Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Культурный разговор стр. 6
Невыдуманная история стр. 7
Афиша стр. 8,9
Игрища стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
жУУУткий праздник
Евгений Гришковец: я очень долго искал партнера
Колонка редактора
Новый начальник: ревизор из налоговых
Игрища Стр. 10
Также на странице:
 Style life 

Культ мужества. Женский взгляд

Мария Малевская
Агентство "МедиаПорт"


Я теперь знаю, почему у мотоцикла в колесах - спицы, а у машины - диски (для меня это всегда было вопросом из разряда “почему на ногах - ногти, а на руках - тоже НОГти, не РУКти?”). Спицы у мотоцикла - потому, что такоооой шквал ветра дисковое колесо через себя не сможет пропустить! Здесь я, сдвинув брови “домиком” - в момент прихода к подобному сенсационному выводу - чувствую себя как минимум Эйнштейном. Не, не блондинка. Совсем наоборот. Просто для женской логики техника, а тем более мотоцикл - это всегда сложно. Могу только смотреть на это всё женским своим взглядом и говорить об эмоциях - атмосфере, то есть.


Ощущения от первой поездки на мотоцикле (в детстве даже в коляске мотоциклетной не каталась) не сравнить даже с самыми изощренными аттракционами заморского луна-парка. Не то. Страшно безумно. Пока закидываю ногу (как бы не снести носком туфли чего-нить из важных деталей машины) успеваю подумать: если что, в мобильном под первым номером - телефон родителей. Хотя нет, ИМ звонить лучше не стоит.

Ощущение от второй уже поездки: на этот раз мотоцикл побольше, повнушительнее, а значит - упасть сложнее. Не уверена, что вывод правильный, но внутренний голос говорит именно так.

Да, забыла. Водить я не умею. И, думаю, не скоро научусь. Тем более, то, на чем ездят байкеры. Пространственное мышление у меня плохое. Вру - отсутствует. Поэтому все выше описанные ощущения - с заднего сидения. Кстати, в мотоцикле оно вообще есть?

Когда мне предложили “покататься”, а заодно и поработать - стэнд-ап записать (это когда журналист в камеру что-нибудь вещает), прокатившись мимо оператора, с развевающимися на ветру волосами и выпученными глазами - я обрадовалась. Это работой не назовешь.

А в итоге - весь вечер думала, что будет делать мой камера-мэн, когда я во время этого самого стэнд-апа шлепнусь? А водитель? Потом вспомнила статистику ДТП за последнюю неделю и уже автоматически - мозг это увидел без моего согласия - кадры, которые мы подписываем плашкой “оперативное видео”.

Повод. Чтобы покататься, держась за спину друга, и крича ему в уши “Аааааааааааааааааааа!” - повод не нужен. А для новостей - нужен. Получи. Закрытие сезона.

Что такое? С чем едят? Уже позже понимаю - это как у обычных людей Новый год и Пасха. Закрытие и открытие сезона. Зимой-то на мотоцикле не покатаешься!

Собираемся на площади Конституции. Долго собираемся. Байкеры - народ не организованный, делаю вывод я. И тут же поправляюсь: но эффектный. Когда все уже стоят, когда все уже увидели, посидели и подырчали на мотоциклах друг друга - приехать последним и обратить на себя общее внимание. Ему - положено. Он - президент. Тот, которого в Харькове встречали в среду, - отдыхает.

Еще примерно полчаса внутреннего общения. Точно неорганизованный народ. Зато популярный. Для зрителей, которых к этому моменту здесь уже десятки, - еще полчаса смотрин. Желательно - с периодическими подходами: “Слыш, сфоткай меня на мобилу тута, возле отэтова!”.

Старт. Площадь загудела. Байкеры газуют. Нужно запастись впечатлениями на зиму - пока “железный друг”, если говорить штампом, будет скучать в гараже. Маршрут - по Сумской, дальше на Деревянко - и поворот в Сокольники, вглубь - в байкерский лагерь. Возле Зеркальной струи начинают приходить первые нотки коллективной гонки. По обоим бокам - свадебные кортежи, просто зеваки. Медленные, медленные, очень медленные автомобили. Они стоят в ряд, ждут, пока впереди стоящий двинется. Мы не ждем. Мы маневрируем между машинами - ловлю завистливые взгляды водителей. Пытаюсь представить, что думают сейчас прохожие - глядя на такое количество газующих байкеров.

Уже по ходу, глядя из-за спины “моего” байкера, понимаю: маршрут меняется. Лидер колонны сворачивает на площадь Свободы - едем по Ленина. И вот тут - весь кайф, уже даже не отдельные его нотки - кайф от поездки колонной по городу. Здесь уже можно чуток разогнаться. Разогнаться вместе. Еще больше возмутить сидящих на лавочках бабушек и до предела восхитить дуркующих мальчишек.

Кажется, байкеры специально выстраиваются на дороге в фигуры - ты слышишь не только “свой” рёв, но и того, кто рядом. Чуть-чуть не доезжая до Дома проектов, вожак снова показывает какой-то знак. Приостанавливаемся. Кучкуемся даже. По сигналу байкеры начинают усиленно газовать - прямо так, стоя на месте, сигналить. Вот тут-то маленькая капля стеснения, которая еще где-то тихо себе сидела внутри меня (стереотип: “байкеры - жесткие мужланы, которые не моют длинные волосы и избивают слабых”, и среди них - я?!) исчезает в миг. Стереотип, кстати, тоже :) Моют они волосы - сама видела, моют.

Никакого стеснения, смущения или НЕкомфорта - ты просто сливаешься с этим гулом машин. Пофиг - что куртка байкерская не моего размера, и вообще - я такого не ношу. Пофиг - что слезы от ветра текут, предательски смывая результат утренних малярно-покрасочных работ. Пофиг. Еще!..

Подъезжаем. К и так выливающимся через уши впечатлениям добавляется эффектный осенний пейзаж. Поверьте (или посмотрите фото) байкер (а еще лучше - байкеры) на желто-красной аллее смотрятся живописно.

В лагере - полным ходом подготовка к визиту. В голову еще раз приходит сравнение с подготовкой к визиту главного лица государства. Лучше не сравнивать. Здесь - искренность. Искренние улыбки, искренние “мужские” - без цензуры - приветствия, и куда уж более искренние запахи - два огромных (как по мне) казана. В одном будет плов, в другом - шурпа.

“В среднем, плов я готовлю за час-полтора”, - объясняет Руслан. Вообще он работает барменом в одном из харьковских кафе, у входа которого всегда припаркованы несколько мотоциклов. Но сегодня Руслан - главный повар.

— Сначала находим большой казан, затем наливаем туда масла, прокаливаем его, как следует, потом добавляем мясо. Мясо надо обжарить до золотистой корочки. Когда мясо обжарилось, добавляем морковь и лук. Одновременно. Морковку надо резать соломкой.

— А потом?

— А потом... Потом - суп с котом :)

— Вкусна?

— Очень вкусссснааааа!...

Вижу цель. Байкер без стандартной кожаной куртки, потертых джинсов и грубых перчаток. В жизни бы никогда не сказала, что такой человек любит скорость.

— Это мотоцикл “Кавасаки Мэйнстрик”, мотор 1 600 кубических см. (Роман усаживается на байк и гордо улыбается.) Один из лучших мотоциклов.

— Давно купил?

— В этом году, он новый.

— А до этого какой был?

— До этого была “Ямаха”.

— То есть на мотоцикле уже давно?

— Ну, где-то 3 года.

— В чем кайф? Объясни человеку, который с вами сегодня не катался, не видел этого всего - в чем кайф?

— У всех по-разному: у кого-то понты, у кого-то - кайф на уровне полметра зада от земли лететь со скоростью 200 км. У всех по-разному. Это очень индивидуально. Есть люди, которые сами делают под себя мотоциклы - им все равно, дорогой или нет, но это его детище. Как родной.

— У тебя максимальная скорость какая была?

— Ехал двести. Но, наверное, могу и больше. Главное, чтоб этого не слышала моя мама...

— Ощущения, когда на такой скорости едешь?

— Ощущение 200? Ну, хорошее ощущение! Летишь, паришь! Классно, супер... И уже ничего... Отлично идешь. Главное - как говорится, чтоб была ровная дорога, солнышко, и - куда-нибудь за горизонт!

— О чем думаешь в такие моменты?

— Чтоб не упасть! (Смех)

— То есть, философии и раздумий никаких?

— Не, не успеваешь уже думать. Надо управлять. Кайфуешь. По сторонам главное не смотреть.

Роман заводит мотоцикл - ловит реакцию.

— Как близкие относятся - не ругаются?

— Ну, полгода назад ходил в костылях. Упал с мотоцикла, поломал ноги. Костыли... Ругаются... Ну, а шо делать? Оно ж головы нету!.. Люди есть шахматисты, охотники, а я вот - мотоциклист.

— Зимой, когда сезон вы уже закрыли, ломка бывает?

— Зайду - мотоцикл... Посижу, позавожу, покайфую, подырчу... И всё, и иду домой. Он у меня стоит в гараже. Упаковываю в одеяльце, чтоб ему было не холодно.

— Я правильно понимаю: чтобы иметь такое увлечение, нужно быть успешным человеком?

— Ну, не дешевое это, конечно, удовольствие. Ну, где-то, наверное, пару тысяч только одежда. Долларов. Ну, это хорошая одежда. Можно, конечно, одеться и дешевле.

Вижу следующую цель. Девушка. Здесь - единственная девушка-байкер.

— Жень, как так получилось?

— С детства занималась мотоспортом, потом решила, что спорт не для меня, а так вот для души все-таки остался мотоцикл. Он называется “Хоннор”, это все китайское производство, маленькими ручками китайцы собрали, женский вариант. Ездить на “Хаммере” - это же не женская машина. На тяжелом мотоцикле не очень будет смотреться легенькая девушка.

— Чего такого находишь в мотоциклах, чего нет в жизни обычной?

— А вы попробуйте, и поймете! Каждому, наверное, свое. Свобода.
Свобода какая-то. Машина - она закрытая.

— Максимальная скорость, на которой ездила?

— Максимальная - 180.

— О чем в такой момент думаешь?

— Хочется еще!

В лагерь заходит еще одна группа: почти у всех - голубые нашивки на куртках. “Kiev. Silver Bullets”. Громкие приветствия и объятия. На выражения, которые из интервью вырежет (и правильно сделает) редактор, реагирую сначала, скривившись. Каменный век. Это уже позже я приду к выводу - им так комфортно. Никаких ограничений. Штампы не работают.

— Вы приехали сюда на мотоциклах из Киева? - человек с бородкой - президент столичного мото-клуба. Вова Messer, как он себя называет.

— Не важно, кто на чем мог. Дело-то не в этом. Тем более что заморозки передают. А живем мы не в Калифорнии, и дело уже к ноябрю.

— В чем кайф байк-клубов?

— Да я сам не знаю! (Смех) Полжизни занимаюсь этим, и сам себе не могу дать внятного ответа. (В этот момент президент харьковского клуба, Саша Харьковский - они все здесь без фамилий - добавляет: “Оставайтесь на ночь, узнаете!:)

— Вова, у вас какой мотоцикл? - моментально пытаюсь перевести тему.

— ”Харли Дэвидсон”.

— Сколько ему лет?

— Одному из них - 2, а второму - 8.

— А на мотоцикле ездите со скольких лет?

— Уже с довольно сознательного возраста, не с детства. То есть, я не могу похвастаться тем, что я вот прямо с подросткового возраста был отчаянным мотоциклистом, ничего такого.

— Аварии были?

— Аварии? Ну, конечно! У всех они были!

— Переломы?

— Переломов - вот, слава Богу, на мотоцикле не было.

— Сколько человек сейчас из Киева с вами приехали?

— Это закрытая информация.

Меня предупреждали: байкерские клубы - система закрытая. Все “лишние” вопросы как будто отпружиниваются. “Лишние” люди - тоже. За несколько лет, что в Харькове существует клуб “Street Warriors”, заветную нашивку с драконом на куртке - то есть членство в клубе - получили, по слухам, только пять человек.

Я видела троих. При том, что на празднике закрытия сезона было около 40 человек.

— Клуб - это некое братство, которое мы, наверное, сами себе выдумали, - объясняет президент “Street Warriors” Саша Харьковский. - Но остаемся верны клубу, и это то единственное зерно, которое нас на сегодняшний день держит в здравом уме в этой жизни. Потому что вокруг - одно скотство и бл...во. А у нас этого нет! Напоказ нет! На дух не переносят! Только заподозрили - уже человека этого нет в клубе. Или он просто туда не попадет! То есть, это мужское какое-то ядро, стержень.

— Какого человека вы принимаете в клуб?

— Достойного. Это не решается так, с кондачка, это проходит определенный этап жизни. Человек в клуб попасть за один день не может. Это должны пройти годы, должно пройти определенное стечение обстоятельств, определенные ситуации, человек должен себя проявить, должен себя показать.

В этом должны убедиться - что он действительно достоин быть рядом с нами. И не потому, что там мания величия какая-то... Просто, когда человек попадает в клуб, у каждого члена клуба появляется некая обязанность, некая ответственность за этого человека. И, если что-то где-то с кем-то случилось, не допускается слово “нельзя” или “мы не поедем” - такого не может быть. Ты обязан. Обязан не потому, что это где-то там в каком-то документе записано, а потому что это от души идет. Ты его воспринимаешь как своего родственника, как своего брата.

— А почему не хотите говорить, сколько человек в клубе?

— Почему не хотим? Хотим!

— Так сколько человек?

— Это закрытая информация! Зачем она вам нужна?

(В этот момент у Саши звонит мобильный. Серёга. Ганкста-рэп. “Пардон...” - Саша отключает звук.)

— Тот ритуал - на проспекте Ленина, когда вы все остановились и сигналили, что это было?

— А, там лежал наш друг с поломанным позвоночником. Мы ему сигналили. Он нас слышал.

— Максимальная скорость, на которой ты ездил?

— Я - 320.

— О чем думаешь в такой момент?

— Как ты думаешь? Ни о чем. Как бы побыстрей слезть с этого мотоцикла, и пойти играть в шахматы...

Так вот, Эйнштейн. Мотоцикл - не просто увлечение. Это даже не хобби - крик души. Это аксиома.

Столько “МУЖЧИНЫ” - и это не пол, это понятие - я не видела нигде.Жесткость. Резкость. Мат. Никаких ограничений. С тобой здесь ничего не должно случиться. Безопасно.

Иду вечером по улице, смотрю на прохожих мужского пола, и думаю: попробовав один раз хороший, крепкий коньяк (хотя я ТАКОГО вообще не люблю, лучше вино), пить потом тот, который покупают, когда нет денег - уже не сможешь.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования