Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Деньги стр. 4
Власть стр. 5
Социум стр. 6
Культурный разговор стр. 7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Колонка редактора
Обвиняемым в драке на Клочках не хватило конвоя
Трудно быть мэром
Владимир Оглоблин: портрет на фоне пейзажа
Культурный разговор Стр. 7
 авансцена 

“Театр 19”: говорить о достижениях наивно, смешно, претенциозно и тупо

Филипп Дикань
Агентство "МедиаПорт"


Один из самых популярных в Харькове театров, если не самый популярный, - негосударственный “Театр 19”. Он существует уже пять лет и за это время не только приобрел своего зрителя, что естественно для любого театра со своим лицом (а у “Театра 19” оно, безусловно, есть) но и, на мой взгляд, существенно вырос. Главное, что этот театр живой, он способен удивлять и даже потрясать. Одним словом, на мой субъективный взгляд, “Театр 19” сейчас лучший театр в Харькове. О театральной жизни в Харькове и о “Театре 19” - интервью с его худруком и режиссером Игорем Ладенко.

— Игорь, что для тебя значит руководить театром, который не является государственным? Вообще важно ли это для тебя?

— Очень важно, потому что иначе его бы не было. Иначе (усмехается и говорит с иронией - Ф.Д.) я бы пытался пристроиться куда-нибудь в государственный театр. Просто мы поняли еще в институте, что реалии таковы, что если этим делом заниматься, то надо собираться вместе и делать, других возможностей я не вижу. Да, сейчас я, наверное, стал невольно каким-то антагонистом государственной модели театра: выступаю, говорю, что плохо... На самом деле это не плохо, просто у нас... у нас система театров осталась-то еще советская, Сталиным придуманная. До сих пор, вот если взять тот же “Театр 19”, некоторые относятся к нам, как к самодеятельности. Больше всего мне нравится, когда меня спрашивают: “А ты не хочешь в нормальном театре поработать, настоящем?”. То есть это как бы ненастоящий, так - забава... Странно это. Вообще, на мой взгляд, театры не делятся на государственные и негосударственные. Они делятся на живые и мертвые. Просто реальность, к сожалению, такова, что государственные театры на сегодняшний день, как правило, мертвые, на мой взгляд, а негосударственные - живые. Они более мобильные. То есть пока они живые, они живут и умирают естественным образом, а государственные театры не умирают, потому что есть штат, есть финансирование, есть здание с вывеской, а что там происходит - это мало кого интересует. Вот Фокин, у которого я имел счастье учиться два года, говорит, что мертвого человека за живого никак не выдашь, а вот театр может умереть, но его можно выдавать за театр еще двадцать лет, тридцать лет, и внешние признаки жизни вроде как есть: публика ходит, спектакли выходят, но внутри...

— Игорь, интересно, а ты вообще ходишь в театры?

— Когда я приехал в Харьков четырнадцать лет назад, я активно ходил в театры, я пересмотрел, наверное, все спектакли. Пять лет моей жизни было связано с театром Пушкина, я там был монтировщиком, соответственно, их репертуар знал наизусть. А сейчас я хожу уже очень редко, потому что времени не хватает, но это не главное. Главное то, что от театра всегда ждешь ну если не потрясения, то, по крайней мере, близкого к этому ощущения. А у нас, к сожалению, все достаточно предсказуемо. Ну, пойду я на премьеру в театр Пушкина - нет, я, конечно, не пойду, но если пошел бы - я точно могу представить, кто откуда выйдет, кто с какой интонацией будет говорить и так далее, и так далее. А потом, у меня произошло очень сильное пресыщение этим в Москве. Я за два года посмотрел в Москве порядка ста пятидесяти спектаклей и под конец магистратуры перестал ходить, с одной стороны, понимая, что возможность выбирать между, скажем, МХАТом или Ленкомом скоро закончится, а с другой стороны, ведь невозможно же смотреть все до бесконечности. Хотя, безусловно, собственные зрительские впечатления важны.

— А как ты, в таком случае, обходишься без собственных зрительских впечатлений, тем более не просто как зритель, а как режиссер? Ведь режиссеру необходимо смотреть спектакли коллег - прежде всего для собственного опыта, для того, чтобы была возможность идти дальше в своем творчестве? Не варятся ли харьковские режиссеры, которые, как правило, не ходят на спектакли коллег, в собственном соку?

— Ты знаешь, скажу так. Мне кажется, что режиссура в идеале - это твой собственный мир, который ты сам создаешь, твоя территория, которую надо оберегать, идентифицировать, что ли. Это твоя территория, которая должна отличаться от других. Что же касается того, не варимся ли мы в собственном соку, - это правда. Мне повезло, я два года поварился в другом соку. У нас в Харькове, к сожалению, только в последнее время стало что-то происходить, до этого у меня было впечатление, что в Харькове такого понятия, как театральный процесс, не существует. Есть производство, если говорить о государственных театрах, так сказать, плановая экономика: пять-шесть спектаклей, похожих один на другой, такой конвейер. Вот, кстати, что мне еще не нравится в системе государственных театров! Театр - это, конечно, в какой-то степени, производство тоже, но когда это становится только производством, ставится на поток... Ведь кто-то может ставить спектакли так: сегодня закончил один, завтра ставлю другой, кто-то не может, кому-то нужны паузы... Вот смотри, какая штука происходит: лет двадцать назад в Советском Союзе произошел взрыв негосударственного студийного театрального движения, в том числе и в Харькове. Потом большинство из них умерло, оставшиеся же, во всяком случае, в Москве, изменились по сути, та же “Табакерка”. Язык не поворачивается сказать, что они стали государственными, хотя они на муниципальном финансировании, у них свои помещения и так далее. У нас в Харькове же все эти театры благополучно сдохли.

— Почему? Из-за того, что не было поддержки извне?

— Да, я думаю, потому что не было поддержки. На энтузиазме продержаться какое-то время можно, но не десятилетия.

— Сейчас ведь похожий процесс. За последние года два появилось достаточно много театров, театров-студий, просто студий, прежде всего в Доме актера.

— Совершенно верно! Когда мы пять лет тому назад объявили, что мы - театр, и дипломный спектакль “Хулия славлю” я сдавал в своем театре (беспрецедентный случай, по-моему, потому что дипломные спектакли сдавали либо в государственных театрах, либо в институте), это вызвало серьезный конфликт в институте. Но “Хулия славлю” проходил как спектакль “Театра 19”. То есть получилось, что я его и поставил как режиссер, и себе самому сдал как художественному руководителю театра! Так вот мне, с одной стороны, приятно, что студенты, которые заканчивают Институт искусств, часто автоматически создают театры, придумывают сразу название... Это все немножко наивно, я считаю. Дело в том, что, когда мы имели наглость назвать себя театром, у нас все-таки было уже три спектакля, и четвертый репетировался. То есть новые образования - это, наверное, еще театром назвать нельзя, скорее, подходит студия или проект, но точно этот процесс можно назвать движением, потому что появляется что-то новое - и это здорово. Наша беда, в отличие от Москвы, в том, что в Москве множество открытых площадок и их становится все больше, прекрасно оборудованных, современных, где нет постоянной труппы, но имеют возможность играть такие образования, как есть сейчас у нас. У нас же такая открытая площадка одна - Дом актера. Когда мы начинали пять лет назад, там шли какие-то спектакли, но это был сарай сараем и туда вообще никто не ходил. Сейчас туда пошла публика, и это, безусловно, не только заслуга “Театра 19”. Дом актера стало местом, куда человек идет в театр, то есть он объективно конкурирует с другими театрами: двести человек каждый день заполняют зал, а ведь они могли бы быть в это время в другом театре. Но ведь Дом актера не безразмерный, не резиновый, в нем не может быть 30 театров, 40 театров. Не надо каждому театру давать помещение. Конечно, мы мечтаем о своем доме, но скажи мне кто-нибудь сейчас: бери помещение, я бы, может быть, и не взял бы, потому что это совсем другие проблемы и сложности. Но если бы в центре Харькова появились бы еще несколько площадок, такие, как Дом актера, где приятно работать (спасибо Кутовому), это было бы очень здорово!

— Игорь, если говорить о публике, тебе не кажется, что те двести человек, которые ходят в Дом актера каждый день, ходят туда как бы авансом? То есть они видели спектакли “Театра 19”, которые им понравились, и автоматически решили пойти на другие театры, ожидая такого же качества. Но театры-то не все равноценны.

— Да, происходят такие процессы, безусловно. Но для меня самое важное, что на наши спектакли ходят по очень большому количеству раз, несмотря на то, что появилось множество других театров. Это меня радует больше всего, потому что репертуар у нас пока еще небольшой - всего лишь шесть спектаклей. И сколько бы они продержались, если бы их один раз посмотрели и больше не захотели? Меня еще донимали вопросом: “А вас не смущает тинейджерский возраст ваших зрителей?”. Я всегда говорю: не смущает, потому что, как говорил один умный человек, лучше, когда ходят одни девочки, чем одни бабушки. Тем более сейчас отношение к нашему театру меняется, я смотрю, у нас все больше появляется людей разного возраста. Хотя ничего страшного в молодежной аудитории нет, потому что театр должен говорить со своим поколением на одном языке.

— Игорь, по твоему мнению, за те пять лет, что вы существуете, как вы изменились?

— Главное, что у нас произошло внутреннее изменение в плане ощущения своего театра. Ведь мы начинали как студия. Сейчас мы уже не студия, мы претендуем на то, чтобы называться “профессиональный негосударственный театр”. В этом есть некая разница, прежде всего, в подходе. Потому что студия предполагает... как бы это сказать, ну не то чтобы свободу... нет, не свободу... м-м-м... Это больше свободно-поисковая территория, что ли, где все одновременно рождают все. Я скажу так: подход у нас становится все более серьезным. Появляется ответственность, появляется страх опасности не оправдать ожидания. С другой стороны, не хочется ведь идти на поводу у публики. Я считаю, что мы на сегодня молодой профессиональный негосударственный театр со своим лицом. Главное в “Театре 19”, как и в любом другом, - это команда. Большое счастье, что мы собрались, команда у нас сейчас отличная, по-моему, это чувствуется. Одним словом, далеко не самые плохие артисты в этом городе играют в “Театре 19”. А еще прошел момент, когда часть зрителей приходила на Сережу Бабкина как на часть группы “5’nizza”. Хотя мне это было не так уж и важно, потому что неважно, с чем зритель идет в театр, важно, с чем он выйдет. Фанатки, которые ходили посмотреть на живого или полуживого после концертов Бабкина, отсеялись, а вот те, кого забрал театр, те остались.

— Игорь, последний вопрос. Чего “Театру 19” не хватает и чего хотелось бы?

— Значит, так. Мы подходим к тому моменту, когда на голом энтузиазме работать становится все сложнее и сложнее. Хочется выпускать спектакли, в которые больше вложено, я имею в виду, материального. То есть хочется больших возможностей, хочется разрастаться, поставить спектакль на большей площадке и с большим количеством артистов. Хочется поездить на хорошие фестивали. В комнате, где мы живем в Доме актера, вся стена увешана дипломами, но это все фестивали, объективно, не того уровня. Я говорю о европейских фестивалях. Нас приглашают осенью на один фестиваль в Германию, очень надеюсь, чтобы это состоялось. Вот этого всего хочется. В общем, есть куда двигаться, а говорить сегодня о каких-то достижениях наивно, смешно, претенциозно и тупо. Самое главное не то что не забронзоветь, а не обрутиниться. Когда это, не дай Бог, станет обязаловкой, тяжелой такой работой, мол, у меня сегодня спектакль, когда мы перестанем получать от этого удовольствия, надо разбегаться сразу же.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования