Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Деньги стр. 5
Социум стр. 6
Обратная связь стр. 7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Олег Марцеляк: опасность в законе
Ивовый морж во фламандской корзинке
Перерасчет за квартиру: сколько-сколько?
Колонка редактора
культурный разговор Стр. 10
Также на странице:
 музей 

Ивовый морж во фламандской корзинке

Ірина Скачко

— Зачем вам столько веток? - женщина показывает на сумки, плотно упакованные связками лозы. — А для салата! - шутит мастер лозоплетения Евгений Васильевич. И продолжает “вводить в заблуждение” случайную попутчицу. - Нарежем меленько, посолим, рассольчиком зальем и закатаем. Очень вкусно получается! Может, и еще каким рецептом поделился бы умелец, но его выдал смех жены, Александры Ильиничны. Впрочем, случай этот Евгения и Александру Пиленковых, членов Союза народных мастеров Украины, не очень веселит. На Слобожанщине умирает древнее ремесло, уверены они.

— Вы подумайте, названия-то какие! Черкасская Лозовая, Русская Лозовая, просто станция Лозовая… Где в названии присутствует слово Лозовая, там лозы растет немерено, а плести практически никто не умеет или плетут на самом примитивном уровне, - сетует Евгений Васильевич. - У людей лоза растет прямо на участках, а они даже не догадываются, как ее можно использовать.

Из гибких ивовых веток делают, конечно, не варенье и не салаты. Корзины, вазы, настенные панно и даже сложные скульптуры - на все это можно посмотреть в единственном в Украине Музее лозы. Это небольшая комнатка при мастерской, в которой занимаются ученики Евгения Пиленкова. Он ведет кружок в Центре детского и юношеского творчества Киевского района. Но мечта его - научить ремеслу педагогов из области.

— Сейчас ведь кружков мало осталось. Особенно в селах. Большинство из них - радио-кружки, авиамодельные кружки - требуют денег. А для лозоплетения ничего не надо. Лоза у них прямо под окнами растет. Я бы с удовольствием научил педагогов, и тысячи детей были бы заняты. Но в Институте непрерывного образования я предлагал вести такой курс - говорят: нет часов. У нас вот помещение есть. Оборудование есть. А часов нет.

Зато городских педагогов, желающих освоить это ремесло, немало. Но Евгений Васильевич всем отказывает. Лозы в городе почти не осталось, говорит он, на несколько кружков просто не хватит.

— Город-то благоустраивается, - объясняет мастер. - С одной стороны это хорошо. Но лоза у нас где обычно растет? На пустырях, в оврагах, на окраинах. Окраины у нас распахали под огороды и сожгли эту лозу… Потом огороды все бросили, а лоза уже пропала. Самое хорошее место было для нас - Журавлевка. Там пляж построили. Для города хорошо. Для меня плохо. Потому что мы до декабря месяца спокойно с детьми выходили на Журавлевку - и погуляем, и лозы нарежем. Второе хорошее место у меня было - где “Караван” сейчас построили. Замечательное место было. Вообще, лоза - это синоним ветки. А плетем мы из ивы. В мире существует более трехсот пятидесяти пород этого растения. У нас растет видов двенадцать. Для нас годится видов пять.

Теперь городской ивы едва хватает на два детских кружка (второй - в Городском дворце детского творчества - ведет Александра Пиленкова). Больше в Харькове лозоплетению детей никто не обучает. Да и этих кружков могло не быть, если бы не случайность, благодаря которой пришли в ремесло супруги Пиленковы. Евгений Васильевич двадцать восемь лет прослужил в армии - плетеную корзинку разве что издали видал. В начале девяностых окончил службу полковником: мизерная пенсия, работы нет.

— Увлечение у меня тогда было, я маски вырезал, - рассказывает он. - А сосед мой работал в городском доме пионеров, вел кружок резьбы по дереву. И он предложил мне тоже учить детей. На работу меня взяли, но для кружка не нашли материала. Я без дела не сидел, конечно. В художественном отделе одни женщины работали, и я там то стул починю, то замок врежу… Но кружка у меня так и не было, и я решил уволиться. Но в этот момент кружок плетения из ивы остался без преподавателя. А это был февраль. Плохо закрывать кружок в феврале. И мне предложили вести этот кружок. Я на тот момент иву даже в руках не держал. Мне заведующая говорит: “Да дети умеют плести, вы только класс откройте им и поддерживайте дисциплину! Они пусть плетут, а вы свои маски вырезайте!” И вот я класс им открою, а сам сижу занимаюсь своим делом. Но не мог же я им сказать, что не умею плести! Они подойдут ко мне с вопросом, а я им нейтральные указания даю. Как врач: главное, не навреди. В мае кружок закрыли, а летом я нашел книжку себе, передумал увольняться, и к осени научился плести самое простое - донышко. Вот детей учу донышко плести, а сам учусь стеночку плести, и к Новому году я научился вполне приличную корзинку делать. А потом уже много книг изучил, жену “утащил” из конструкторского бюро. Я преподаватель по обстоятельствам, а она, оказалось, по жизни преподаватель.

У семьи Пиленковых множество наработок и идей, благодаря которым дети осваивают технику лозоплетения быстрее. Так, например, для начинающих мастера придумали специальный тренажер, на котором дети обучаются основным приемам. Вместо ценных веточек в ход здесь идет проволока. И только после тренажера ученики начинают работать с природным материалом.

— Вот с этой корзиночки все начинается, - показывает Евгений Пиленков один из экспонатов, простенькое изделие из необработанной лозы. - Сплетя эту корзиночку, ребенок может сплести уже все, что есть в этом музее, но он об этом не подозревает. Любое плетеное изделие - это корзинка. Поднос - это корзинка, у которой широкое дно и коротенькая стенка. А ваза— это корзина, у которой маленькое дно, но очень длинная стенка.

На полке - уютная обстановка жилой комнаты. Очень маленькой комнаты - эдакий альтернативный домик для Барби.

— Это лозяная миниатюра, - поясняет учитель. - Ее можно сделать из обычной плакучей ивы. Этот вид наиболее доступен для городских детей. Такие деревья есть практически в каждом дворе. Хотя и она исчезает. Особенно девочки любят делать миниатюры. Но этот материал не очень хороший. Он требует горячей воды, он хрупкий, требует детских или девичьих рук. Я из него старюсь вообще ничего не делать.

Гордость Евгения Пиленкова - плетеная корзина шестнадцатого века. Нет, это не раритет. Но работа точно повторяет изделие, изображенное на полотне фламандского художника Франка Снейдерса.

— Мне в руки попал компакт-диск, рассказывает мастер. - Он называется “5555 произведений мировой живописи”. Среди них я нашел сто картин, на которых были изображены плетеные изделия. Очень интересно подсмотреть там некоторые приемы. Вот нашел я один очень интересный прием - ромбическое плетение. Сейчас так почти не плетут, особенно если смотреть, что на рынке продают.

А посетителей музея больше всего поражает, конечно, лозяная скульптура: рыбы, моржи, дельфины, лягушки. Это - высший пилотаж лозоплетения.

— Здесь важна конструкторская мысль, потому что мы ведь сами все придумываем. Обычно в книгах только простые вещи описаны - корзина, поднос. Заняться скульптурой может только очень подготовленный человек. Это очень сложно: на каждую лапу, голову, шею надо создать свой шаблон. Иногда по ошибке делают, например, для лягушки четыре правые лапы. Потом приходится все переделывать. Или получается потом две лягушки. Скажу честно - мне это не нравится. Я люблю более прикладные вещи.

Секатор, шило, ножик, плоскогубцы, щипчики, а также… виниловые пластинки и большая ванна с теплой водой - вот все, что нужно для лозоплетения. И все это, даже расписанная коллегами из соседнего кружка живописи ванна, есть в классе Евгения Пиленкова. Учатся дети здесь два года. В первый год плетут “для себя”, на подарки мамам и папам, во второй - делают выставочную работу, которую оставляют потом для музея.

Супруги Пиленковы свои изделия не продают. Долго делать и дорого не продашь, считают они. Да и дома лозяные шедевры не складируют. Все уходит на подарки.

“Музей - восьмое чудо света, а семья Пиленковых - девятое”, - пишут в книге отзывов друзья. И неудивительно: не в каждой семе приживется такое увлечение, ведь лозу надо варить, замачивать, чистить. Но Евгений Васильевич считает, что нашел выход.

— Лоза требует полной отдачи, - утверждает он. - Ей можно заниматься либо в школьном возрасте, либо в пенсионном. Да и в пенсионном надо, чтобы пенсия позволяла заниматься лозой… А жену я втягивал в это дело потихоньку, аккуратно. То есть она к моему увлечению терпеливо, конечно, относилась, но я видел, что ей не очень нравится весь этот пар, эти обрезки, мусор. А теперь другое дело!

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования