Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Криминал стр. 4
Социум стр. 5,6,7
Афиша стр. 8,9
Спорт стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Колонка редактора
На Кернеса покусились
Зачем в горах презервативы?
В. Стовба о неизвестных в деле Кушнарева
Криминал Стр. 4
 следствие 

Неизвестные в деле Кушнарева

Елена Львова
MediaPost


Казалось, их не осталось. Так казалось до тех пор, пока о деле Кушнарева говорили лишь правоохранители. Но когда о нем заговорил Вячеслав Стовба, представитель потерпевших (детей Евгения Кушнарева - дочери Татьяны и сына Андрея), оказалось, что в деле - сплошные неизвестные. Стовба сомневается во всем, кроме одного. Евгений Кушнарев был убит. Все остальное - место ранения, время ранения, оружие, из которого стреляли, личность стрелявшего и т.д. - представитель потерпевших считает недоказанным. На чем основаны сомнения и насколько они обоснованы? Прокуратура и защитник обвиняемого от официальных комментариев пока воздерживаются. Вы можете сделать выводы сами. MediaPost публикует аргументы Вячеслава Стовбы. Запаситесь терпением и читайте!

“Проводится на сегодняшний день ряд следственных действий. Что бы кто ни сказал из свидетелей, из участников событий (а вы знаете: как раз вот эти процессуальные фигуры - они соединяются в одно. Участники события как раз и являются свидетелями этого события. Понимаете сложность установления действительных обстоятельств этого дела?), но кто бы из них что ни сказал, - а кто что сказал, является тайной следствия, - кто бы из них что ни сказал, знайте: все равно, как и в жизни, как в любых обстоятельствах, так и при совершении данного преступления, остались объективные следы преступления. А именно: раневой канал на теле потерпевшего, направленность раневого канала, следы на одежде потерпевшего - они очень о многом говорят. Это входное отверстие, это выходное отверстие, их проекция по отношению к туловищу - то ли это было прямолинейное ранение, то ли это было слева направо, то ли это было справа налево. А от этого, как вы понимаете, зависит заключение - откуда был произведен выстрел.

Далее. Раневой канал характеризуется не только теми признаками, что я назвал, а и снизу вверх или сверху вниз (направление движения пули - Е.Л.). Значит, эксперты могут судить не только о том, с какой стороны был произведен смертельный выстрел, но и о способе, каким этот выстрел был произведен. Имеется выходное отверстие, по которому также можно судить об обстоятельствах ранения, о механизме ранения. Таким образом, в настоящее время по этим объективным признакам производятся экспертизы. Это обычные экспертизы, классические экспертизы. (Индивидуальные лишь только обстоятельства, конкретные признаки, но эксперты в состоянии осмыслить и дать выводы об этих признаках.) Это судебно-медицинская экспертиза, это судебно-баллистическая экспертиза, это судебно-трассологическая экспертиза, это экспертиза одежды, это также и комплексная экспертиза - ведь необходимо все эти признаки, выводы разных экспертиз свести воедино. До настоящего времени точка не поставлена.

Я сейчас говорил, говорю и продолжать буду говорить об объективных признаках, которые есть на сегодняшний день. Они подлежат оценке. Я затем скажу, как мы оцениваем эти признаки преступления.

Я продолжаю говорить об объективных обстоятельствах, о тех обстоятельствах, которые только и могут дать нам понимание, что произошло 16 января 2007 года. Поскольку мы не считаем установленными обстоятельства события преступления, стороной потерпевших было заявлено ходатай­ство о мониторинге (и это озвучил Василий Людвигович Синчук) - о мониторинге мобильных средств связи. Этот мониторинг, анализ этих признаков и обстоятельств, может помочь следствию в установлении места происшествия. По интенсивности разговоров с учетом других обстоятельств можно также судить о времени ранения Евгения Петровича. Вне всякого сомнения, абоненты связи тоже могут быть допрошены в качестве свидетелей, и таким образом расширяется круг тех свидетелей, которые пока что едины в обличии и участников, и свидетелей события. На такой шаг сторона потерпевшая пошла ради установления действительных обстоятельств дела. Мониторинг не закончен. Мы не без нетерпения ждем его результатов и надеемся на участие наше в исследовании его результатов.

Вы помните, если вы читали сообщения в печати со ссылкой на информацию по данному уголовному делу, то там звучал вопрос: а был ли рикошет? На сегодняшний день я как представитель потерпевших по уголовному делу не считаю этот вопрос доказанным. Как следует из публикаций, которыми я располагаю, выстрел был произведен из карабина итальянского производства “Бинелли Арго”. Насколько мне известно, особенность этого оружия состоит в том, что пуля, выпущенная в результате выстрела из этого оружия, обладает колоссальной кинетической силой, и это оружие нарезное, не гладкоствольное. И если - я сказал “если” - был рикошет, а дальность убойной силы этого оружия 3 километра (задумайтесь!), то на расстоянии 100 метров как же должна отрикошетировать пуля (обо что? каким образом?), чтобы она могла под тем углом ранения, под углом раневого канала поразить Евгения Петровича. Таким образом, следствию необходимо установить место рикошетирования: как далеко оно находилось от стреляющего, от потерпевшего, его место нахождения, и затем баллисты, трассологи, специалисты смогли бы установить угол, под которым могла отрикошетировать эта пуля, поразившая Евгения Петровича. Затем следствие, вне всякого сомнения, должно сравнить направление раневого канала, другие характеристики раневого канала. До сих пор - я ответственно вам заявляю - до сих пор этого не сделано.

Далее. Я полагаю, что, помимо проведения этих судебных экспертиз, необходимо привлечение специалиста-оружейника, быть может, зарубежного, быть может, отечественного, но который бы владел вопросом: а почему был рикошет? Ведь судят, что был рикошет, не по месту рикошетирования, это еще надо установить, а - это я себе так полагаю - по характеристике раны. А раз это был рикошет, то следует установить, а не является ли особенностью данного оружия именно такое рикошетирование. И привлечение оружейника-специалиста необходимо. Быть может, уже впоследствии трансформировать это в оружейную экспертизу, чтобы исследовать, отработать и эту версию: а был ли вообще рикошет?

Я полагаю, что до сих пор мы с вами - вы слышали, я суждения высказывал - мы с вами сейчас говорили о направленности выстрела со стороны Завального, обвиняемого по делу... Мы можем судить и о том, что выстрел, местом выстрела было не то место, где располагался Завальный на своем номере, говоря охотничьим языком. Следствие должно установить все признаки рикошетирования не только со стороны Завального, а и с противоположной стороны, в округе, с тем, чтобы внимательнейшим образом исследовать место происшествия и установить, а нет ли следов скола на деревьях в этом лесу, на других предметах и тому подобное.

Далее. Мы говорили до сих пор о нарезном оружии. А там участником события был не только Завальный, который, по его утверждению, стрелял из нарезного оружия “Бенелли Арго”. Там были другие участники события. А они как и чем были вооружены? И если особенностью нарезного оружия является прямой полет пули на протяжении длительного расстояния и вращение вокруг своей оси, то полет пули из гладкоствольного оружия имеет совсем другие характеристики. Нет вращения. Есть своеобразный свой полет пули. И коль скоро это было гладкоствольное оружие, то необходимо исследовать все оружие, которым располагали участники события.

Я вижу полное всестороннее и объективное расследование уголовного дела. Это я вижу и как адвокат, и, прежде всего, как представитель потерпевших по уголовному делу. Так же подлежит установлению и количество участников события. Участники события, как они на сегодняшний день известны, но их число, быть может, и увеличится. Это может показать и мониторинг местности. Это тоже объективные данные...

Я подвергаю сомнению и место происшествия, и время смертельного ранения, и обстоятельства, при которых был ранен Евгений Петрович, я подвергаю сомнению. Я подвергаю сомнению личность стрелявшего, я подвергаю сомнению механизм ранения Кушнарева Евгения Петровича, потому что те материалы, которые стали известны мне как представителю потерпевших, не отвечают на все те вопросы, которые перед нами ставят оставшиеся объективные обстоятельства совершения преступления, вне рамок того, что бы кто ни сказал из участников и свидетелей этого события. Поэтому говорить сейчас о том, что это неосторожное убийство или умышленное убийство... Это в итоге может сказать лишь только совокупность тех объективных исследований следов преступления оставшихся, мониторинг местности. И то, что это убийство, у меня сомнений не вызывает”.

P.S. В случайность несчастного случая, в результате которого погибает влиятельная персона, обычно верится с трудом. И Евгений Кушнарев в этом смысле не исключение. Блестящий оратор и идеолог, мастер закулисной борьбы, быстро набиравший политический вес и влияние, человек, способный вести свою игру. Действительно ли он убит случайно? А может, это сведение счетов? Способ убрать сильного конкурента или опасного противника? Мне приходилось слышать самые разнообразные версии от “это все оранжевые” до “свои же и убили, побоялись, что подомнет все под себя”. Но это были народные версии, основанные исключительно на слухах и домыслах.

Вячеслав Стовба не подтвердил их и не опроверг, как, впрочем, и официальную версию. Он просто подверг ее сомнению по всем пунктам, за исключением одного.

Стовба не сказал ничего конкретного. Но при этом его выступление звучало если не сенсационно, то многозначительно. Одно дело, когда в версии следствия сомневается бабсовет на скамеечке перед подъездом, и совсем другое, когда об этом говорит человек, имеющий доступ материалам дела.

Стовба не обвинил следствие в бездействии. Он не опроверг виновность Завального. Он ни слова не произнес о политической подоплеке убийства. Но тот, кто хотел услышать подтверждение любого из этих тезисов, может считать, что его услышал. Сомневающиеся получили подтверждение своим сомнениям и с новой силой могут строить версии: кто настоящий убийца и кому это выгодно?

А у меня вот какой вопрос: почему Вячеслав Стовба озвучил свои сомнения только сейчас, спустя почти пять месяцев после смерти Кушнарева? Почему он сделал это именно сейчас, а не в апреле или мае? Насколько его поступок продиктован профессиональной необходимостью и насколько - политической действительностью?

“Наверное, потому сегодня встретился с вами, что мне уже есть, что вам сказать”, - так отвечает на мой вопрос сам Стовба. И добавляет: эта встреча с прессой по делу Кушнарева - первая, но не последняя.

Делайте выводы, господа.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования