Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4
Деньги стр. 5
Культурный разговор стр. 6,7
Афиша стр. 8,9
Отдых стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Увидеть Египет и...
Почему уволился генерал Маслий
Колонка редактора
Город в парке или парк в городе?
власть Стр. 4
 прямая речь 

Почему уволился генерал Маслий?

Елена Львова
MediaPost


Он уволился из милиции из принципа и из-за выборов. Его худшие опасения пока не подтвердились, но он не жалеет о сделанном. И не исключает, что может вернуться в УВД. Он - Константин Маслий, в недавнем прошлом замначальника областного управления милиции, а ныне - советник губернатора по правовым вопросам.

— Когда стало известно, что генерал Репешко подал в отставку, очень активно начали циркулировать слухи о том, что готовится своего рода демарш его замов, что они все, за исключением, может быть, одного, напишут рапорты и вручат их на представлении нового руководства. Этого не произошло. Уволились только три человека из восьми, Валерий Лютый, Валентин Фесюнин и Вы, и это не выглядело как демонстрация. Почему демарша не случилось?

— Генерал Репешко принял решение на представление нового руководителя не идти. Его заместитель Лютый к тому времени находился в отпуске. Фесюнина тоже не было. Устраивать демарш самотужки, демонстративно вручать рапорт в одиночку - просто несерьезно. Во-первых. Во-вторых, на тот момент, когда Репешко написал рапорт, мы не знали четко, кого представят в качестве нового начальника УВД. Назывались фамилии всякие разные, в том числе и такие, при представлении которых демарш однозначно был бы. Такое телодвижение является протестом части личного состава против назначения нового руководителя и сильно усложняет ему жизнь. Я был убежден на тысячу процентов, что подавляющее большинство личного состава очень сожалеет о том, что генерал Репешеко вынужден был уйти. Но когда уже было понятно, что представляют генерала Крижановского, которого лично я в глаза никогда не видел и имел о нем самые отдаленные представления в рамках официальной биографии, которая по большому счету ни о чем не говорит, заранее усложнять жизнь возможно очень хорошему и очень порядочному человеку, я, например, не посчитал возможным. Поэтому на представлении я сидел в определенном чемоданном настроении и не выступал. Но рапорт на увольнение подписал заранее. Я бы не назвал это демаршем, это достаточно жесткое слово, но это демонстрация достаточно очевидная нашей позиции (и моей, и Фесюнина, и Лютого) по поводу предстоящих перестановок в системе УВД. Все, кто в состоянии что-то понимать, это прекрасно поняли.

— Как Вы оцениваете кадровую политику нынешнего руководства областного управления?

— Ну, во-первых, восстановлен на службе и получил достаточно весомую должность Иван Иванович Чикатило, с которым последние два года шла борьба в судебных инстанциях и шла борьба с теми влиятельными людьми, которые его поддерживали, с тем, чтобы он в систему МВД не вернулся. Я на эту тему говорил не единожды и никогда не отступлюсь от своих слов: нахождение таких людей, как Иван Иванович Чикатило, на высоких милицейских должностях - это прямая компрометация органов внутренних дел. Вокруг людей такого плана обязательно группируются соответствующие сотрудники - люди, которые вопросы законности понимают очень своеобразно и которые в рамки общего понимания законности как-то не вписываются. Что касается остальных назначений, у меня сейчас абсолютно нет никаких оснований считать их неудачными. Те люди, которые назначены, за исключением двух человек, пришедших из других областей, гарнизону в общем-то известны. Люди по-своему опытные, по-своему могут работать. Каких-то суперэкзотических назначений, на мой взгляд, не произошло.

— Нет чувства разочарования, что зря уволились?

— Нет, абсолютно нет. Жалеть не о чем хотя бы по одной причине. Мы при руководстве Репешко привыкли к достаточно интеллигентному обращению - в какой степени это возможно для милиции. Изжилось за эти два года пещерное хамство, которое иногда бывало со стороны руководителей, культивировалось достаточно уважительное отношение к сотрудникам, не взирая на их погоны, ранги и т.д., и т.п. После такого, прямо скажем, необычного явления в нашей жизни за последние десятки лет, видя в какой степени жесткую политику проводит руководство МВД сейчас, жалеть не о чем. А потом ведь совершенно очевидно, что сейчас первое лицо имеет определенный политический окрас, он - сторонник совершенно конкретной партии. У меня нет никакого фактического материала о том, что внутри МВД чего-то происходит или чего-то затевается с тем, чтобы как-то повлиять на исход выборов, нет, но теоретически я такую возможность по-прежнему допускаю.

— Что дает Вам основания говорить о том, что господин Крижановский - сторонник какой-то партии?

— А иначе какой был смысл менять за несколько месяцев до выборов политически нейтрального Репешко? Он как руководитель УВД в рамках компетенции милиции провел последние парламентские выборы абсолютно безукоризненно, мы не получили ни одного замечания ни от одной политической партии, которая принимала участие в выборах, не было ни одной жалобы, что мы кому-то мешали или создавали неудобные условия для проведения агитационной работы. Этого не было. Но Цушко, когда пришел на должность министра внутренних дел, он - Вы же видите этого человека, он очень откровенен в этих вопросах - он собрал всех начальников УВД и сказал: “Ребята, вы все уйдете, это вопрос политический”. Поэтому что еще можно было думать, когда это все состоялось? По показателям оперативно-служебной деятельности, управление было совершенно не на плохом счету в министерстве. Да, этой статистикой можно играться. Когда наша команда уходила из УВД, у нас было, если не ошибаюсь, 8 нераскрытых убийств. При желании можно дать негативную оценку руководству УВД, можно рассказывать, что каждое убийство должно быть раскрыто и то, что не раскрыто восемь, - это ужасно, трагично, и сотрудники, начиная с руководства, - бездельники и непрофессионалы. Да, допустим в Тернопольской области было 2 нераскрытых убийства, но при этом в областях, сопоставимых с нашей, - гораздо больше. В Донецкой их было 36, в Днепропетровской - в районе 20. И последнее. Я понимаю, что Интернет в наше время - большая помойка, туда можно слить все, что угодно, но когда в Интернете появились даже не анонимные сообщения о том, что руководство Харькова в лице мэра и определенных его ближайших соратников отвезли в министерство деньги для того, чтобы поменять руководство областного управления, в это было очень легко поверить. Естественно, никто не видел, как эти деньги собирались, и никто не знает, кто и кому их передавал, если передавал. Но с учетом наших, прямо скажем, недружественных отношений с городской властью после того, как задерживали Бакаляра, после беспорядков на Клочковской и так далее, я эти публикации в Интернете как бредовые не оцениваю.

— После всех этих громких дел ваша команда была у власти еще несколько месяцев. Тем не менее, все они благополучно заглохли. Почему?

— Дело Бакаляра сразу ушло в прокуратуру, и я не собираюсь никаких оценок прокуратуре давать. Но судя по тому, что проходит в СМИ, у прокурора области достаточно жесткая позиция по поводу дела Бакаляра. Я допускаю, что был “шалений тиск” со всех сторон на ту же прокуратуру для того, чтобы как минимум замедлить это расследование. А по Клочковской дело изначально возбудило СБУ...

— Если не ошибаюсь, было несколько дел. И в СБУ, и в прокуратуре, и в милиции.

— В таких вопросах, которые связаны с массовыми беспорядками, очень важно на первых этапах сделать все то, что положено.

— Но действия милиции, вернее, ее бездействие...

— У меня на сей счет своя четкая позиция. В той ситуации милиция повела себя совершенно бестолково. В моем понимании, нужно было секретаря городского совета, когда он начал пытаться руководить силами МВД, совершенно на русском языке очень конкретно послать туда, куда нужно было послать, и делать то, что положено делать милиции в этой ситуации. Во всяком случае, я бы поступил исключительно так и не иначе. Но на товарища, который руководил милицией там, наверное, все-таки произвел впечатление ореол высоких городских руководителей, и он выполнил команду секретаря горсовета. Если бы он ее не выполнил, какие-то потасовки, может, были бы, но это было бы не так ужасно и так бестолково. Этот человек получил взыскание. В отношении всех этих фактов прокуратурой было возбуждено уголовное дело. И велось на сей счет следствие. Но. Вы же помните, как политики всех окрасов ухватились за эту ситуацию. Было несколько красочных выступлений в Верховной Раде: и “регионалов”, и “Нашей Украины”, и всех на свете... Очевидно, в этой мутной воде какие-то большие рыбы и попрятались.

— Вы 5 лет руководили городским управлением милиции. Как Вы оцениваете его восстановление, о необходимости которого так долго говорили городские власти и которого они в конце концов добились?

— Когда речь идет о ликвидации городского управления, никто не говорит, что за этим последовало. Мы поставили перед собой задачу: за счет ликвидации городского управления внутренних дел создать мощное аналитическое управление, службу 02 подтянуть под крышу областного управления и создать там структуру, которая могла бы оперативно с момента получения первичной информации о каком-то происшествии или преступлении работать с базами данных. Потому что те базы данных, которые мы накопили за годы независимости, очень часто разрознены, они создавались в разное время по разному принципу, чтобы выковырять из них какую-то информацию, нужно было потратить большое количество сил. Мы попытались состыковать все те базы данных, которые есть в УВД, и это начало работать. Когда, например, поступило сообщение, что в таком-то доме обнаружен труп с признаками насильственной смерти, сотрудники дежурной части, зачаток этого аналитического управления, быстренько пробили всю имеющуюся информацию по этому дому, “вылезло” несколько фамилий, в том числе и фамилия человека, который за аналогичное преступление отбывал наказание в начале девяностых годов и только недавно вышел. Поэтому первое, что сделала следственно-оперативная группа, приехав на место и увидев реальный труп с признаками насильственной смерти, - пошла проведала этого товарища. И он был страшно удивлен, что не прошло и 40 минут после совершения убийства, как за ним уже пришли. Ну, это наиболее яркий пример. А в принципе в эту аналитическую структуру имелся слив любой информации, как открытой, так и закрытой. Даже та, которая болтается в Интернете, при нормальном анализе может приносить определенную пользу. Мы начали с учетом ситуации в социально-экономической и социально-политической жизни города и области анализировать телодвижения городских властей по поводу сдачи коммунальных предприятий в концессию и примерно прикидывали, кто может их получить и при каких условиях...

— Кто?

— Сейчас не назову - просто не помню. Но прогнозировать было можно и даже предпринимать какие-то телодвижения, чтобы не допустить негативных послед­ствий. Вот что значит “уничтожено городское управление”. Естественно, Михаил Маркович подложил под это дело свою подкладку. Я говорил и говорю еще раз: я с ужасом представляю развитие событий на той же Клочковской, если бы наряду с “Беркутом”, подчиненным УВД области, там очутилось еще какое-то милицейское подразделение, которое было бы подчинено Геннадию Адольфовичу плюс наличие совершенно понятных криминальных пацанов, которые сейчас частично сидят на скамье подсудимых в Дзержинском суде. Можно представить кошмар. Поэтому мне кажется большой ошибкой нынешнего руководства областного управления, что оно так резко и безоговорочно восстановило городское управление, порушив, насколько мне известно, почти все те начинания, которые мы затеяли с созданием аналитических структур. Все равно их будут создавать. Не мы - так кто-то другой. Кстати, Министерство внутренних дел, прочитав все мудрые бумаги, которые мы сочиняли на первом этапе этой работы, организовало у себя достаточно мощное аналитическое управление, и возглавил его заместитель министра, должность которого специально для этого была введена.

— Вы ничего не видите хорошего в возрождении городского управления?

— Ну как Вам сказать... Городское управление на себя замкнет большое количество текущих проблем, в том числе и в смысле охраны общественного порядка, которые иначе решало бы областное управление. Мы, видя совершенно дикое желание городских руководителей иметь под собой милицейскую структуру, предлагали, на мой взгляд, вполне разумный вариант. Есть у вас деньги и желание иметь городскую милицию? На здоровье! Договаривайтесь в Кабинете министров, тем более, как Михаил Маркович нам всем объясняет, у него полное взаимопонимание в Кабмине, добивайтесь специального постановления о разрешении городу Харькову создать в порядке эксперимента местную милицию, которая бы финансировалась полностью за счет бюджета города, как это было в свое время еще в бытность мэром Кушнарева. Пусть это будет городское управление милиции, в котором работает служба ГАИ, участковые, патрульно-постовая службы, экологическая, и на здоровье - решайте те проблемы, которые волнуют горожан в первую очередь. Там абсолютно не нужны оперативные службы: ни следствие, ни уголовный розыск, ни служба БЭП, ни служба по борьбе с наркотиками. Вот в таком виде я категорически за городское управление. Платите деньги и держите здесь хоть дивизию милиционеров. Но я понимаю, что им не очень интересно руководить только патрульно-постовой службой.

— На прошлой неделе Вы провели пресс-конференцию, формально посвященную программе Кабмина по борьбе с коррупцией. Фактически Вы посвятили ее тому, чтобы напомнить отдельные факты из биографии Геннадия Кернеса, касающиеся его взаимоотношений с правоохранительными органами. Почему Вы выбрали именно эту персону и именно это время?

— Наличие во власти городской на втором по значении посту человека с таким прошлым и с такими характеристиками, как Геннадий Адольфович Кернес, является для города Харькова страшным позором. Страшным позором. По той информации, которой я располагаю по общению с видными “регионалами”, это понимают и в Партии регионов. И если бы у них был какой-то безболезненный вариант избавиться от Геннадия Адольфовича, они бы уже давно от него избавились. Но, как я понимаю, им очень тяжело признавать те ошибки, которые они совершили, и плюс ко всему Геннадий Адольфович является носителем огромного количества компромата на тех людей, которые находится сейчас во власти. И это компромат не уровня разговора бабушек в подъезде, а документально подтверждаемый компромат, который он в течении последних пятнадцати лет аккуратно копил, складировал и систематизировал. Поэтому отстранение Геннадия Адольфовича от власти сию минуту приведет не только к ухудшению рейтинга Партии регионов в принципе, но и к возможному грандиозному скандалу, связанному с лицами, которые у всех на виду и на слуху. И я абсолютно убежден, что этот фактор тоже удерживает наших харьковских “регионалов” от решительных шагов, хотя все они стонут, абсолютно все, начиная от высшего руководства партии в области, заканчивая последним убежденным членом Партии регионов.

— Давайте вернемся к Вам. Чем Вы собираетесь заниматься на пенсии?

— Я никак еще не оформлю эту пенсию.

— На что живете в таком случае?

— Есть такая штука, как выходное пособие. 50% последнего денежного содержания за каждый календарный год службы в органах внутренних дел. В моем случае это очень приличные деньги, поскольку у меня общая выслуга с учетом армии и института получилась аж 36 лет. При моем образе жизни мне выходного пособия хватит надолго. Хотя пенсию, конечно, оформлю, никуда не денусь... Есть предложение работать в структурах областной государственной администрации. Плюс, я этого не скрываю, если после выборов будет принято решение вернуть на службу часть людей, которые покажутся руководству МВД ценными для системы, и в список этих людей попаду я, я не исключаю, что мы вернемся обратно в органы внутренних дел. Я уверен абсолютно, что терять таких людей, как тот же Репешко, тот же Фесюнин и тот же Лютый при том кадровом обеспечении органов внутренних дел, которое мы имеем сейчас, мягко говоря, - не государственный подход. Позовут - наверное, вернемся.

— А если нет?

— А если нет, будем заниматься какой-то государственной деятельностью, если предложения останутся в силе. В бизнес не пойду, поскольку в бизнесе никому со своим выходным пособием неинтересен, да и не имею никакой практики работы в этой сфере.

— Вы уже два месяца как советник губернатора. Что ему успели насоветовать?

— С учетом специфики моей предыдущей работы с губернатором у нас происходит общение по вопросам закрытой тематики.

— А конкретнее?

— Не скажу.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования