Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Социум стр. 6
Культурный разговор стр. 7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Колонка редактора
Театр.doc: предъявите документ
Ющенко пошел ва-банк
Почему отпустили обвиняемых в драке на Клочках?
культурный разговор Стр. 10
Также на странице:
 гастроли 

Театр. dос: предъявите документ

Ирина Скачко
"МедиаПорт"


На сцене все как в жизни. И никакой “отсебятины”. Документальный спектакль “Про мою маму и про меня” показал в Малом зале Харьковского дома актеров московский Театр. doc.

Искать слова не в голове, а в окружающей действительности - главный принцип драматургической техники “вербатим” (по-русски - “дословно”). Драматург встает из-за своего письменного стола, берет диктофон и превращается в дотошного журналиста или даже следователя. Ну, или, на худой конец, погружается с головой в мировую паутину. А то и вообще - простите за каламбур - уходит со сцены. Собрать материал ведь могут и актеры с режиссером. Родиной этой техники считается Великобритания, лондонский Royal Court Theatre. Впрочем, сами англичане говорят, что взяли идею у американцев, а те, в свою очередь, ссылаются… правильно, на русских. Советские первопятилеточные “живые газеты”, например, как раз и были тем самым вербатим’ом, документальным театром, который сегодня оказался на гребне новой русской драмы (я, конечно, имею в виду язык изложения, а не классовую принадлежность). Театральное искусство тут превращается в способ возвращения к реальности, а не привычного ухода от нее. И цель зачастую ставится благородная - решить какие-то социальные проблемы или хотя бы привлечь к ним внимание широкой публики. Вот уж, казалось бы, пресыщенный в эпоху соцреализма и постперестроечной чернухи зритель еще долго будет с удовольствием нырять в фантасмагорические режиссерские миры. А вот и нет. Видно, маятник качнулся, и захотелось всем снова настоящего - будь то документальный спектакль о норильских наркоманах, чей-то интернетовский живой журнал или - для особой категории - реалити-шоу на любой вкус.

Автор пьесы “Про мою маму и про меня” Елена Исаева давно сотрудничает с Театром. dос. Харьковчане уже видели спектакль по ее пьесе “Dос. Тop” о тяжелых буднях врачей, работающих в российской глубинке.

— Все спектакли Театра. doc идут на документальном материале, - рассказывает драматург о репертуаре театра. - “Преступления страсти”, например, - это спектакль о женщинах, которые убили своих мужей и сидят под Орлом в колонии строгого режима. Ездил туда режиссер, ездили наши актрисы, брали интервью у этих женщин, потом на основе этих интервью писалась пьеса. Причем театр предполагает документальную технику, предполагает, что актрисы копируют своих героинь. То есть если героини как-то особенно себя ведут, какие-то у них жесты, пришепетывания, они как-то особенно строят фразы - это все нужно показать. “Война молдаван за картонную коробку” - спектакль о людях, которые приехали в Москву на заработки и работают на рынках. Совершенно креативный спектакль, потому что они насобирали столько историй, что у них эти истории не уместились в один спектакль… У них в головах несколько историй, у каждого артиста, и вот как у них идет спектакль, ту историю они и запускают, они становятся то тем персонажем, то другим. То есть сегодня история одна. А завтра спектакль пойдет совершенно по другой линии, потому что они раз - и перескочили на другую историю. То есть спектакль рождается в процессе. Есть спектакль “Заполярная правда”, совсем недавно он был поставлен. Ее автор ездил в Норильск. Город, где огромен процент ВИЧ-инфицированных, общество их отвергает, и они создают коммуны и живут на окраинах города в заброшенных домах. Наши ребята с ними общались, тоже брали интервью…

В отличие от перечисленных Еленой спектаклей, пьеса “Про мою маму и про меня” лишена социальной остроты. Но от этого она не менее документальна. Перед нами дословный документ жизни самого драматурга.

— Это немножко отступление от правил, - говорит Исаева. - Это такое интервью с самим собой, какие-то мои записанные разговоры с мамой.

Заняты в спектакле всего две актрисы - Диана Рахманова и Елена Морозова. Первая играет маму, вторая - соответственно, дочку. Ну, и обе они играют по очереди всех остальных персонажей. На сцене - только стол, заваленный бумагами. На нем - электрический чайник и утюг (как выяснилось позже, выполняющий роль телефона).

Спектакль начинается с импровизации, когда свет еще не погас и зрители пытаются найти себе место в демократичной (и, в общем, не обидной) тесноте Малого зала Дома актеров. Среди обычного в таких случаях гула разрозненных разговоров, звука выключаемых мобильных телефонов, топота, вдруг слышится смех и возня откуда-то со стороны сцены. Исаева со зрительского места объясняет для тех, кто не понял: “Этого нет в пьесе, это они импровизируют, спектакль уже начался!” Пояснение излишне, потому что слишком ощутима намеренность, натужность импровизации; именно по этим признакам слух выхватывает этот смех из всеобщего гама как нечто чужеродное за несколько секунд до реплики Исаевой. Это провисание портит впечатление от спектакля в самом начале, потом, правда, игра и текст ставят все на свои места.

Практически весь спектакль Рахманова и Морозова остаются за столом. Периодически подсматривают в текст, пьют по-настоящему чай и едят шоколад тоже по-настоящему. Постоянно перевоплощаются. А если по пьесе действующих лиц на сцене должно быть больше двух, используют листы бумаги с условно нарисованными на них героями. И тогда уже за столом начинается игра в куклы. Ощущение, что перед нами просто играют в дочки-матери, не покидает на протяжении всего спектакля. И потрясающая условность, и статичность (в детстве же так просто было создать вселенную на письменном столе) только способствуют этому ощущению. Лишь время от времени откуда-то, как будто из радиоэфира, проявляется вместо трогательных “дочек-матерей” неискренний треп. А у детей ведь трепа не бывает. Он бывает у ди-джеев и прочих массовиков-затейников. Но это затмение длится только пару секунд - и вот перед зрителем снова ровная игра. Откровенный рассказ об ушедших восьмидесятых, о любви, о юности. Целая подшивка документов о чужой жизни. Несколько школьных сочинений, дневниковые записи. Признание в дочерней любви. Это, пожалуй, главный из этих документов.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования