Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Социум стр. 5
Культурный разговор стр. 6
Хобби стр. 7
Афиша стр. 8,9
Спорт стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Виды Ярославского на Евро-2012
Безбилетный депутат — за что?
Колонка редактора
За президентским столом сидели...
культурный разговор Стр. 6
 из прошлого 

“Дневник гимназистки”: история глазами обывателя

Филипп Дикань
Агентство "МедиаПорт"


Семнадцатый-восемнадцатый годы прошлого века. В стране идет революция, в городе время от времени случаются перестрелки, жизнь становится все хуже и хуже, продукты дорожают, да и морально тяжело выносить разрушение прежнего, такого спокойного, такого безмятежного мира. Люди становились другими, часто вообще теряя человеческий облик.

Все это никоим образом не занимало юную харьковскую гимназистку Марию Вишневскую. Для нее в то время главным была любовь и собственные переживания. На этой неделе выходит в свет “Дневник гимназистки”, подготовленный Харьковским частным музеем городской усадьбы. О книге рассказывает директор музея Андрей Парамонов.

Вишневские — достаточно известная среди коллекционеров старинных вещей фамилия. Года три назад в продаже в огромном количестве появились фотографии, письма, конверты, документы, альбомчики какие-то, личные вещи, которые принадлежали этому роду. Очевидно, один из наследников решил продать архив, и продавался он за бесценок. Ни музей, ни я лично ничего из архива не покупали, потому что он поступил в продажу в распотрошенном виде и ценности не представлял. А два года назад музею подарили дневник и подборку фотографий из семейства Вишневских. Я поначалу не знал, что это те самые Вишневские — фамилия среди дворян распространенная. Но по ходу изучения дневника и фотографий стало ясно, что это Николай Вишневский — управляющий отделением Волжско-Камской мануфактуры в Харькове. Семья жила на Университетской улице в доме номер два. Жена Николая Вишневского была домохозяйкой, его сыновья — Александр и Николай (во всяком случае, один из них) был военным, но, наверное, короткое время и наверняка был в Добровольческой армии, правда, судьба его неизвестна. А дочка Мария училась, скорее всего, в гимназии Покровской на Чернышевской, в здании, где сейчас находится театральный факультет университета искусств. Почему я сделал вывод, что она училась именно в этой гимназии? В дневнике Мария Вишневская часто описывает свой маршрут до гимназии, не называя ее. Гимназия Покровской — единственная в той части города приличная, престижная, в которой могла учиться девушка из обеспеченной семьи.

Та часть дневника, которую мы опубликовали, относится к августу 1917 — апрелю 1918 года. В это время Марии было 16 лет. Она была далеко не красавица, и сама она об этом часто говорит в дневнике, но была, что называется, с претензиями. Мария Вишневская занималась в литературной студии, организованной при ее гимназии, и была влюблена в одного из участников этой же студии писателя Рыкова — ему отведена большая часть дневника Марии. Кстати, сам дневник посвящен Леониду Булаховскому — в будущем известному украинскому языковеду, академику, который преподавал в гимназии Покровской и был учителем Марии Вишневской. Видимо, у них были очень теплые отношения, они перезванивались, даже когда Булаховский уехал из Харькова. Получается, Мария подразумевала, что ее дневник будут читать, по крайней мере, Булаховский. По какой-то причине дневник к нему так и не попал, я думаю, потому, что Вишневская дожила до 80-х годов, а какой смысл передавать дневник при жизни? Она же, наверное, рассчитывала погибнуть от несчастной любви, потому что ее дневник — сплошь любовные переживания. Условно говоря, из 1000 строчек — 990 о любви, и только оставшиеся 10 посвящены происходящим в то время в Харькове событиям. Тем не менее, такие свидетельства интересны и важны для изучения истории города.

Дело в том, что до нас дошло очень мало “живых” свидетельств, которые охватывали бы период 1917-19 гг. Историю мы до сих пор, к сожалению, часто знаем так, как ее интерпретировали коммуни­сты. Современные историки изучают ее непоследовательно — чего стоит труд “История Харькова в XX веке”, раздел, касающийся как раз этого периода. Такое как бы продолжение работы Багалея. Но впечатление, будто авторы до сих пор живут по советским канонам. Черпать сведения из истории тех лет, взгляд на нее белых или петлюровцев можно, по большей части, из дневниковых записей, которые находятся за пределами Украины — здесь коммунисты их уничтожали. Тем и ценен дневник юной гимнази­стки, что он показывает нам жизнь обывателя, который, несмотря на все революционные события, занят обычными житейскими делами. Мария Вишневская ходит в кино, театры, гуляет и так далее. Мне представлялось, что революция — это страшно. Страшно выйти на улицу, потому что могут убить в случайной перестрелке, да вообще постоянно что-то происходит, что меняет привычный уклад жизни. Она же ничего не замечала вообще!

В этом дневнике, а это третья тетрадь, — переживания Марии по поводу любви к писателю Рыкову (этому же была посвящена, судя по всему, и вторая часть дневника) и пересказ телефонных разговоров. О политике нет практически никаких разговоров до самого апреля 1918 года. Она переживает о других вещах: например, пытается курить, за что ее ругают родители, у нее есть какая-то могилка на кладбище, явно Усекновенском (сейчас Молодежный парк — Ф.Д.), куда она заходит — с подружкой как-то ела там арбуз. Пишет о том, что хорошо бы заранее приготовить себе место и приходить туда, на будущую могилку. Ничего из того, что происходило тогда в городе в политической сфере, Мария не замечала. Не переживала, например, о том, что у ее семьи могут быть проблемы из-за дворянского происхождения. Как-то она попала под перестрелку, но уделила этому только одно предложение: мол, шла в гимназию, попала под стрельбу. Дальше — очередные любовные переживания. Опять же, ее семью как-то пытались ограбить под видом обыска, она пишет: “Пришли товарищи, хотели сделать обыск. Позвонили в милицию, товарищи ушли”. Все, дальше — снова про любовь. В день, когда большевики захватили автобронедивизион — последнюю силу, которая их сдерживала, тоже несколько строк о событии: “Были выстрелы из пушки, большевики взяли броневики”. Дальше вновь о личных отношениях. У нее жизнь идет своим чередом: Рождество, Новый год, покупки на праздники, украшения и т.д. Правда, у нее есть ряд интересных моментов о своей гимназии. Например, тогда выбирали депутатов не только солдаты, рабочие, но и в учебных заведениях. Там избирали комитеты, члены которых, скажем, могли провести обыск кого-то из учеников. Вот и Мария Вишневская была депутатом в гимназии, но на собрания ходила редко, а вот ее приятель из какой-то мужской гимназии или реального училища, которого она называла Моза, проявлял активность. Похоже, она была влюблена в этого Мозу, а он ее обманывал. Мария пишет, что Моза обещал прийти к ней на свидания, но не являлся, а она его замечала с другой барышней.

Лишь единожды Мария уделила внимание политике и даже проявила патриотизм. Это произошло, когда в Харьков вошли немцы. Надо сказать, что с немцами в город вернулся порядок, девять месяцев Харьков жил прежней спокойной, мирной жизнью: прекратились грабежи и насилие, которые были при большевиках. Немцы просто расстреляли несколько человек за мародерство, и горожане вновь стали спать спокойно. Вновь заработали телеграф и телефон, на улицы вышли дворники. Мария Вишневская писала примерно следующее: что все вышли встречать немцев на улицы с цветами, как же это можно, нужно, чтобы все сидели по домам, чтобы немцы вошли в пустой город. И ведь она права по-своему! И дальше у Марии такая фраза: “Ходят по улицам, лузгают семечки. Пролузгали свою революцию!”. Это, повторюсь, ее единственный политический пассаж, хотя известно, насколько сложной была жизнь в то время. В любом случае, дневник Марии Вишневской — любопытное свидетельство о совершенно другом мире, сведения о котором можно найти только в таких источниках.

“Дневник гимназистки” — это часть работы, которую Музей городской усадьбы ведет по исследованию истории Харькова 1917-19 гг. Осенью должен выйти отчет руководителя харьковского разведывательного центра деникинцев полковника Двигубского — это июнь 1919 года. Вообще у нас собрано около 500 воспоминаний о Харькове с 1917 по 1927 год. Есть массивный 500-страничный труд о Харькове с февраля 1917 по декабрь 1919, когда ушли белые. Это расписанная по дням, иногда по часам и даже минутам хронология событий.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования