивает постпродакшн полностью и берет на себя обязанности представлять картину на международных кинофестивалях.

— Аня, твой мастер. Петр Ефимович Тодоровский. Твои первые впечатления от общения с этим человеком?

— Он... ужасный оптимист по жизни. Светлый-светлый человечек. У него есть одна шутка, которую он часто повторяет. Утром обычно подходит,

к щечке жмется и говорит: “Что-то ты не побрилась сегодня...” ( Смех.) Он большой импровизатор. Иногда он может принести гитару. И подыгрывать себе на лекции. Играет и говорит: “Пишите, что видите под эту музыку”. Очень смешливый, очень задорный. Человек-огонёк. Человек-искорка.

— Возраст не сказывается? Сколько ему лет?

— 80 вроде. Ты знаешь, ему на самом деле намного меньше. (Улыбается.) По крайней мере, лет на 20-30 моложе.

— Сын, Валерий Тодоровский не приходил?

— Нет. Когда мы пришли в больницу проведывать Петра Ефимовича (он попал в аварию) и мы встретились с Валерием в палате. На самом деле он маленький, худенький, пронзительно смотрит - внимательно нас изучал... Испепелил глазами и ушел.

— Папа как-то отзывается о творчестве сына?

— У них - профессиональная ревность. И это было заметно с первого дня. Когда Петр Ефимович упоминает сына, он сразу же добавляет: “Нуууу, мы же снимали совсем другое кино. Сейчас же всем деньги нужны...” Вероятно, он его признал как режиссера, но ревнует. Конечно, он его любит ужасно. Так же и Валерий: его часто сравнивают с отцом, обвиняют, что он - не такой романтик, как папа. Но, несмотря на это, он всегда, когда начинает новый проект, приходит к отцу. Петр Ефимович говорит: “О, Валера надумал снимать мюзикл, советовался”.

— Из тех режиссеров, которые приходят к вам проводить мастер-классы, кто больше всего впечатлил?

— Я, если честно, даже боюсь говорить, но мне очень понравился Михалков, как ни странно. Я к нему неоднозначно отношусь... Но у него такая харизма!.. Я тебе объяснить не могу. Ты просто приходишь - как на гипноз. Он, когда рассказывает о профессии или о съемках, он настолько красив в этот момент!.. Очаровывает просто! Очереди к нему выстраиваются, чтобы попасть на съемочную площадку. Совсем другое впечатление от Занусси. У нас была целая “неделя Занусси” и фестиваль. Он каждый год приезжает. Ну вот не понравился, хоть ты тресни! Соловьев приходил - он такой смешной... Все время сопит, как ёжик... (Смех.) Абсолютно не скажешь, что это он снимает таааакое кино!

— А почему ты в Москву уехала?

— (Сначала смеется. Потом резко серьезнеет. Задумывается.) Ну, потому что у меня не было здесь перспектив развиваться. А мне хотелось. Я хотела научиться именно кинорежиссуре. К сожалению, в Харькове это невозможно.

— Представь себе ситуацию: продюсер добивается для тебя хорошего бюджета, хороших денег на фильм, у тебя уже есть выбор, не ограниченный финансами, возможно ли что ты едешь снимать еще раз, сюда, под Харьков?

— Конечно, возможно. Если подойдет натура по сценарию. А здесь - все-таки это МОИ детские воспоминания. И это место - ближе ко МНЕ. Хотя места можно найти в любом городе. Главное - коллектив.

— Слава, а ты почему уехал в Москву?

— Я же вообще профессию поменял: учился на режиссера, пошел на продюсера. Я в какой-то момент понял, что мне гораздо интересней заниматься организацией процесса. И был период, когда я жутко мучался - амбиции режиссера били, куда не попадя.

— А Москва почему?

— Это очень серьезная школа. Это потрясающий полигон.

— И возможность найти там для себя место? Скажи честно, не лукавя, ехал ведь, чтобы остаться?

— Я суеверный. Боюсь вслух произносить. Но наверное, да.

— Чего хочешь для себя?

— Я очень часто задаю себе вопрос: когда продюсер становится счастливым в профессии? Нужно дать людям, которые с тобой работают, возможность реализоваться - первое.

И второе - чтобы люди заработали. Продюсер - это человек, который объединяет творчество и деньги.

— Аня, ты мечтаешь о каком-то особенном фильме?

— Я не знаю, как это объяснить... Хочу снять хороший фильм. Неважно, что, как, по какому сценарию. Я хочу... вот, когда ты понимаешь: получилось! Это не зазнайство, не гордыня. Чтобы не было видно “латок” киношных, чтобы была “жизнь”.

— Что ты хочешь, чтобы зрители испытывали, глядя твой фильм?

— Чтобы они максимально сопереживали. Чтобы почувствовали себя маленькими - если говорить об этом конкретном фильме - вспомнили себя в детстве. Чтобы поверили...

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования