Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Социум стр. 4,5
Культурный разговор стр. 6,7
Афиша стр. 8,9
Этно стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Кому достанется Сумской рынок?
Хлорная тревога в Первомайском
Колонка редактора
Секреты от Юрия Янко
культурный разговор Стр. 6
 иные 

Наследники казака Гурьева

Анна Силаева
Агентство "МедиаПорт"


Гурьев-Казачок. Небольшое село в Золочевском районе, в километре от российской границы. Сто дворов. Триста жителей. Село - почти ровесник Харькова. В этом году поселению исполнится 335 лет.

Версий основания Гур-Казачка, как называют вотчину местные жители,— две. Согласно первой, более распространенной, в 1672 году на южной окраине Руси поселился славный казак Афанасий Гурьев. Получив в пользование солидный участок земли, Афанасий выполнял сторожевые функции: в случае опасности он должен был зажечь на холме сигнальный костер.

Сам Афанасий Гурьев был из староверов. Отсюда вторая версия появления на карте Гурьева-Казачка: мол, бежал казак в далекие дикие степи от гонений на староверов.

Постепенно хутор вырос в полноценную деревню, где все жители носили одну гордую фамилию - Гурьевы. Старообрядцы жили замкнуто, хранили веру и женились только на единоверках.

Матрене Резниковой, в девичестве Гурьевой,— семьдесят шесть. В семье она была десятым, последним ребенком. Замуж вышла за православного. Говорит, к тому времени родители уже смирились: сложнее всего было старшей сестре - она первой пошла против воли родителей. Когда сватали Матрену, староверы переживали тяжелые времена. Матрена Ивановна рассказывает: шестидесятые были днями особенно суровых гонений, причем именно на старообрядческую веру. Православных власти не трогали, даже поощряли: в Гурьевом-Казачке тогда даже церковь построили. До этого староверы собирались на молитвы в амбарах и сараях. Узнав о строительстве, сельчане обрадовались, с благоговением жертвовали на храм: несли стройматериалы, иконы, утварь, книги. А как пришли к открытию - увидели готовящихся к освящению православных священников.
Гурьевы устроили бунт: храм окружили бабы с детьми. В руках - иконы и зажженные свечи - пели молитвы, пытались не пустить чужаков.

Церковь в Гурьевом-Казачке тогда все-таки открыли. Впрочем, сегодня в селе нет ни православной, ни староверческой церкви. Есть молитвенная комната - в заброшенном здании бывшего колхозного управления. На стенах рядом с православными иконами висят старообрядческие. Люди здесь собираются редко - по большим праздникам, когда отслужить молебен, освятить воду или куличи приезжает священник.

“Упадок веры,— объясняет Василий Гурьев.— Причем, любой. Время такое - бездуховное”. Семидесятитрехлетний Василий Павлович - местный краевед и историк. Сорок лет проработал в местной библиотеке. Еще в юности стал по крупицам собирать свидетельства, фотографии, записывал воспоминания. Хочет сохранить хотя бы память о староверческой традиции для потомков.

Приглашает в дом, где на видном месте стоит тридцатилетний бобинный магнитофон “Маяк”. Достает записи, заправляет бобины. Звук затертый, если не знать текста, слов не разобрать. Гурьев мечтает отдать драгоценную коллекцию на оцифровку: магнитофон доживает последние дни, а утратить записи - жалко.

Из динамика, сквозь шумы и помехи, доносятся распевы. “У нас пение более монотонное. Чувственное, трогательное. У православных больше на песню похоже.— Комментирует Матрена Ивановна и неожиданно начинает подпевать.— Христо-о-ос воскрес из ме-е-ертвых…”

“Сегодня уже не разберешь, кто из сельчан старовер, а кто православный,— сетует Василий Гурьев.— Если которые и представляются старообрядцами, так, скорее, в память о предках, чем из убеждений. Традицию не хранят, особенностей старообрядческой веры не знают”.

Сам Василий Павлович знает многое: но больше по рассказам, чем из собственного опыта. Хорошо помнит только строгую бабку. Всегда в платке, не начинавшая ни одно дело без молитвы, она учила внука: “Принес воды - накрывай ведро, а то бес будет купаться”. И пугала разбушевавшегося мальчишку: “Не балуй! Вон икона смотрит на тебя...”

Матрена Ивановна вспоминает: в гур-казачанских дворах было по две кружки. Одна - для семьи, вторая - для прохожих. Не разрешалось из одной кружки пить - выделяли для иноверцев другую. Потом мыли, освящали ее…

Догматических отличий старообрядческой веры от православной Матрена Гурьева не знает. В детстве традицию принимала как само собой разумеющееся - не подозревала, что бывает по-другому. А теперь и спросить не у кого. “Православные крестятся не строго.— Матрена Ивановна машет рукой в области головы.— А у староверов строго-настрого: крест вот так складывается,— соединяет два пальца, твердо и размеренно накладывает крестное знамение: прикасается ко лбу, к груди, к правому, затем левому плечу.—
И кланяются обязательно”.

Живет Матрена Гурьева в Харькове: дети, внуки, правнучка. В Гурьев-Казачок семья приезжает на лето. Здесь - небольшой двор, мазаная хата с земляным полом и печкой, на столе - настоящий самовар (достался еще от прабабки), в углу иконы. Матрена Ивановна, хоть и не считает себя хранительницей веры, день без молитвы не начинает и не заканчивает. Выносит из дальней комнаты старую икону, которой родители благословили бабку, как замуж отдавали: “Сестры, которые раньше меня выходили замуж, тоже ею благословлялись. А я при Сталине уже не благословлялась”. Во дворе - старый деревянный сарай: бывший амбар. Матрена Гурьева говорит: в детстве здесь была молитвенная комната, где тайком собирались сельчане, чтобы помолиться, прочесть акафист, окрестить ребенка.

В ответ на вопрос, правда ли староверы были людьми угрюмыми (смотрим на фотографии суровых мужиков с бородами и женщин в черной длинной одежде - ни одной без косынки),— Матрена Ивановна неожиданно задорно смеется. Это, дескать, от человека зависит, а не от веры.

Василий Гурьев с сожалением выключает старый магнитофон, почти любовно сматывает бобины. Завтра он снова достанет их и послушает. Потом пойдет в основанный им же небольшой краеведческий музей: репетировать экскурсию для редких приезжих.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования