Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Право стр. 5
Социум стр. 6
Культурный разговор стр. 7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Колонка редактора
Шаман африканской музыки
Плацентарный суд – пятая точка трансплантологии
Памятный камень УПАдет на Евразийский Союз
право Стр. 5
 дело 

Пятая точка трансплантологии

Ирина Скачко
"МедиаПорт"


Харьков снова “засветился” в шокирующих заголовках всех новостных агентств. “В Харькове процветает незаконная трансплантация органов!”, “Харьковского ученого осудили за пересадку человеческих органов!”. Было даже такое: “В Харькове начали пересадку «яичников обезьян»”. Вы представили людей в грязных, забрызганных кровью халатах, которые ржавой пилой пытаются лишить какого-нибудь беднягу последней почки? Зря. На самом деле, в этой истории больше абсурда, чем триллера.


В. Грищенко: «Правоохранительным органам просто хочется быть пионерами в наказании за нарушения закона о трансплантации» "
Страшная история о ягодице

Год назад к гинекологу пятого роддома Дмитрию Демиденко бывшая пациентка привела знакомого. Тот жаловался на половое бессилие вследствие давнего диабета. То, что мужчина обратился к гинекологу, странно, но легко объяснимо. Доктор Демиденко являлся сотрудником кафедры гинекологии и акушерства Харьковского медицинского университета (кафедра эта находится на базе пятого роддома). Одним из научных интересов кафедры является лечение эндокринных заболеваний при помощи плацентарной ткани. В случае с нашим больным операция предстояла рядовая и много раз опробованная - подшить кусочек плаценты в мягкие ткани пациента.

— Нет такой отрасли медицины, в которой не используется плацента, - рассказывает Дмитрий Демиденко. - Это акушерство, гинекология, эндокринология, хирургия, офтальмология. И практически везде есть какой-то положительный эффект. Она у нас шла полным ходом, мы на нее буквально молились. Все угрозы срыва беременности, плацентарная недостаточность, климакс… Только сделали подшивку - и все: дня через три-четыре все проходит, как и не было. Конкретно по сахарному диабету у нас на кафедре проходило несколько работ.

Доктор отвел больного к терапевту, который подтвердил диагноз и рекомендовал сделать подшивку плаценты. Через три дня операция состоялась. Длилась она недолго - около пятнадцати минут. На выходе из пятого роддома больного встретили сотрудники СБУ, усадили в машину и увезли на повторную операцию, в четвертую городскую больницу скорой и неотложной помощи. Здесь в окружении понятых и сотрудников службы безопасности ему вновь разрезали ягодицу и удалили свежевшитый кусочек плаценты. Многострадальная ткань была помещена в контейнер и отправилась в Киев на экспертизу. Через четыре месяца доктору Демиденко предъявили обвинение в совершении преступлений, предусмотренных первой и четвертой частями статьи 143 Уголовного Кодекса Украины. Имеются в виду “нарушения установленного законом порядка трансплантации органов или тканей человека” и “незаконная торговля органами или тканями”.

Больной оказался “подсадной уткой”. На операцию он пришел с диктофоном в барсетке. По версии следствия, этот человек сначала действительно хотел подшить плаценту, но потом… усомнился в законности таких манипуляций и пошел выяснять это в СБУ. Здесь ему дали триста долларов “для проведения оперативной закупки живой ткани человека - плаценты”. Видимо, из любви к правосудию больной согласился и на двойную операцию.

— Не могу понять, к чему нужны были эти сложности…— пожимает плечами Дмитрий Демиденко. - Застать кого-нибудь из нас за такой операцией совсем не трудно. Другое дело, что какой здравомыслящий пациент позволил бы потом удалять подшитую плаценту?

В течение следующих четырех месяцев за врачом была установлена слежка.

— Ко мне неоднократно подсылали людей, - рассказывает он. - И будто бы от больного, и от этой знакомой, которая его привела. Но это была отпускная компания, и люди приходили с диагнозами, которые не вписывались в тематику кафедры. Три или четыре человека они присылали… Но я, слава Богу, ни одной операции не делал.

Вердикт суда: в нарушении установленного порядка трансплантации органов врач виновен (штраф - 850 грн.), факт незаконной торговли органами и тканями - не доказан - меченые деньги потом нигде не фигурировали. Прокуратура Ленинского района, сочтя такое наказание недостаточным, подала апелляционную жалобу на этот приговор. Теперь резонансным делом заинтересовались харьковские правозащитники.

— Мы активно сотрудничаем с адвокатами, специалистами в области биомедицинской практики, которая в последние годы занимает все более заметное место в проблематике прав человека, - заявил в интервью “Зеркалу недели” председатель правления Украинского Хельсинкского союза по правам человека Евгений Захаров.— Речь идет о трансплантации органов и ксенотрансплантации, клеточной и тканевой терапии, клонировании, репродуктивных технологиях и так далее. Новейшие медицинские технологии - это новая реальность в области прав человека, которая требует осмысления и соответствующей реакции.

А была ли трансплантация?

История, конечно, какая-то корявая. Раскаявшийся в своем желании подлечиться диабетик, двукратно оперированная ягодица, испарившиеся деньги, которые почему-то начали искать только спустя четыре месяца после “продажи” органа. Но врачей и правозащитников удивляет даже не это, а, собственно, другое: почему органы безопасности ополчились на операцию, которую уже много лет, не скрываясь, проводили как государственные, так и частные медицинские учреждения.

— Да вот за примером далеко ходить не надо. И мне делали подсадку плаценты, и моей подруге… - рассказывает харьковская правозащитница, член Хельсинкской группы Инна Захарова. - Это устный договор. Ничего не подписываешь. Сделали укольчик или надрезик - и все. Демиденко сделал то, что делает множество врачей с конца восьмидесятых годов.

— Рядом со мной могли стоять все сотрудники кафедры - тридцать человек, - сетует Дмитрий Демиденко. - Все это делали. У нас эта работа поставлена очень широко.

— Такие операции делаются у нас десятками, если не сотнями, - подтверждает заведующий кафедрой акушерства и гинекологии Харьковского медицинского университета, директор Института криобиологии и криомедицины Валентин Грищенко. - И сейчас продолжают производиться. Институт имеет на это разрешение. Демиденко делал операцию согласно договору между кафедрой и институтом криомедицины.


И. Захарова: «Сложно сказать, кто нанес здоровью больного больший ущерб: врачи или СБУ»
Хозяйственный договор с институтом и методические разработки 1996 года - до сих пор только этими документами руководствовались сотрудники кафедры при работе с плацентой. Договор подразумевал, что Институт криобиологии безвозмездно поставляет кафедре медуниверситета плаценту для научной работы. Методические разработки регламентировали только использование плаценты по показаниям и выполнение при операции санитарных норм.

Проблема в том, считают врачи, что плацента в законе вообще не упоминается. Это особая ткань. Она необходима человеку только во время беременности, а после родов уже не является жизненно необходимым органом и как биоотход подлежит утилизации. Поэтому является ли подшивка плацентарной ткани полноценной трансплантацией человеческих органов - большой вопрос. Институт государства и права имени В.М. Корецкого в 2005 году ответил на него отрицательно. Тогда сотрудники института давали научно-правовую оценку в сходном с харьковским судебном деле. Вот их вывод: “…Плацента после отделения от организма человека естественным путем не является предметом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 143”. Но Ленинский суд его не учел. А судебно-медицинская экспертиза признала плаценту анатомическим материалом, введение которого в организм человека стоит считать трансплантацией.

— Институт криобиологии сам себя немножко наказал, - считает Дмитрий Демиденко. - Они в свое время, в конце восьмидесятых - начале девяностых, погнались за словом “трансплантация”. Ведь это звучит же! И стали везде, в историях болезни писать: “Произведена трансплантация тканей плаценты”. Это просто красивое слово. И это красивое слово сыграло теперь против нас. По сути же мы занимаемся тканевой терапией. У нас года не было, чтобы не было диссертации, посвященной тканевой терапии. Мы делали и не знали, что это все запрещено. Последняя докторская на эту тему у нас была защищена в 2004-2005 году. То есть человек писал диссертацию, ВАК пропускал… Не менее десяти кандидатских было, два десятка патентов… Это что же, всех надо судить?

Если признать, что использование плаценты - это все-таки трансплантация, то, согласно закону, порядок ее проведения мог быть нарушен в нескольких случаях. Во-первых, если бы здоровью больного был нанесен вред. Но пострадавшей стороной в деле выступает вовсе не диабетик, а, по сути, государство.

— Сложно сказать, кто нанес здоровью больного больший ущерб, - сомневается Инна Захарова. - Врач или СБУ… И надо быть очень зависимым от правоохранительных органов человеком, чтобы позволить с собой все это проделать. Права донора, если можно в случае с плацентой говорить о доноре, тоже не могли быть нарушены - плацента после родов ни женщине, ни ребенку не нужна.

Во-вторых, трансплантация должна применяться исключительно при наличии медицинских показаний, а также с согласия реципиента (с этим как раз никаких проблем не было). В-третьих, решение о проведении трансплантации должен принимать консилиум.

— Но два человека - терапевт и я - это уже консилиум! - утверждает врач. - Еще меня обвинили в том, что больной якобы не был обследован перед операцией! Но импотенцию не обследуешь, анализ крови на сахар он показывал… Да и карточку я на него завел, но это же не поликлиника, у нас нет утвержденной формы… Я брал бланк у терапевта. Она осталась у меня на руках. Вообще, в судебном заключении не оговаривается, что конкретно я нарушил при проведении “трансплантации”.

Вопрос о деньгах более щекотливый.

— Конечно, не доказано, что он эти деньги взял…— говорит Инна Захарова. - Но если бы что-то и было… Не секрет, что у нас в медицине берут деньги! Медсестры - за инъекции, врачи - за лечение… Да, врачи так зарабатывают, потому что у нас не реформирована система здравоохранения, у нас нет обязательного медицинского страхования, и государство, слагая с себя полную ответственность за нищенскую зарплату врача, начинает тут же его преследовать. Но даже если бы больной отдал Демиденко эти триста долларов, судить его надо было бы за административное нарушение, а не за уголовное.

Сам доктор тоже не отрицает, что если бы пациент его “отблагодарил”, он бы вряд ли отказался. Но денег ему, как это ни абсурдно звучит, к счастью, никто не давал.

Откуда ветер дует?

— Я тут пешка, - обреченно говорит Дмитрий Демиденко. - Все эти годы шел “наезд” на Институт криобиологии и криомедицины. На чем это основано? Я не знаю. Или передел власти, или передел денег. Скорее всего, за этим что-то и кто-то стоит. Смысл всех этих действий состоял в том, чтобы выйти на этот институт с какой-то стороны, чтобы доказать, что там есть деньги. У института криобиологии по всему городу были заключены договоры со всеми роддомами, с научно-исследовательскими институтами, с научными учреждениями Украины. Договоры о том, что эти учреждения получают плацентарную ткань и фетальные материалы для лечения и использования в своей практике… Из четырех томов судебного дела - три посвящены деятельности института.

Правозащитники тоже почувствовали, что это дело становится в один ряд с отшумевшими в прошлом околомедицинскими скандалами.

— По той волне, которая пошла даже на нашу организацию, мы видим, что это целенаправленная попытка придавить деятельность харьковского института и запугать харьковских медиков, чтобы они с ним не имели дела, - уверена Инна Захарова.

— Правоохранительным органам просто хочется быть пионерами в наказании за нарушения закона о трансплантации, - считает директор института Валентин Грищенко. - Кроме того, все эти скандалы связаны с тем, что мы являемся конкурентами и для кого-то в Украине, да и за пределами страны. Кому-то хочется нас очернить.

Так или иначе, в институте криобиологии, как показало следствие, все законно. А врач Демиденко после всех судебных разбирательств как человек судимый “не смог” продлить контракт с медицинским университетом и лишился места в частной клинике “Небосвод”. Впереди - апелляционный суд. Еще одно “последствие скандального следствия”: харьковские медики теперь боятся иметь дело с передовыми биотехнологиями. В условиях быстроразвивающейся современной науки такое торможение приравнивается к простою.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования