Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Деньги стр. 4
Власть стр. 5
Социум стр. 6
Невыдуманная история стр. 7
Афиша стр. 8,9
Человек стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Внешние связи (случайные)
Колонка редактора
Д. Юровский об охоте на рейдеров в Харькове
Сильный слабый пол
деньги Стр. 4
 Захват 

Охота на рейдеров в Харькове: “Погоня за стаей журавлей, пролетающих высоко в небе…”

Александра Митина
Агентство "МедиаПорт"


Это слово значит “корабль, который выполняет пиратские действия”. Это понятие в украинской действительности есть, а в украинских законах отсутствует. Это явление незнакомо большинству, страшно меньшинству, и всем напоминает о переделе собственности и бандитских разборках. А на днях “это” случилось и с двумя харьковскими заводами. “Об этом” мы поговорим с юристом Дмитрием Юровским.

— Дмитрий, сегодня модным словом “рейдерство” называют и силовой захват предприятия, и шантаж акционеров и даже открытую продажу. Неужели все это рейдерство?

— У нас о рейдерстве действительно говорят очень много. Я участвовал и в конференциях президентских, и в конференциях Кабинета министров, и с участием судей: и Верховного, и других судов. Всюду обсуждался этот вопрос. И я могу с полной уверенностью сказать, что единственный государственный орган - орган судебной власти, который в полной мере понимает, что такое рейдерство, - это Верховный суд Украины. Все остальные структуры, которые пытаются влиять на этот процесс, не всегда понимают, с чем имеют дело. На самом деле рейдерство - это незаконные действия, это борьба за собственность, которая носит характер незаконной. К сожалению, в Украине само рейдерство как способ незаконного захвата собственности в уголовном порядке не преследуется.

— Как не преследуется? А законы?

— В украинском Уголовном кодексе нет соответствующих норм, которые квалифицировали бы как уголовно наказуемое рейдерство как таковое. Уголовный закон защищает права граждан от противоправных преступных посягательств. А при нарушении этих прав государство должно преследовать нарушителя. А у нас это все в частном порядке происходит. То есть государство не считает нужным преследовать рейдеров, а оставляет это на откуп тех, чьи права нарушены.

— Такие пробелы в законодательстве нормальны? Неужели в других странах тоже не наказывают за рейдерство?!

— Почему же нет, наказывают! Например, в Уголовном кодексе Российской Федерации есть ответственность за незаконный захват собственности, корпоративный подкуп, другие рейдерские действия. То есть российское государство хорошо понимает, что рейдеры - это люди, имеющие деньги, имеющие опыт в незаконной деятельности, имеющие хорошо подготовленных профессионалов по незаконному захвату чужого, а те, кто становится их жертвами, этих возможностей не имеют. В Украине таких норм пока нет.

— Если бы были, это помогло бы справиться с проблемой?

— Конечно. Первая и главная задача законодательной системы - предупредить правонарушение, а не наказать за уже совершенное преступление. Поэтому сам факт наличия подобных норм в Уголовном кодексе заставил бы рейдеров задуматься. Я с рейдерскими действиями сталкиваюсь достаточно часто, единственная возможность с ними бороться - подавать иски в хозяйственные суды. А судебная система построена на принципах возможности обжалования решений. И эта процедура может тянуться очень долго. А преследование в уголовном порядке - это более оперативная, что ли, работа, и быстрее она дает результаты.

— Что сегодня делать собственникам? Все-таки пытаться защищать свои права в судах или ждать, пока изменят Уголовный кодекс?

— Дело в том, что у нас общественность находится в заблуждении относительно того, что из себя представляет рейдерство на самом деле. Многие по-прежнему гонятся за стаей журавлей, пролетающих высоко в небе. Люди считают, что, обратившись к чиновнику высокого ранга, написав письмо премьер-министру, вице-премьер-министру, губернатору, мэру, сразу добьются справедливости. Если бы мы жили в тоталитарном государстве, где государство за все отвечает, так можно было бы делать. Но мы живем в правовом государстве, где каждый сам должен защищать свои права. А то получается, что государство у нас правовое, а менталитет у людей - тоталитарный. И люди пытаются правовые рычаги включать через государственные органы, минуя установленную законом процедуру. Бизнесмен должен понимать, что собственность обязывает. Если я купил себе машину, это не значит, что я имею право ее бросать, где попало, просто потому что она у меня есть. В некоторых странах даже предусмотрена ответственность за то, что человек оставил открытой дверь автомобиля! Это называется “виктимное”, то есть провоцирующее на преступление поведение.

Права руководителя предприятия или права акционера предполагают большой груз ответственности. Надо отстаивать свои права, надо отслеживать все движения вокруг своей собственности! Пока этого не будет, рейдеры у нас будут делать все, что хотят. Они, как правило, берут людей на испуг. Иногда они реализуют эти свои угрозы, но это в последнее время бывает значительно реже, чем раньше. Изменения должны происходить в самом обществе.

— Вот конкретный пример. На днях о рейдерской атаке заявило руководство закрытого акционерного общества “Стома” - это фарм-предприятие. Человек “со стороны” купить акции этой фирмы не может, для этого он сам должен быть акционером. Поэтому рейдеры, по словам директора фирмы, маскируют фактическую покупку акций договором дарения. А на заводе уже ждут от новых акционеров смены директора и попытки силового захвата “Стомы”. Есть ли в данном случае способы борьбы с рейдерами?

— Я сегодня не имею достаточной информации о происходящем вокруг этого предприятия для того, чтобы делать выводы. Но, исходя из того, что Вы сейчас сказали, могу предположить, что здесь задействованы сразу несколько механизмов и из них юридический механизм самый простой и понятный. Некоторые незрелые юристы считают, что они могут обмануть право, обмануть закон, завуалировав покупку договором дарения. Эта комбинация рушится элементарно. Есть такое понятие, как “притворная сделка”, то есть сделка, совершенная лишь для вида, с целью прикрыть реально существующую. И если установлено, что сделка притворная, применяются правила, регулирующие сделку реальную.

В данном случае она просто окажется недействительной. Такая практика существует массово. Вопрос в том, чтобы обратить на это внимание суда. И я уверен, что доказать нарушение будет несложно.

Правда, здесь вступает в силу другой момент, который скорее имеет отношение к финансовой психологии. Это право акционера - продавать акции, он для того их и купил, чтобы ими распоряжаться!.. Но это надо делать в установленном законом для закрытых акционерных обществ порядке. То есть уведомить остальных акционеров, провести собрание. Если никто из них не захочет купить, тогда уже продавать или дарить другим людям. Но у нас по-прежнему любят делать “дешево и сердито”, попирая закон, легкомысленно рассчитывая на то, что восстановления справедливости не будет, рассчитывая на связи, знакомства, деньги, власть. Тут же и незрелость рейдеров наших. Потому что если бы они были зрелыми рейдерами, как российские финансовые компании, например, они бы таким образом и покупали, - тогда это уже не рейдерство, а вполне законная предпринимательская деятельность. Видите разницу? Вполне возможно, что многие “рейдеры” это осознают и именно таким образом и будут действовать, - это уже эволюция, процесс трудный и длительный, но нужно ускорять его, работать нужно.

— Значит, успешный “рейд” - это вина тех, кого атакуют? Всегда можно что-то сделать?

— В этом-то и проблема. Мы не знаем, где у нас право, а где обязанность. В отличие от Европы, где каждый знает даже, где он имеет право поставить велосипед. Мы должны хорошо понимать, что, по крайней мере, до внесения изменений в законодательство, защищаться - это личное право каждого, и реализовывать его или нет - это тоже личное право, и не государство обязано защищать “жертв” “рейдеров”, а им самим следует проявлять активность для защиты своих прав. С другой стороны, я не исключаю влияния таких элементов, как банальная коррупция. Когда покупаются решения, покупаются юристы. Вот только вопрос, откуда берутся такие продажные? Они являются выходцами - сыновьями нашего же незрелого общества. Нужно больше говорить о том, кто и какие имеет права и обязанности, готовить людей, учить их. И делать это нужно профессионально.

— Какой вид рейдерства распространен в Харькове?

— Из моей практики самым распространенным сценарием было смещение руководства предприятия. Ведь на самом деле, чтобы захватить предприятие, не нужно покупать акции или миллионы какие-то приносить в чемоданах и под стол ставить, надо просто поменять директора. И новый директор будет очень много делать, чтобы помогать рейдерам захватить предприятие.

У меня был целый ряд таких дел, связанных со сменой директора. Особенно сейчас, когда очень просто у нас зарегистрировать предприятие или внести изменения в его устав, в государственный реестр. Не нужно никаких судебных решений о смене директора, достаточно подготовить поддельные документы и внести изменения в реестр. Мы все эти дела выиграли. Хотя, конечно, существует обратная практика. Но это скорее вопрос непрофессионализма и заангажированности тех судей, которые принимают сторону правонарушителей, умноженный на дилетантство представителей защищающейся стороны. Я видел и судебные решения без номеров дел, даже такое есть!

— А другие виды рейдерства, кроме смены директора, в вашей практике были?

— Масса! Правда, человеку на бытовом уровне очень сложно понять, что там происходило. Хотя, в общем-то, суть одна и та же: одни люди имеют акции или корпоративные права, то есть права на предприятие, а другие люди хотят их купить, причем первые недовольны суммой и потому не хотят продавать или недовольны самой постановкой такого вопроса. И соответственно стараются как-то возбудить общественное мнение. Так бывает очень часто.

— Какие перспективы у Харькова и Украины? Можем ли мы “перерасти” рейдерство?

— Конечно, само собой ничего не происходит: нужно много работать. Нужны изменения в Уголовном кодексе, нужен новый закон о хозяйственных обществах, нужно повышать гарантии прав регистраторов, нужна специализация в правоохранительной системе по данным вопросам, - некоторый прообраз европейской финансовой полиции, нужно больше квалифицированных юристов, которые имеют достаточные знания и опыт в ведении корпоративных споров, нужно общественное мнение, ориентированное не против “рейдеров” как таковых, а против незаконного захвата чужой собственности. Не нужно заниматься подсчетом, сколько у нас рейдеров или рейдерских групп - две или двадцать две, нужно бороться с явлением, а не вести точный учет рейдерам! Но рейдерство действительно существует на определенном этапе развития общества. Соединенные Штаты Америки уже через это прошли сто лет тому назад, Российская Федерация тоже выходит из этого процесса, а мы туда только входим. Почему бы нам не взять лучшее из их опыта?

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования