Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Деньги стр. 5
Социум стр. 6,7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Богатство ищет продюсера
Колонка редактора
Н. Денисенко: три аварии - это не совпадение
Раскол по генеральной линии
Социум Стр. 7
 ЧП-3 

Фосфор, хлор, соляная кислота и еще 997 опасных грузов

Александра Митина
Агентство "МедиаПорт"


Одна авария - это ЧП. Две подряд - вызывают удивление. Три - уже традиция. Или тенденция... Но в любом случае - большая неприятность. В четверг вечером на железнодорожной станции “Основа” треснула цистерна с соляной кислотой. Ситуация до боли напоминает Первомайскую аварию - неделей раньше. Только тогда это был хлор (до утечки, правда, дело не дошло). А за несколько дней до него - фосфор. Хозяева - разные, проблема - одна. Возраст. И неважно - цистерны или одноколейки.

Несъедобная солянка

Пятница, утро. Девять ноль-ноль, если точнее. Областное управление по вопросам чрезвычайных ситуаций на Салтовском шоссе. Захожу к заместителю начальника Петру Гиренко. Накануне договорились поехать на экскурсию по “самым опасным местам области”: хранилищам химикатов, путям следования хлора и других “опасных грузов”. Повода два - львовский фосфор и харьковский хлор.

На входе в кабинет понимаю: что-то не так. В помещении много народу. Слишком много для девяти утра. А главное - в воздухе буквально висит слово “авария”. В небольших промежутках между “цистерна” и “доложить начальству”.

Дальше - диалог.

Гиренко:

— Видите, у нас тут авария.

— ...????

— Ну, с цистерной.

— Как?! Это же было неделю назад?!

— Нет, сегодня ночью. На Безлюдовке. Цистерна с соляной кислотой лопнула. Мы ее до утра перегоняли и сторожили. Сейчас вот опять туда едем.

Едем и мы. Вместо потенциальной аварии на действительную. В машине выясняю подробности: опасный груз шел через Харьковскую область транзитом - с запорожского “Кремний Полимера” на “Сумы-Химпром”. На железнодорожную станцию “Основа” цистерна прибыла еще целой: ЧП произошло в три часа дня, когда железнодорожники цепляли ее к другому составу. Емкость треснула и начала протекать. Спасатели отогнали ее на три километра - на соседний Безлюдовский запасной путь: участок, на который привезли цистерну, официально называется “место экстренного слива” (говоря по-человечески, это - часть ЖД-полотна с поддоном для ядовитых веществ). Там МЧСники “залатали” железный резервуар резиной.

Узнаю и предварительную причину происшествия: технический износ цистерны.

Приезжаем на “место”: автобус со спасателями, пожарная машина, рядом - ржавые цистерны (целый состав!). Гиренко смеется: не эти. Показывает дальше - на ярко-зеленую емкость высотой в два человеческих роста, которая стоит на рельсах отдельно от остальных грузов. Повреждений не видно (трещина - с другой стороны). Цистерну МЧСники зачем-то поливают водой, причем сразу с двух сторон.

Замначальника областного управления Александр Галий непонятную процедуру объясняет просто: нужно осадить кислоту, чтобы дальше не распространялась. Удивляюсь: зачем, если трещину уже залатали? Ведь ничего же не протекает? Выясняется, что “не совсем”. Закрыть дыру-то закрыли, но не герметично. Потому что герметично закрыть дыру невозможно. Вернее, возможно, но только если вылить оттуда всю кислоту, а после - склеить две раскаленные половинки в заводских условиях.

“Утечка сейчас небольшая, вечером она была, конечно, больше, - признается Галий. - Полностью не удалось закрыть, потому что трещина очень серьезная - около метра. Угрозы окружающей среде нет, благодаря этому пластырю мы существенно уменьшили утечку кислоты”.

По данным МЧС, “существенно уменьшили” значит - из цистерны вытекает пять литров химиката в сутки, то есть приблизительно стакан в час. Визуально кажется - намного больше (картина напоминает небольшой родник, только вместо воды - кислота). Позже выяснится: зрение не обмануло. С вечера четверга до вечера пятницы (когда химикат перелили в другую цистерну) из лопнувшей шестидесятитонной емкости вылилось почти 11 тонн (!) соляной кислоты. То есть едкого вещества, которое при попадании на кожу вызывает химические ожоги, а при вдыхании - ожоги дыхательных путей.

К десяти на месте ЧП появляется главный санитарный врач города Татьяна Колпакова. Уверяет: о послед­ствиях аварии говорить пока рано.

“Насколько это опасно, покажут результаты лабораторных исследований,— рассказывает Колпакова.— Мы сегодня взяли пробы почвы возле цистерны, нефтяной базы и на ближайшей к этому месту зоне отдыха - Безлюдовском пляже. Естественно, купание на пляже пока запрещено. Там оповещают людей, что это может быть опасно для здоровья”.

Почему произошло ЧП? Спустя сутки в МЧС отвечают так же, как и через несколько часов: “подвела” старая цистерна. Ее эксплуатируют уже двадцать пять лет вместо положенных восемнадцати. Хозяин цистерны - завод-отправитель - запорожский “Кремний Полимер”. Ему, делают вывод спасатели, и отвечать за аварию.

Начальник производственно-технического отдела предприятия Александр Рыбалко (он приехал в Харьков ночью - представлять завод на месте происшествия) на интервью соглашается неохотно. Говорит, возраст цистерны не подсчитывал, зато уверен: до прибытия на “Основу” с ней было все в порядке.

“Цистерны у нас проходят проверку, диагностирование, замеры толщины стенок, - горячится Рыбалко. - У нас на предприятии все серьезно! Цистерна до этого ЧП была в хо-ро-шем состоянии!”

Последнее слово (кто будет отвечать за поломку) - за прокуратурой. Опасный груз оставался на Безлюдовке до субботы. Но с вечера пятницы соляная кислота была уже в новой цистерне (ее вместе со специальным насосом для переливания прислали из Запорожья - в Харькове таких нет).

На “экскурсию по самым опасным местам области” мы успели съездить еще до этого, в ту же пятницу. Своеобразный “тур” показался вдвойне интересным - поводов для поездки стало больше.

Опасные достопримечательности

Вместо вводной информации - страшилка. Петр Гиренко пугает цифрой: по железным дорогам области перевозят около тысячи опасных грузов, из них сотня - ядовитые химикаты. И это не считая так называемых “специальных” составов, о маршрутах которых знают единицы. Спасатели, подчеркивает Гиренко, в это число не входят

“Спецгрузы проходят вообще в закрытом режиме, с сопровождением, с усилением станций,— рассказывает замначальника областного управления по ЧС.— Такие, например, как отработанное ядерное топливо с атомных станций. На станцию же не прилетит само топливо и не заправится там, оно же откуда-то везется!”

Объектов с первой категорией опасности - в области два. Первомайский “Химпром”, который производит хлор (в случае ЧП в зоне опасности - 300 тысяч человек) и хранилище этого химиката в Кочетке (могут пострадать 90 тысяч местных жителей).

Первая остановка - хлоропереливочная станция. Категория опасности - вторая. Железные ворота с надписью “Осторожно - хлор!”, колючая проволока и бесконечная одноколейка. Здесь химикат переливают из ЖД-цистерн в специальные автомобили. Чтобы отправить в то самое хранилище в Кочетке. Оба объекта принадлежат харьковскому водопроводу. Хлор нужен для дезинфекции воды.

“Это - весовая,— показывает на железнодорожные пути рядом со зданием станции ее начальник Александр Помиляйко.— Сюда загоняется цистерна, наполненная хлором. А сюда (заходит внутрь) загоняем хлоровоз, при помощи компенсаторов подключаем его, ЖД-цистерна подключена, и хлор пошел, цистерна заполняется”.

На вопросы о безопасности Помиляйко отвечает охотно: в случае ЧП вентили можно перекрыть, и хлор останется в цистерне. На случай, если и она не исправна, есть резервная. Правда, улыбаются коммунальники, за восемнадцать лет существования станции запасная емкость ни разу не понадобилась.

Кочеток. Хлорохранилище. Такие же ворота и еще больший “уровень безопасности”. Сигнализация - буквально на каждом столбе. Срабатывает, даже если любую из железных дверей открывает кто-то из “своих”.

“Здесь у нас запас хлора от 50 до 100 тонн, а это - крайне ядовитое вещество, - рассказывает начальник производственного управления водопроводного хозяйства Владлен Волков. - Необходимо это для того, чтобы беспрепятственно вести обеззараживание воды”.

Предупреждающие знаки и таблички с требованием “без противогаза не входить”. В хранилище - три отсека. Каждый - для пятидесяти тонн хлора.

Снаружи - специальный “душ”: вода отделяет бокс с автомобилем, который привез хлор, от хранилища. Чтобы при малейшей утечке химикат не “вышел” за пределы бокса.

Первыми о ЧП узнают спасатели, уверяет Волков, - по прямой связи. В безопасности здесь уверены, но однозначно “нет” на вопрос о возможной аварии не отвечают - плохая примета. Ржавчину на трубах и цистернах (так выглядит почти все в хранилище и на станции) коммунальники объясняют не плохим состоянием, а “агрессивной средой”. Даже самую стойкую краску хлор разъедает за считанные минуты.

После драки

Окончательных выводов, кто виноват во Львовской аварии, нет. Как нет их и по Безлюдовскому ЧП. Виновных в том, что цистерна с хлором сошла с рельсов под Первомайским “Химпромом”, госинспекция охраны труда и промышленного надзора назвала. Для руководства завода все обошлось несколькими штрафами и временным запретом использовать аварийную одноколейку - до капитального ремонта.

Запрет на купание на Безлюдовских пляжах санстанция уже сняла. “Окружающей среде выброс соляной кислоты не повредил”, - подводит итоги зам главного санитарного врача области Ольга Шпак.

В инспекции промнадзора уверены: связь между всеми тремя случаями есть. Старая одноколейка или старые цистерны - виноваты те, кто разрешил их использовать и был в курсе последствий.

“За последнее время очень много нарушений по железной дороге, - констатирует начальник территориального управления Госгорпромнадзора Николай Денисенко. - Почти каждый месяц: там авария, там авария. Это беспечность. И мне кажется, это вина руководителей. Во всем. Стараются руководители спихнуть, что кто-то там крайний, найти стрелочника, как сейчас говорят”.

Вопрос “почему за полторы недели в Украине - три аварии? Неужели совпадение?” у Денисенко вызывает улыбку:

— Я бы не сказал, что это совпадение. Были случаи и раньше, но раньше рассматривались только случаи в глобальном масштабе. Все-таки сейчас почему-то журналисты первыми бывают там. Ну, это свобода слова, демократия... Наверное, оно должно быть так. Просто раньше такие случаи утаивались. Например, на “Химпроме” сошла цистерна. Она, может, и раньше сходила...

Фосфор, хлор, соляная кислота... У свободы слова есть как минимум один плюс. Если и дальше так пойдет, украинцы скоро выучат действие всех производных таблицы Менделеева. Тьфу-тьфу-тьфу, конечно...

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования