Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Социум стр. 4
ЖКХ стр. 5
Социум стр. 6
Невыдуманная история стр. 7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Иван Черсунов vs милиция
Юрист готовится к суду с "Жилкомсервисом"
Бензин ваш - проблемы наши?
Колонка редактора
невыдуманная история Стр. 7
 командировка 

Киев — город контрастов, таксистов, строек и гостиниц

Анна Гин

“Командировкаааа!!!” Как много в этих звуках для сердца моего слилось… А как много в нем отозвалось! Нас пригласили освещать “эпохальное” мероприятие, в столицу. Подписание партнерства между… В общем между умными и богатыми, чтобы нам, всем остальным, жить стало лучше, жить стало веселее. Девять часов мы, я и оператор, провели в столице.

Глава первая. Столичное такси

Поезд №63. Где-то на подъезде к Киеву.

—Здравствуйте, можно вызвать такси? Нам бы с чеком, мы в командировку…

—На когда-куда ехать-Ваш телефон-пожалуйста.

—Через 30 минут, у вокзала, ехать в гостиницу.

—Ожидайте. (Короткие гудки.)

Через ТРИ минуты

— Синее “Деу” возле “МакДональдса”!

— (?) Мы заказывали через полчаса.

— Ожидайте! (Короткие гудки.)

Через ЧЕТЫРЕ минуты

— Вы заказывали такси?

— Да, но через двадцать минут.

—Что вы мне голову морочите!? Белое “Деу” возле “МакДональдса”. (Короткие гудки.)

Звоню еще раз:

— Алло, можно еще раз, спокойно? Хотим такси на 7.30 на вокзале, ехать в гостиницу.

С чеком.

— Приняла. Ожидайте. (Короткие гудки.)

Через ТРИ минуты

— Это номер такой-то?

— Да.

— Вас ожидает “Деу” возле “МакДональса”.

Я решила промолчать. Вариантов ответа не было.

В назначенное время мы подошли к “МакДональдсу”. Точнее, попытались подойти. Выставка “Деу”! Всех цветов и оттенков! Мы выбрали самую синюю.

— Вы ожидаете поезд из Харькова?

— Садитесь быстрее, разберемся! — нервно заметил водитель.

— У Вас нет кассового аппарата?! Мы просили, нужен чек.

— Разберемся!

Нервный таксист отъехал от злосчастной закусочной.

— Харьков?

— Да.

— Командировочные?

— Да.

Он не успел закончить мысль, интуиция подсказывала, она (мысль) явно не позитивная. У меня зазвонил телефон. Знакомый голос спросил:

— Вы заказывали такси на 7.30?

— Спасибо, мы уже сели, “встретились-поехали”

— Как?! Вас ожидает белое “Деу”.

— Мы едем на синем.

— Передайте трубку водителю.

Знакомый голос перезванивал еще, как минимум, трижды и все сокрушался, как так, мы уехали на Синем?! Типа Белое обиделось.

Мы глазели по сторонам, пытаясь рассмотреть утреннюю красоту столицы. Башенный кран, еще один, еще, еще... Киев — это огромная строительная площадка. Нам так показалось. Может, маршрут неудачный?!

Подъехали к гостинице. Водитель достал из бардачка засаленный чек на сумму 115 гривень.

— Ща, исправим, — сказал он и потянулся за ручкой. Сдвинув брови к середине лба, таксист долго работал на калькуляторе. Цифра 115 чудным образом превратилась в 32.

—Ну вот, а вы переживали, — сказал обрадованный водитель, протягивая мне почерканную бумажку. Новый типа-чек выглядел как-то фальшиво, тем более мы ехали, максимум, десять минут, с учетом выруливания с “выставки”. Я промолчала, мы же в гостях.

Глава вторая. Гостиница

Ни одного автомобиля отечественного производства на гостиничной парковке не зафиксировано. Мы подошли к ресепшну.

— Здравствуйте, мы из Харькова, нам тут номер заказан…

— Номера освобождаются не раньше двенадцати, — сообщила милая девушка, не отрываясь от пасьянса на компьютере.

— Хау ду ю ду, — перебил нас не в тему веселый иностранец.

На ресеппшнский русский это переводится как команда: “Вырубить пасьянс и улыбаться”. Во всяком случае, милая девушка именно так и сделала.

Мы уселись на шикарный кожаный диван в ожидании положенного времени, вокруг разложили сумки, камеру, штативы. По холлу шныряли иностранцы почему-то в смокингах (это в восемь утра-то!). Нам не хватало таблички “сами мы не местные, отстали от поезда”. От безделья мы стали играть в игру “найди человека в джинсах”. Не нашли. Зато консьержка любезно позволила воспользоваться туалетом. ДО двенадцати. Я поняла разницу между “санузлом” и “туалетной комнатой”. “Колонный зал дома союзов” — словосочетание, которое у меня всегда вызывало восхищение. Такая устойчивая ассоциация неоправданного простора и строгой изысканности. Теперь это место займет “туалетная комната” гостиницы. Правда, краны… Они не откручивались. В этой конструкции не было ничего, даже отдаленного напоминающего вентиль. Из раковины торчал монолитный блестящий хобот, без признаков функциональности. Я называла фамилию и стучала по колесам. Не работало. Видимо, нужно было знать волшебное слово, причем наверняка на английском. Вернуться на ресепшн и попросить о помощи не позволяла гордость, пришлось спасаться порционными влажными салфетками.

Позвонили организаторы, выяснилось, что мы вообще не в том корпусе. С сумками и штативами мы побрели в указанном портье направлении. На стоянке возле “нужного” корпуса наблюдался небольшой процент отечественных автомобилей, на ресепшне не было компьютера, а соответственно и пасьянса. Мы поселились.

Глава отдельная. ЛИФТ

На шестнадцатый этаж, видимо, селят только соотечественников. Чтобы им было веселее.

В лифте мы провели минут пятнадцать, покатали представителей всех развивающихся и развившихся до безобразия стран. Вверх-вниз. Это развлечение такое. Аттракцион. Нет, нам, конечно, выдали ключ-карточку, но не дали к ней инструкцию по эксплуатации. А кто знал, что доехать до своего этажа могут только жители гостиницы?! Что прежде, чем нажать нужную кнопку, надо ткнуть карточкой в прорезь?! На первом мы честно нажали кнопку 16 и поехали вверх. На третьем дверь открылась, заглянул мужчина, ткнул пальцем в оператора с зажатым в руке штативом и спросил:

—Эн-Тэ-Вэ?

—Йес, йес, — обрадовался оператор.

Мы отвезли щедрого на комплименты гостя на пятый. На шестом к нам снова подсели иностранцы и нажали кнопку “2 — ресторан”. Мы любезно “провели” их в ресторан, всем видом показывая, что это у нас просто проявление гостеприим-ства, такое “рашн—юкреньен радушие”. Они были финны, поэтому верили и сильно улыбались. Мы снова нажали “16”. На этот раз удалось доехать аж до десятого! Счастье было так близко, но лифт снова остановился.

— ВЫ ДАУН?! — спросил гладковыбритый улыбающийся юноша.

Оператор почему-то обиделся. А что тут обидного?! Вот, если бы вы знали по-английски слово “ю” и не знали слово “вниз”, но очень хотели быть вежливым и вставляли бы знакомое слово в обращение?! Получилось бы “Ю, вниз!?” И еще неизвестно, как бы это звучало на языке принимающей стороны. Но он обиделся, потому что в свете пятнадцатиминутного катания на лифте вопрос иностранца выглядел издевательски уместным. Хама мы в лифт не взяли, потому что вспомнили волшебное слово “ап”.

Вместо него (слава Богу) в закрывающуюся дверь влетела соотечественница, в халате и тапочках.

— Какой вам? — как приятно слышать русскую речь в киевской гостинице.

— Шестнадцатый! — хором ответили мы

— Карточка есть?

С одиннадцатого раза карточка сработала, загорелся зеленый свет и мы нажали нужные кнопки.

Глава третья. Номер 16-07

Теперь-то, после лифта, мы понимали, почему вместо замочной скважины в двери щель, чем сильно разочаровали уборщицу на этаже. Когда мы подошли к двери, она оперлась на швабру в конце коридора и приготовилась к шоу. Женщина убирала исключительно на шестнадцатом и страшно завидовала коллегам с нижних этажей, потому что ей никто не говорил “хау-ду-ю-ду” и не угощал конфетами. Кодовые замки были ее единственным развлечением. Ей не повезло, потому что мы прошли стажировку в лифте.

В комнате 16-07 с первого взгляда хотелось жить вечно. Сильно подкупали ковер и телевизор. А еще чистая пепельница, работающий кондиционер (зимой!) и встроенное в стол радио. Перед входом лежала кожаная папка без названия. Открыли:

“Дорогой гость!

Мы рады приветствовать Вас в нашей гостинице и желаем Вам приятного отдыха.

Если Вы пожелаете взять на память аксессуары гостиницы, пожалуйста, ознакомьтесь с ценами:

Банное полотенце — 50 гр.

Среднее полотенце — 30 гр.

Маленькое полотенце — 15 гр.

Коврик для ног — 25 гр.

Халат — 250 гр.

Информационная папка — 60 гр”.

Первым делом оператор уточнил, вписан ли в прейскурант телевизор? Узнав, что нет, счел это серьезным упущением гостиничной администрации, пошел в ванную и оттуда стал перечислять все позиции, для сличения. Все, что не вошло в реестр, по умолчанию считалось бесплатным и автоматически зачислялось в другой список: “Сувениры в Харьков”.

Зачем нормальному человеку чепец для душа? А два? А нечего нам обидные объявления подсовывать!

Мы пожалели администрацию, в смысле пепельницу, открывалку и обувные щетки. Пусть не думают, что мы жадные.

Глава четвертая. Завтрак

Кнопка лифта “2-ресторан”, легкое движение руки с карточкой — и мы на месте. Я поняла, почему иностранцы в смокингах. В 10 утра в ресторане человек в бабочке играет на рояле. Стало неуютно в потертых джинсах, но есть хотелось и мы вошли. Никто не подскочил с салфеткой через руку и не спросил, “что нам угодно”. Обслуживающий персонал суетился вокруг столиков, за которыми бесшумно завтракали иностранцы.

— Скажите, а как тут можно поесть?

А вы можете лучше сформулировать вопрос? Мы не смогли, поэтому получили соответствующий ответ “администратора красного зала.”

— Вилкой.

— Бу-га-га, — сказала я ему.

Мимо проходила официантка, новенькая, наверное, потому что еще не заразилась гостиничной ненавистью к соотечественникам. Она объяснила фуршетную систему и указала направление к пищеблоку.

Я и не знала, что бывает столько видов еды. Тем более что иностранцы в зале ели только сосиски.

К сосискам мы не прикоснулись, и из глубокого чувства патриотизма ели селедку. Правда, закусывали ее ананасами, сыром и картошкой фри. При таком изобилии закусок появилось чувство сожаления об отсутствии рядом друзей и водки. Несмотря на утро. Видимо, это что-то генетическое.

Оператор ел медленно. Я, быстро разделавшись с едой, вышла в холл. К роялю.

— Что Вам сыграть, мадемуазель?

“Мадемуазелью” в своих “солдатских” ботинках и потертых джинсах я себя, мягко говоря, не чув-ствовала, а рядом с роялем и бабочкой это вообще вызывало дискомфорт.

— “Болеро” Равеля, — сказала я, пытаясь держать спину. Знаменитое произведение первое пришло на ум, тем более что недавно мы монтировали ролик, к которому подбирали узнаваемую классическую музыку. Он заиграл. Это было красиво. Очень. Даже иностранцы оживились.

Я подошла поближе.

— Как Вас зовут?

Его звали Илья, он был из Донецка. Он играл потрясающе, и мне стало обидно, что он играет для жующих иностранцев в украинской гостинице.

— Что Вы, — успокаивал меня Илья, — мне хорошо платят, за то, что я занимаюсь любимым делом! Да мне завидуют коллеги из симфонического оркестра! Иностранцы говорят, что ни в одной гостинице мира они не видели, чтобы за завтраком играли на рояле.

В нашей гостинице Илья играл только завтраки (так он выражался), обеды он играл в другой гостинице, а ужины — в каком-то модном ресторане.

Со смешанным чувством гордости и обиды за державу мы побрели на мероприятие.

Глава пятая. Марш-бросок

Ви коли-небудь бачили Лозівське телебачення у Харкові? (Не хочу никого обидеть, чес-слово) Ні?!

Я думаю, это очень похоже на “Харківське — у стольному граді Києві”.

После помпезностей, в смысле подписаний и речей, нам нужно было записать стенд-ап (то, что журналист произносит в кадре) на фоне какого-нибудь знакового столичного сооружения.

С камерой, микрофоном и штативами мы вышли из гостиницы.

—Скажите, а до Кабинета Министров далеко?

Самим смешно, а что делать?! Заказывать такси больше не хотелось, тем более что на наши суточные-командировочные мы бы доехали только до соседнего корпуса, но туда тоже не хотелось. Под девизом: “Погуляем, Киев посмотрим, когда еще придется”, — мы пошли пешком. Киевляне, наверное, раньше людей с камерой на улицах не встречали, поэтому оборачивались. Один мужчина на светофоре не выдержал и ехидно спросил:

— А что, телевидение больше не возят?

— Нам разрешили погулять, — огрызнулась я.

Марш-бросок до Кабмина длился минут сорок. Мы нашли его! Стемнело… Уставшие, но довольные, мы вернулись в гостиницу. До поезда оставалось совсем немного времени. Горячий душ — и по коням.

Глава последняя. Выселение

На ресепшне толкалась группа иностранцев. Одни заполняли бумаги, другие им мешали. Девушка-консьержка пыталась участвовать в процессе, широко улыбалась и любезно тыкала ручкой в графы для заполнения. Восемь раз произнесла слово “йес” и четыре “ноу”. Получалось неплохо, почти без акцента.

— Извините, мы выезжаем, спешим на поезд.

—ТЮ, Ви шо, не бачите, в мене іностранці?!

— Я бачу, просто на поезд спешу, — говорю. — Они же вселяются, им спешить некуда, а у нас поезд.

— Понаехали, блин! — сказала в наш адрес милая девушка, при этом не переставая улыбаться пожилому американцу.

— Номер какой? Давайте карточки. До свидания.

Процесс занял 34 секунды.

“До свидания” — не то слово.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования