Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Выборы стр. 4
Спорт стр. 5
Культурный разговор стр. 6,7
Афиша стр. 8,9
Культурный разговор стр. 10
Телепрограмма стр. 11,12,13,14,15,16,17
MediaPost on-line
Съемка “Националя” опасна для техники
Колонка редактора
Литературные маршруты и маршрутки
Игорь Попов знает, что делать с фальсификациями
Культурный разговор Стр. 10
Также на странице:
 фестиваль 

Джаз с грузинским акцентом

Филипп Дикань
Агентство "МедиаПорт"


Какая досада! Конечно, это совсем не те слова, с которых стоило бы начать рассказ о Пятом фестивале “Джаз Коктебель”, но эта самая досада глодала меня еще до поездки на фест. Вовсе не потому, что он оказался не на том уровне, на каком хотелось бы - фест был славным, хотя, как по мне, не без потерь. Но тут, как говорится, на вкус и цвет...

Просто для меня Коктебель-2007 оказался недослушанным фестивалем, из трех дней я был только два - выборы, будь они неладны! Впрочем, это личное (но об этом нельзя было смолчать!), поэтому теперь - непосред­ственно о фесте и только о нем.

О тех, кто слушает джаз

Честно говоря, на этот, практически юбилейный, фестиваль я ехал с легкой смутой на сердце. Он, вопреки прошлогодним обещаниям организаторов и лично Дмитрия Киселева - отца, как его называют, основателя “Джаз Коктебеля”,— был не настолько звездным, как предыдущий. Безусловно, Нино Катамадзе звезда, но все-таки Стенли Кларк и Билли Кобэм, как бы это сказать, ну, чуточку “звезднее”. Хотя для местной, СНГэшной публики, Катамадзе и ярче, и ближе - спору нет. Впрочем, об этом ниже. В любом случае, этот фестиваль и случился, и получился на все сто.

А открывали его, как и предыдущий, харьковчане - пусть это было и не совсем официальное открытие. В прошлом году это был пианист Сергей Давыдов, в этом - фотограф и председатель Харьковского фотоклуба Андрей Авдошин, который до совсем недавнего времени работал у нас, в “МР”. Сейчас он в Киеве, но это совсем другая история (все равно душой-то он здесь!). Вместе с крымскими художниками Андрей разделил площадку в саду возле дома Волошина. На шестнадцати фото Авдошина - те, кто слушает. Собственно, выставка так и называлась - “Они слушают джаз”.

После прошлогоднего Коктебеля Андрей, просмотрев отснятые им кадры, сразу сказал: “Я хочу выставку”. И это была не внезапная прихоть - ему, убежден, удалось совершенно точно передать эмоции людей (тут я воспользуюсь его, Андрея, синопсисом выставки), “наслаждающихся неповторимым сочетанием отличного джаза, моря и хорошего вина”. Были здесь и эмоции тех, кто играет джаз, - небольшие фото музыкантов Авдошин поместил на отдельном стенде.

Впрочем, работы Андрея - это не только эмоции слушателей и исполнителей, но и самого фотографа, потому что, по моему глубокому убеждению, каким бы отстраненным не выглядел фотограф, охотящийся на свою “жертву”, - он передает и свои ощущения, свои чувства и эмоции, иначе работа не получится хорошей. А еще я поверил в то, что Коктебель - город исполнения желаний. Во-первых, выставка, о которой мечтал Андрей, состоялась, во-вторых, на ней исполнял свою чудесную музыку Роман Коляда, киев­ский музыкант, поэт и журналист (нам с Андреем повезло познакомиться с ним на прошлом джаз-фестивале). Это, как вы, думаю, догадались, было вторым желанием Андрея Авдошина. А еще на выставке произошла забавная встреча. Уже стемнело, публика с бокалами вина делится впечатлениями от фотографий и картин, как вдруг поднимается какой-то шум. Оборачиваюсь. Возле одной из фотографий что-то происходит, какой-то человек чуть ли не целуется с ней. Подходим. Оказывается, что герой одной из работ опознал себя! Зовут его Назар, он родом из Ужгорода, на фесте уже в третий раз. Здорово, и человеку приятно, и за человека приятно!

О тех, кто играет джаз

А на следующий день начался собственно фестиваль. Как всегда, открывает музыкальную часть Открытая сцена. На ней играют днем. Организаторы год от года подчеркивают, что обе сцены - и Открытая, и Волошинская - равноправны, но, если не грешить против истины, Волошинская все же основная - назовем ее так, именно на ней выступают хедлайнеры, то есть те исполнители, на которых собирается изо всех весей публика. Поэтому для начала я расскажу о тех, кто собирал слушателей днем. Я совершенно согласен с Алексеем Коганом, извест­ным музыкальным журналистом, радиоведущим и знатоком джаза, который вел и прошлый, и нынешний фестивали (хотя кажется, что он здесь всегда), в том, что выступление на сцене малой (она действительно гораздо меньше по размерам, чем Волошинская, тем более, что и та, и другая открытые) вовсе не означает низкий уровень исполнителей. Просто у них нет “звездного” статуса, у многих, уверен, пока нет.

Самыми первыми рискнули выйти “на люди” “Детский Диксиленд” из Херсона с основным солистом - трубачом Романом Куприяновым. Маленькому музыканту всего семь лет, но уже сейчас ему прочат большое будущее, а взрослые умные дяди и тети не перестают даваться диву - как такой малыш может играть на трубе, у него ведь легкие и сердце еще не набрали той силы, которая поможет выдержать нагрузку! Но вот играет, и здорово! Причем на сцене Рома совсем не смущался, во всяком случае, не производил такого впечатления. Даже несмотря на то, что накануне выступления у него случилась неприятность - у Ромы выпали два передних зуба, семь лет как-никак. Для трубача это, сами понимаете, беда. Но справился, молоток! И как! Вот у меня одни восклицательные знаки - совсем не уверен, что дальше я буду так же щедр на них. Кстати, после выступления Роман заявил в мини-интервью, что мечтает, когда вырастет, играть в профессиональном коллективе.

Джазовую эстафету после херсонских ребят подхватило трио Алексея Боголюбова - отличные, высококлассные музыканты - и Елена Фролова с “Оркестром Креольского Танго”. Увы, ее не получилось послушать - к сожалению, с выступлением Оркестра и Елены совпала пресс-конференция Нино Катамадзе... Понятно, кого пришлось выбрать.

На малой сцене за два следующих дня публика еще услышала и увидела семь коллективов. Не все из них, на мой взгляд, были равноценны. Скажем, французская певица с русскими корнями Natasha со своей группой “Nuits de Princes” не произвели особого впечатления. Да, у Наташи хороший сильный голос, музыканты играют на уровне, но - несмотря на балалайки-домры - было впечатление, будто ребята играют в каком-нибудь русском ресторане в Париже, пусть, может быть, и дорогом. Особенно это ощущение подчеркивали романсы, в том числе и цыганские. Может быть, где-то в другом месте коллектив и смотрелся бы здорово, но все же не на фестивале в Коктебеле, хотя он и называется фестивалем современной мировой и джазовой музыки.

Ткемали-джаз, или народно-грузинская составляющая Коктебеля-2007

А теперь о тех, кто радовал слушателей с Волошинской сцены и, как ни крути, принял на себя основной, так сказать, удар, потому как именно выступления этих музыкантов оценивали особо придирчиво, в отличие от тех, кто играл днем.

В этом году тон задавали этномотивы - даже не мотивы, а смесь в доброй пропорции этно, джаза и... и музыки вообще. Пусть меня обвинят в невежестве, профанации, да в чем угодно, просто каждый в том, что слышал, мог найти то, что хотел, чувствовал и понимал. Чисто джазовых коллективов было очень мало, что, я знаю, расстраивает некоторых поклонников чисто джазового Коктебеля. Но - об этом говорят многие музыкальные критики - сейчас это модно в самом хорошем смысле этого слова, сейчас это есть, все больше и больше смешиваются разные стили, жанры и направления.

Например, во время выступления Кати Chilly с “Solominband” - они начинали первый вечер, ближе к концу, когда великолепный ударник Алик Фантаев, что называется, вел тему, я вдруг поймал себя на каких-то пинкфлойдовских ощущениях. О чем не преминул тут же ошарашенно заметить вслух - в один голос с Романом Колядой, который был рядом. Правда, потом на пресс-конференции Виктор Соломин сказал, что не проверяет специально свою музыку на сходство с другой и не ограничивает себя в выборе тем. Что касается Кати, то она пела, как это принято сейчас говорить, ­аутентичные украинские песни, но в очень-очень авторской обработке, с речитативами, то долгими, то коротенькими, на одну-две фразы, так, будто на нее нашло озарение и ей нужно сейчас это сказать, причем иногда казалось, что Катя говорит по-фински. На вопрос так ли это, она ответила, как-то удивившись, что это интуитивное наговаривание. А вообще у многих, кто ее слушал, создалось впечатление, что Катя с какой-то другой планеты, настолько она была отстраненной, какой-то иной. А еще лично я часто не мог определить, где заканчивается просчитанная импровизация и начинается сиюминутная, эксперимент прямо на сцене. И это здорово - очень по-джазовому. Вот только Катя с группой слегка подзатянули выступление. Об этом сказал и Алексей Коган: по его мнению, музыканты при всем классе исполнения еще не всегда понимают, что часто все можно сказать и за полчаса, а не за почти полтора, как это было в случае с Катей Chilly и “Solominband”.

А вот выступление германо-грузинской (чудовищное, как по мне, сочетание. Смысл в том, что музыканты из Грузии полтора десятка лет живут в Германии) группы “The Shin” хотелось продлить. Это, опять же, совершенно субъективные ощущения. Этот коллектив - один из тех, о ком мало знает широкая публика на просторах бывшего Союза, они куда больше известны на Западе. А музыканты не просто классные - высочайшего класса! И практически все - звезды у себя на родине, в Грузии. Играют они смесь народной музыки, пения, джаза, фламенко, еще Бог знает чего, при этом подчеркивают, что не исполняют настоящего, классического джаза вообще. Но чтобы не считали, что они “не дружат” с джазом, приводят очаровательный пример: знаменитый “Take Five” Брубека они переиграли под названием “Took Five”. Вы бы слышали этот сплав национальных грузинских интонаций, сквозь которые иногда проглядывает тот самый мотивчик! В “The Shin” есть и танцор, как рассказали сами ребята, большая знаменитость в родных краях. Он исполняет танцы, а правильнее сказать, показывает, обозначает, как танцуют в разных регионах Грузии, надевая каждый раз шапки этого региона. Причем его выход не запрограммирован, он начинает танец спонтанно, только тогда, когда уже не может усидеть на месте. В общем, браво, “The Shin”! Правда, даже после их выступления не возникло ощущения, что тебя, говоря сленгом, накрыло.

Это на следующий день сделала Нино Катамадзе. Но увы - ее мне удалось увидеть только на саунд-чеке, мне нужно было уезжать... Могу только сослаться на очевидцев, которые говорят, что Нино была... потрясающей, невероятной, нереальной - в общем, эпитетов я услышал именно о коктебельском выступлении грузинской певицы огромное количество - и все в превосходной степени. Говорят, что народу на ее выступлении было громадное количество даже перед сценой, где чуток посвободней, потому что там находится только пресса, ну и те, кому удалось попасть туда не совсем легально. А еще, переходя на таинственно-восхищенные интонации, рассказывают, что когда Нино, сидя на краю сцены, начала исполнять одну из своих грустных песен, пошел дождь. Который прекратился после того, как она закончила. Вот и не верь после этого в энергетику...

Великолепный джаз выдавал, говорят, и мультиинструменталист Олег Киреев с “Exotic Band”. А еще говорят, что и “Fatima Spar & the Freedom Fries” из Австрии, которые играют в балканско-ближневосточном духе, как пишут критики, и англичане “Us 3” - они делают хип-хоп и R’n’B семплы на основе джазовых стандартов — показали отличный класс. Хотя номером один по всем статьям стала Нино Катамадзе со своими удивительными музыкантами...

О тех, кого не было

В завершение вернусь к тому, с чего начал. Буквально два слова о том, чего не хватило лично мне. На нынешнем фестивале не было, во-первых, интересных технических новинок, таких как прошлогодний “Джаз со скоростью света”, когда музыканты в разных странах мирах играли вместе с помощью Интернета. По мнению Алексея Когана, это уже было неинтересно, поэтому решили не повторять проект. Хотя мне кажется это несколько странным: представьте, если бы после того, как убедились, что, скажем, телефон или телеграф успешно работают, ими бы тут же перестали пользоваться - а зачем, состоялось, и хорошо, дальше неинтересно... А во-вторых, и это главное, на “Джаз Коктебеле-2007” не было звезд по-настоящему мирового масштаба, таких как Стенли Кларк и Билли Кобэм. На это все тот же Коган возразил: дескать, фестиваль джазовый, стало быть, свободный, не нравится - уезжайте. Да нет же, нравится, но, по моему глубокому убеждению, если организаторы стараются вывести фестиваль на определенный уровень (а в прошлом году они именно об этом и заявляли), то надо этот уровень поддерживать. Впрочем, на неформальном общении я услышал от организаторов, что, во-первых, помешали выборы - многие спонсоры просто не смогли выделить деньги, а во-вторых, Дмитрий Киселев, который начинал фест, в этом году по каким-то причинам не слишком занимался его судьбой. Но это - ложка дегтя в бочку фестивального меда. Главное, что осталось: отличная музыка, хорошее настроение и - потрясающее ощущение свободы.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования