Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Право стр. 5
Социум стр. 6
Культурный разговор стр. 7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Шаман африканской музыки
Колонка редактора
Памятный камень УПАдет на Евразийский Союз
Плацентарный суд – пятая точка трансплантологии
культурный разговор Стр. 7
Также на странице:
 открытие 

Музыка без границ барда из Уганды Джеффри Ориемы

Филипп Дикань
Агентство "МедиаПорт"


Представьте: на сцене одиноко стоит с гитарой высокий африканец с голубыми (на самом деле!) глазами, который исполняет пронзительные, тревожные песни о жертвах диктаторов, правительств, 11 сентября, о рабстве и свободе, о том, что все мы должны оставаться прежде всего и всегда людьми. Его зовут Джеффри Ориема, от него без ума сам Питер Гэбриэл, за последние лет пятнадцать его узнали и полюбили десятки тысяч людей, а теперь вот и Харьков.

Здесь Джеффри дал единственный концерт в Украине. К нам в страну он приехал впервые. А вот в России Джеффри уже, похоже, освоился: был там четыре раза, записывался с российскими музыкантами и даже кубанскими казаками. Именно там, в Москве, с чернокожим певцом познакомился бывший музыкант и нынешний директор “Разных людей” Александр Гордеев, совершенно обалдел (обалдевание было вдвойне сильным, потому как в тот момент Ориема записывался вместе с Тони Левиным, который играл в “King Crimson” и “Yes”!!!) и понял, что обязательно должен привезти Джеффри в Харьков. Что и сделал, за что ему огромное человеческое спасибо!

Мы встретились с Джеффри утром в день концерта, побродили по центру города. Надо сказать, он настолько проникся площадью Свободы, что произнес небольшой спич по поводу того, что здесь все дышит историей (скажу честно, меня, историка по образованию, это несколько удивило и даже смутило - к такому пафосу я привык в отношении, скажем, Дворцовой площади или площади Согласия): “Знаешь, - сказал он, - это одно из тех мест, куда приходишь и чувствуешь историю, которая буквально исходит от земли и растекается по венам. Вот эти камни, этот памятник (имеется в виду Ленину - Ф.Д.)... Да, именно так”.

Джеффри пятьдесят четыре, на которые он совершенно не выглядит. Говорит, сохранить молодость помогает спорт - у него черный пояс по каратэ. Он очень открытый и доброжелательный, этот угандиец (именно оттуда родом Джеффри Ориема), хотя на своем веку повидал ой как немало. Ориема родился, как говорят в наших краях, в интеллигентской семье: мама руководила столичным театром, а папа был министром в правительстве диктатора Иди Амина. Правда, позже отец Ориемы, видимо, разочаровался в политике шефа - и погиб в автокатастрофе. Джеффри пришлось бежать в багажнике автомобиля в Кению, а оттуда во Францию. Немногим более десяти лет спустя его познакомили с Питером Гэбриэлом, а тот - великий музыкант обожает всякую необычную и новую музыку - открыл Джеффри всему миру, записав на собственной студии и спев на бэк-вокале на первом альбоме. С тех пор Ориема где только не выступал: и в маленьких зальчиках, и на стадионах перед громадной многотысячной аудиторией на фестивалях, вошедших в историю музыки. А с какими людьми он был на одной сцене! Питер Гэбриэл и Боно, Нил Янг и Лу Рид, Патти ЛаБелль и Энни Ленокс... Список можно продолжать. Первое выступление Джеффри перед широкой публикой (это произошло в 1990-м, на концерте в честь Нельсона Манделы на лондонском Уэмбли) буквально потрясло именитых музыкантов, рассказывает сам Ориема:

— Все эти ребята - Нил Янг, Теренс Трент Дарби, - они сказали : “Вау!”. Они спросили Питера Гэбриэла: “Кто этот парень?”. Он ответил: “Это мой друг, он записывается на моем лейбле, зовут Джеффри”.

Спрашиваю: неужто ему было не страшно выступать с ТАКИМИ исполнителями?

— Выступать со знаменитыми музыкантами вовсе не страшно, - отвечает Джеффри. - Знаешь, вот, например, в маленьком клубе они стоят так близко, вот как мы с тобой сейчас. И ты не имеешь права “завалиться”. Вот это страшно! А на больших пространствах ты где-то там далеко че-то делаешь... Да нет, нет никакой причины для страха. Вот на Уэмбли во время последнего Live Aid я выступал сам. Это было в самое лучшее время. 68 тысяч человек. Гитара. Громадная звуковая система. И я ничегошеньки не слышу, у меня в голове вообще ни одной мысли, я только говорю про себя: “Только сделай это”. Вдруг наступил момент, когда я почувствовал силу, которая как бы притягивала этих людей. Когда это происходит, всегда создается ощущение полета.

Наверное, поэтому, а также из-за внешности Джеффри часто называют шаманом африканской музыки. А заодно и этно-, и “world music”. Он не согласен ни с тем, ни с другим:

— Первый, с кем я говорил об этом, - Питер Гэбриэл. Это было после записи моего первого альбома “Exile”. Он согласился со мной в том плане, что “world music” не означает ровным счетом ничего. Потому что если мы говорим “world music” - “мировая музыка”, это ведь множество музыкальных стилей: это и джаз, и рок, и панк, и многое-многое другое. Моя музыка не африканская. Кто-кто обозначает мою музыку как афро-поп-рок. Даже в моем четвертом альбоме “Spirit” есть песни, которые звучат как техно. Я нахожусь между двух музыкальных миров, мои корни в Африке. Иногда я использую африканское слово, какой-нибудь африканский инструмент, как, например, калимба, который звучит на моих первых трех альбомах. Но другая сторона Джеффри в том, что культура, которая адаптировала меня..., шестьдесят лет Уганда была британским протекторатом. Шестьдесят лет! Английский язык у нас официальный. Можете представить, в детстве я воспитывался на британской поп-музыке, роке: “Rolling Stones”, “The Beatles”, “Deep Purple”, “Talking Heads”. Если ты меня спросишь, что я слушаю сегодня, в XXI веке, какая у меня любимая музыка, я скажу: U-2, например, - вот мой стиль. И я смешиваю его с моим собственным, получается вот это (напевает на суахили, в котором слова произносятся со щелчками языком). Понимаешь, вот такие звуки я использую. Это музыка без границ. Это просто музыка. Знаешь, я бываю в местах, где люди иногда видят меня и говорят: “О, это Джеффри, да он же шаман!” Они ожидают каких-то африканских штучек (делает большой круг руками, трясет ладонями). Нет, я обыкновенный (показывает на себя, смеется)!

А еще Джеффри называют африканским Леонардом Коэном.

— Да, да, это из-за первого альбома, - улыбаясь, подтверждает Джеффри. - Там баллады, на которых у меня на бэк-вокале Питер Гэбриэл, между прочим! Брайен Ино тоже был на бэк-вокале и клавишных (он еще и продюсировал альбом - отличная компания, не так ли!). Вот так, парни! Sony-BMG выпустила посвящение Коэну, они связались со многими артистами со всего мира, в том числе и со мной. Я сделал свою версию “Сьюзан” Коэна. (Напевает первую строчку: “Suzanne, takes you down”.) Конец песни я переиграл в стиле Джеффри Ориемы (Ориема переходит с английского на суахили, прищелкивая во время пения языком). Леонард Коэн услышал это и прислал мне факс, в котором было сказано: “Спасибо, это лучшая версия «Сьюзан»”.

На харьковском концерте “Сьюзан” Джеффри не исполнял. Зато другими песнями он напомнил, скорее, Боба Дилана, кто-то из зрителей вспомнил даже Высоцкого. В любом случае, я прекрасно понимаю, почему его любят и понимают во всем мире, в том числе и у нас: в Украине и России. Он действительно настоящий бард и сто­процентный - публику он пленил и увлек за собой абсолютно - шаман с голубыми глазами.

Выражаем благодарность за организацию интервью Харьковскому Театральному Центру и лично Ирине Дядченко.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования