Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
TV стр. 5
Социум стр. 6
Наука стр. 7
Афиша стр. 8,9
Хобби стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
На выборы с печатной машинкой
Не летайте над антенной
Янукович сердится
Колонка редактора
наука Стр. 7
 cпецисследования 

Не летайте над антенной

Ирина Скачко
"МедиаПорт"


Стоит ли бояться внезапно “проросшей” на крыше вашего дома вышки мобильной связи? Нужно ли выключать телефон в грозу? И, наконец, как спрятаться от шпионского ока конкурентов по бизнесу? Ответы на эти вопросы знают сотрудники отдела специсследований НИИ радиофизики и электроники НАН Украины.

Двадцать лет назад это интервью не могло состояться. Разве что под присмотром КГБ. Научно-исследовательский институт радиофизики и электроники в советские времена был “глубоко засекреченным заведением”. Сегодня многие его отделы не только сняли табличку “Совершенно секретно”, но и стали предоставлять населению и организациям научно-коммерческие услуги. Отделу специсследований, например, регулярно приходится “спасать” обеспокоенных граждан от “вредоносного излучения базовых станций мобильных операторов”. Постоянные замеры показывают, что этот “черт” абсолютно не страшен.

— Электромагнитные поля мы не чувствуем, - рассказывает начальник отдела специсследований НИИ радиофизики и электроники НАН Украины Олег Бунецкий. - Мы начинаем ощущать такие поля, когда их уровни уже запредельно высокие. На Земле в естественном виде таких полей нет. Они существуют только в искусственном виде, и то в непосредственной близости от источников. Если вы отойдете от источника на десять - двадцать метров, вы уже ничего не почувствуете. За тринадцать лет исследований излучений базовых станций сотовой связи таких уровней, о которых можно было сказать, что они хоть мало-мальски влияют на здоровье, мы не обнаружили - ни расчетным, ни экспериментальным путем.

— Откуда тогда эти все жалобы? У кого голова болит вблизи вышек, у кого сердце…

— Люди, когда видят, что на крыше антенна стоит, сразу жаловаться начинают. Это психологический настрой. Особенно он заметен в сельской местности. В городе люди больше заняты своими делами. Но и у нас, если на жилой дом ставят антенну, люди начинают возникать: “Почему на нашем доме? Пусть лучше на соседнем!” Начинаешь им объяснять, что на соседнем доме для вас будет хуже. Потому что антенна хоть и будет дальше отнесена от вас, но может смотреть на ваш дом максимумом излучения. Сейчас операторы уже начали создавать отделы специалистов, которые будут как-то разъяснять людям, что мобильная связь безопасна. Нами превышения норм там, где живут люди, не обнаружено.

— И часто приходится выезжать на такие замеры для успокоения жильцов?

— Да. Один из первых скандалов был еще в девяностых, в Кременчуге. За нами по крышам лазило человек двадцать. И каждый просил: “Померяйте у меня в квартире, у меня в спальне!” И мы мерили. Все было в порядке. Нездоровый интерес к этой проблеме зачастую поднимает пресса. Я знаю, что бывают явно заказные материалы. Вот в одной сумской газете статья была. Специально сфотографировали столб с антенной под наклоном и написали: “Мало того, что нас облучают, так еще и этот столб упадет и придавит наших детей!” Но столб никак не может упасть и даже наклониться, он рассчитан на ураганный ветер - до семидесяти метров в секунду, какого в наших краях не бывает в принципе. У меня подобных вырезок уже целая папка набралась.

— А зачем кому-то надо заказывать подобные материалы?

— Я до сих пор не могу определить, кому выгодно постоянно подогревать эту тему. Как правило, здесь действуют жалобщики. Причем они делятся на две категории. Одни люди пишут жалобу для того, чтобы действительно разобраться. Если нарушений нет - пожать друг другу руки и разойтись. С такими приятно работать. А есть жалобщики, которые действуют по принципу “А баба Яга против”. Пишут жалобы. При них проводим измерения, расчеты. И в ответ слышим только: “Ничего не знаем. Мы добьемся, чтоб это убрали!” Например, месяц назад мы проводили замеры по просьбе областной санстанции на Клочковской, 261. Там четыре оператора поставили свои базовые станции. Мы проводили измерения и на земле, и на четвертом этаже, и на крыше. Превышения мы не обнаружили. На крыше - если поднять антенну выше человеческого роста - есть уже превышение в 1,2 - 1,3 раза. Ну, так и фонарик, если светить им в глаза, вреден, а если под ноги - полезен. Так и с антенной: летать над ней, висеть на ней в обнимку не стоит, а пользоваться по назначению - пожалуйста.

— А сами аппараты могут представлять опасность для людей?

— При правильном использовании он не представляет опасности. Хотя уровень излучения телефона, который находится в непосредственной близости, больше излучения базовой станции, которая находится на расстоянии. Электромагнитное поле вообще может влиять на человека - но пагубно оно далеко не для каждого. Как любой фактор. Городской житель, например, “задыхается” в лесу, а сельский - в городе. Мы проводили исследование еще первых терминалов, в 95 году. Сейчас таких аппаратов уже нет. Тогда они имели довольно высокую мощность. И телефон не понижал ее при разговоре, мощность эта не зависела от того, рядом находится базовая станция или за десять километров. Он был рассчитан так, чтобы даже при условии, если базовая находится за двадцать километров, можно было бы все равно вести связь. Мы пользовались еще советским ГОСТом по воздействию электромагнитного поля на рабочих местах. Мы приравняли телефон к рабочему месту. И исследование показало, что согласно этому ГОСТу теми телефонами можно было пользоваться 36-40 минут в сутки. Мы начали спрашивать у ребят, которые тогда пользовались служебными телефонами: “Сколько вы наговариваете в сутки?” “Ну, бывает, что и час”, - отвечали некоторые. К вечеру они уже ощущали и усталость, и головную боль. Но за последние пятнадцать лет телефоны очень сильно продвинулись вперед. Базовых станций стало больше гораздо, соответственно телефонам не нужна такая высокая мощность, как раньше. Если когда-то на весь Харьков было шесть базовых станций, то сейчас только на одного оператора приходится сотня. Чем ближе стоят базовые станции, тем уровень их излучения меньше. Нет смысла излучать в чужой огород, туда, где действует другая станция.

— А современные аппараты вы исследовали?

— Нет, такие исследования требуют очень дорогостоящей аппаратуры, которой у нас нет. Ведь взвесить килограмм огурцов очень просто по той простой причине, что земное притяжение не меняется. Разве что Сатурн или комета сойдут с орбиты. Здесь бесконечное количество различных вариантов. Вот сейчас дождь прошел, влажность повышенная и уже распространение радиоволн другое. Деревья тоже влияют… В нашем институте, например, проводятся исследования о том, как распространяются радиоволны в разных лесах. Тополь, осина, хвойное дерево - все отражают волны по-разному.

— И все-таки: есть правила использования современных,

в общем-то безопасных, трубок?

— У меня одно правило. Я всем рекомендую: если у вас есть возможность позвонить по стационарному телефону, не хватайтесь за сотовый. К сожалению, молодежь, особенно школьники, никак не следуют этому правилу. Но пока я не вижу опасности, что украинцы говорят часами. И потом, у нас столько факторов риска, гораздо более опасных, чем радиоволны,— вода, загазованный воздух.

— Мобильная связь опасна в грозу? В этом году в Харьковской области были прецеденты…

— В одной из газет сообщали, что базовые станции притягивают молнию. Заявляю как специалист: это невозможно. Каждая антенная стойка оборудуется громоотводом. Еще из школьного курса физики известно, как работает громоотвод. Он не притягивает молнию на себя, а разряжает атмосферу вокруг.

— А сама трубка может привлечь на ее владельца заряд молнии?

— Это совершенно случайные вещи, которые никак не связаны с телефоном. А как объяснить случаи, когда просто в человека попадает молния? Посмотрим, сколько людей без трубок за это время попало под удар молнии? А сколько людей с цепочками? А сколько с перстнями?

— То есть в грозу можно спокойно разговаривать по мобильному телефону?

— Можно. Но не под высоким деревом, конечно.

Еще одна лакомая для журналистов сфера деятельности отдела специсследований - предупреждение технической утечки информации.

— Скажите, Олег Лукич, в жизни - как в кино? То, что мы видим в детективах, - прослушивание тех же мобильных телефонов - действительно распространено?

— В фильмах показывают, что это очень легко сделать, а на деле это очень сложно. Аппаратура нужна очень дорогая. Для того чтобы получить в реальном времени прослушивание разговоров по сотовому телефону, необходимо, чтоб приемник успел за доли секунды засечь мой телефон, базовую станцию и момент обмена паролями. Это миллисекунды.

У нас было очень много работы в плане организации защиты информации. Мы работали с государственными структурами: полтавской, сумской, харьковской администрациями. С коммерческими структурами сотрудничаем меньше. Наши бизнесмены или не дорожат секретами, или их просто нет. Для того, чтобы выполнить такие работы на более качественном уровне, надо вложить большие деньги: обновить парк аппаратуры. Потому что такая аппаратура, как у нас, работает только при наличии высокого класса специалистов. Но мы и сейчас консультируем своих постоянных клиентов, если у них возникают вопросы - таможню, например. Мы ведь этими вопросами занимаемся с восьмидесятого года, когда в Академии Наук было создано подразделение противодействия иностранным техническим разведкам.

— Шпионов ловили?

— Ни одного шпиона мы не поймали, а жучки находили. Правда, “убитые”. Жучок ведь жучку рознь. Любой жучок работает или от аккумулятора, или от сети. Тот, который от сети, - долгоиграющий. Они бывают в свою очередь дистанционно управляемые и неуправляемые. То есть в соседнем доме устраивают в одной из комнат пост, и все , что происходит в прослушиваемом помещении, записывается до тех пор, пока прослушиваемые не пригласят специалистов или их служба безопасности не прослушает помещение, не “прогонит” по эфиру, не зацепит этого жучка и не выбросит. Сложнее ситуация, когда жучки управляемые: они включаются только тогда, когда нужно. Аккумуляторные жучки работают 10-20 минут, ну от силы час, а не так как в фильмах показывают: подцепили жучок, и он передает информацию целый день. Как правило, отработанные жучки стараются убирать. Мы находили “убитые” жучки, которые не понятно когда были закреплены в кабинете: или уже при этом хозяине кабинета, или еще при предыдущем. Так это было в одной из администраций областных… Как правило, цепляют на жвачке. Вообще, для конфиденциальных разговоров необходимо иметь при себе активную систему защиты, так называемую “глушилку”, которая блокирует работу жучков, сотовых телефонов и диктофонов в помещении. Но самую главную роль в защите информации играет человеческий фактор. Потому что обычно жучки и вносят, и выносят из кабинета начальника недобросовестные сотрудники. То же и с компьютерами. Раньше были дискеты, ограниченные по объему носители информации, а сегодня есть настолько емкие “флешки”, на которые можно перекачать почти все содержимое винчестера. Причем сейчас такие скоростные компьютеры, что все перебрасывается мгновенно.

— Как вы думаете, шпионские технологии будут использоваться во время предстоящих выборов?

— Шпионаж - это грязное дело, а поскольку политика тоже, как мы понимаем, дело не очень чистое, то здесь наверняка будут и подтасовки какие-то, и попытки прослушивать, и жучки. То, что этого ничего не будет, не скажу. Наверняка будет.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования