Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Деньги стр. 5,6
Культурный разговор стр. 7,8
Афиша стр. 9
Культурный разговор стр. 10
стр. 11
стр. 12
стр. 13
стр. 14
стр. 15
стр. 16
стр. 17
стр. 18
MediaPost on-line
Андрухович возвращается в Украину
Колонка редактора
Кернес от харьковчан никуда не денется
Дорогое мое жилье. Завтра будет дороже
Афиша Стр. 9
Также на странице:
 история с продолжением 

Кот да Винчи



Сделавшись настоятелем и пророком, брат Джироламо с такой неистовой и наивной искренностью причинял добро и наносил благочестие флорентийским гражданам, что смутил папу Борджиа и, возможно, вселил в него некоторые подозрения относительно самого себя. Опечаленный папа вынужден был признать, что его руководящие представления о христианской жизни плохо совместимы с представлениями коллеги Джироламо, и с присущей ему кротостью отлучил Джироламо от церкви.

Тут уж не надо было быть котом, чтобы понять: нехорошие времена вскоре обречена пережить церковь, в которой какой-нибудь Борджиа может по праву и с соблюдением всех законных формальностей отлучить такого человека, как Джироламо.

Огорченные нападками на своего учителя и кумира, граждане Флоренции захотели усовестить папу, явив ему чудо безвредного прохождения Джироламо через огонь, о чем они его с подкупающей народной непосредственностью и попросили. В силу разного рода косвенных обстоятельств Джироламо не смог им осуществить подобного аттракциона, - и вот этого граждане Флоренции своему учителю простить не смогли.

23 мая, при полном аншлаге публики, громко сочувствующей происходящему акту веры, безмолвствующий брат Джироламо был повешен на площади перед дворцом Синьории, а затем тело его все-таки предали сожжению.

Что-то надо было говорить, но говорить не хотелось. Леонардо углубился в работу, чтобы самому реже бывать дома. Теперь он полностью сосредоточился на водоснабжении Милана,

и, кроме того, у него впервые появилась недвижимая собственность: Моро подарил ему имение с неплохим виноградником. Кот не находил себе места. Он не чувствовал вины или ярости, он чувствовал боль. Чуть позже к этому стало примешиваться еще и тревожное беспокойство.

Кот заговорил первым. “У герцога несчастье. Он потерял Беатриче и, стало быть, неизбежно потеряет Милан. Скоро здесь будут французы…”

Теперь беспокойство чувствовал и Леонардо. Он не очень был готов понимать, что означает “потерял Беатриче”, но догадывался, что это неизмеримо хуже, чем потерять Милан. Зато про Милан он понимал хорошо. И еще ему показалось, что кот говорит с ним так, как будто куда-то собрался и объясняет, что и где лежит на кухне и как этим пользоваться.

“Французов не люблю” - “Ты просто не пробовал их любить… У себя дома, кстати, французы достаточно хороши. Другое дело, когда они покидают свою Францию, они становятся каким-то блуждающим несчастьем. Режутся, тонут, обмораживаются… Как-то одновременно утрачивают и шарм, и голову” - “Все равно не люблю. Ни одного приличного живописца, ни одного скульптора...”

Какое-то напряжение появилось в их разговоре. Этого не было раньше. Кот пробовал улыбаться - самыми уголками рта, уголками внимательных, слегка прикрытых и чуть-чуть увлажнившихся глаз, - потом Леонардо всегда будет видеть перед собой эту улыбку…

“Люди, которые не умеют есть помидоры, считают, что они ядовиты” - “Что такое помидоры? При чем тут они?” - “Ну, на самом деле ни при чем… Хотя помидоры, как и французская живопись, станут очень популярны через некоторое время. Правда, у вас, в Италии, помидоры будут знать чуть раньше и чуть лучше…” - “Хорошо, я так понимаю, что помидоры - это растение?” - “Да. Из Нового Света”.

При упоминании о Новом Свете Леонардо мрачнел. Он почему-то не хотел об этом говорить. Он не понимал, откуда у него возникала в душе эта тревога, эта ревность, что ли…

“Отлично, я напишу письмо своему другу Америко, - ты знаешь, он сейчас занимается экипировкой судов для Алонсо Охеды…и еще для одного генуэзца… Так вот, я попрошу его…”…

При упоминании имени Америко мрачнел кот. Кажется, Леонардо это знал. “Не надо писать другу Америко” - “Но почему?” - “Не надо”.

Леонардо пожимал плечами и шел заниматься делом. Благо, дел у него не переводилось.

Примерно в это же время адмирал и вице-король Кристофоро в третий раз поплыл в свою любимую Индию по своему любимому новому пути. Было уже лето, когда он добрался туда, острова и полуострова попадались по пути спелые, сочные, но Кристофоро быстро скользил мимо этого рая в свою резиденцию Сан-Доминго, на Эспаньолу. А когда он причалил, то был закован в кандалы уполномоченными прокурорами их католических величеств и отправлен в Кастилию в рамках торжества справедливости и правосудия. Поскольку уполномоченные прокуроры, как низко летающие перед ненастьем птицы, собственной волей не обладают и являются лишь дурным предзнаменованием происходящей сверху бури, то следовало незамедлительно признать, что данное предзнаменование в отношении Кристофоро было очень дурным.

…Тяжелые воды сомкнулись над головою Леонардо. Стало нечем дышать и жить стало некому. Леонардо в ужасе вскочил, оказался в другом сне, более мелком, еще раз дернулся, с криком увернулся от двух огромных черных пауков, бегущих наискось по подушке, и потом все-таки смог проснуться. И пожалел об этом. Произошло плохое. Леонардо больше не чувствовал своего кота.

Кот исчез. Судя по всему, утонул.

продолжение следует...

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования