Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Общественные слушания стр. 17
Театр и жизнь стр. 18
Одна история стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Что год грядущий нам готовит
А был ли “Шут”?
Бюджет города – маленький, но хороший
Колонка редактора
одна история Стр. 19
 Love story 

Никогда не говори «никогда»

Ирина Титова

Такая подруга появляется, когда тебе «за тридцать» и когда ты каждый Новый год встречаешь в уже привычной компании искусственной елки, ватного Деда Мороза и невостребованного спаниеля Пупсика кофейного цвета. Капроновая елка выцвела, вата на шубе Деда Мороза стала серой, Пупсик отчаянно линяет и хочет мужских забав, а за окном — снег, желтый фонарь и тоскливый скрип входной двери у подъезда.

В квартире тепло, но одиноко. Вечера бесконечны и пусты, молчит телефон на длинном шнуре у дивана, в квартире все больше и больше фарфоровых безделушек.

Хочется откровенности, но ты уже не выплескиваешь тяжелую ртуть тоски на первого встречного. И во сне уже не летаешь, а только беззвучно тонешь в липкой патоке дневных переживаний.

Когда совсем невмоготу реветь и делать глупости, когда уже нет ни сил, ни желания жить, появляется она — Лидка, Лида, Лидочка, Лидуся. Она — невозможна, она — сверхъестественна. Ей мало места, ее душат замкнутые пространства. Она побеждает время. И она — моя подруга. С ней может ужиться только один мужчина — ее тринадцатилетний сын. Он учится в лицее только на «отлично», знает три языка и, в целом, одобряет поведение мамочки.

Кроме сына, у подруги масса друзей, которые помогают ей жить, и не меньшая масса предметов, делающих жизнь удобной. Я завидую ей светлой завистью и иногда пытаюсь жить, как она, но долго не выдерживаю. Во мне нет ее энергии.

Сутки Лидкиной жизни вмещают двадцать пять часов, она оригинальна и независима, ее голова полна идей. За ее спиной — жизненный опыт, разочарования, проигрыши и победы, а этот сплав несокрушим.

Получив художественное образование, Лида долго искала достойное ему применение, но, сменив дюжину мест работы, пошла на «вольные хлеба». В начале ее пути стоял косметический салон. И, надо сказать, весь путь — от поиска денег до прикрепления вывески над своим заведением — она прошла самостоятельно и довольно быстро. Хотя я прекрасно понимала, чего ей стоила подобная оперативность.

Лидочка не долго почивала на лаврах. Ее природа требовала не результата, а движения. На свет появилась еще пара ее детищ — детский фотосалон и парикмахерская для четвероногих братьев меньших. Самой рискованной идеей была воскресная платная школа эстетики, но и сей проект стал весьма доходным бизнесом. Обретя опыт, Лидочка организовала брачную контору, и, естественно, с некоторых пор в зону ее профессионального интереса попала я.

До этого момента вопросы Лидкиного бизнеса касались меня мало. Подруга могла подыскать денежный заказ, посетовать над моей непрактичностью и нежеланием «покрутиться» — не более. А вот роль свахи так увлекла Лидку, что, совершив несколько удачных матримониальных проектов, она стала смотреть на меня, как на вполне подходящий объект для своей бурной деятельности.

Я протестовала, как могла. Не хочу сказать, что брак по объявлению ужасал меня, но сама фраза «Молодая (рост, вес, возраст) Рыба ищет Скорпиона без семейного прошлого...» была, по моему убеждению, унизительной. Детская впечатлительность — не самая лучшая моя черта, но в некоторых случаях она позволяет справиться с соблазном поплыть по течению и отдать свою судьбу в чужие руки.

Полгода Лидка «доставала» меня телефонными звонками, внезапными приходами в гости и ворохами анкет, которые я, как ни странно, заполняла. Иногда в отсутствии логики есть своя несомненная логика.

Приближался Новый год. С некоторых пор мне перестали нравиться праздники и даты. Новогодние куранты в моих кошмарных снах звучали как погребальный звон, а наполнение холодильника продуктами больше радовало спаниеля, нежели меня. Знакомый психолог посоветовал завести любовника или ребенка. После беседы с ним у меня началась хандра, я сутками не вылезала из-под одеяла и здорово похудела. Для романа нужны были решительность и подходящий объект. Ни первого, ни второго у меня не было. А ребенок... Его никогда у меня не будет. Безрассудство девочки, настойчивость не менее юного кавалера... Ах, если бы молодость знала, если бы старость могла!

Я ждала праздника с суеверным ужасом: что-то должно случиться! Я слышала этот трубный глас, и боялась его, и летела, как бабочка на огонь, — неотвратимо и обреченно. Чувство самосохранения толкало меня в людные места, но я знала, что ни за что не решусь встретить Новый год в ресторане или ночном клубе. В такие заведения идти одной мне было не столько боязно, сколько стыдно. В такие места люди идут компаниями, они знают друг друга и веселятся от души. А в одиночестве я могу посидеть и дома.

Перед днем святого Николая я устроилась на работу, толком успела познакомиться только с шефом, проработала неделю, и начались рождественские каникулы. Шеф поздравил всех с Новым годом, вручил по конверту с заработанными деньгами, и... Вот я снова одна, Пупсик лежит у моих ног, капроновая елка переливается разноцветными огоньками гирлянды, у меня есть бутылка шампанского, шикарный набор рижских конфет, салат из креветок и корзина фруктов. В музыкальном центре — компакты: Стинг и «А-ХА». Я довольна жизнью, и мне ничего не надо.

За окном предновогодняя суета, к подъезду подкатывают машины, даже дверь скрипит бодро — раз за разом. Я знаю эту пору: пролетят еще несколько часов, люди спрячутся в пеналах своих квартир, громыхнут в последний раз входные двери — и все... С Новым годом! С новым счастьем!..

Я включу какую-нибудь FM-станцию, ди-джеи скороговоркой выплеснут на меня свои поздравления, я посочувствую им (бедняги — на работе) и буду ждать, когда часы ударят двенадцать раз, торопливо произнесу самое заветное желание и вздрогну от первого в новом году взрыва петарды за окном. Я слишком часто проводила праздники в одиночестве, они вошли в меня, как заноза, выработался ритуал. Я знала заранее, как все будет.

И все же где-то в самом сокровенном месте души теплилось: а вдруг?..

За два часа до Нового года ко мне в дверь позвонили. Это была Лидка — только она могла упереться пальцем в кнопку и держать ее пять минут, пока я всячески пыталась убедить себя никому не открывать и сделать вид, что никого нет дома. Она кричала из-за двери:

— Открывай, подлый трус! Немедленно! Не мори подругу голодом и холодом!

На шестой минуте воплей и трезвона я сдалась.

Лидка ворвалась в квартиру, расцеловала меня и Пупсика в носы. Два дюжих молодца в униформе затащили вслед за ней ворох пакетов и коробок.

Пока я, ошарашенная, оттаскивала от носильщиков рассвирепевшего Пупсика, подруга сняла сапоги и шубу, выхватила из сугроба коробок и свертков туфли на шпильке, одним движением поправила все — от прически до шва на колготках и осталась во всем блеске тридцатипятилетней дамы, знающей себе цену.

— Светлана! Что за балахон ты напялила?!

Лидуня королевским жестом отпустила сиротливо притихших работников сервиса, уверенно вытащила из вороха коробок одну и, волоча меня за руку в скромный полумрак однокомнатной квартиры, на ходу развернула сумасшедшей цены и красоты лиловое платье.

Мои стенания и причитания не тронули сердца подруги.

— Молчи, золушка! — приказала она. — Не стой столбом, помогай!

Целый час Лидка потрошила свертки и пакеты. Смутные догадки начали озарять мой мозг. По количеству предметов сервировки я поняла: гостей ожидается двое.

—Лидка, что ты задумала?

Подружка, плюхнувшись на диван, без обиняков заявила:

—Вот что: тебе пора устраивать личную жизнь.

Меня ее предложение не застало врасплох. Вариантов замужества она предлагала мне множество. В мой дом заходили и приводились дюжины субъектов всех типов и размеров. Они делились на две категории: нарочито деловых, которые сразу брали инициативу в свои руки, и растерянных нескладех, которые краснели, бледнели и, ретировавшись, больше никогда не появлялись.

— Лидка, я не хочу участвовать в этой афере — своден не люблю!

Подруга рассмеялась:

— Я — не сводня, а научный специалист по вопросам брака и семьи. Я нашла свое призвание и не могу оставить тебя вне своего внимания — ты слишком ценный кадр. Переодевайся!

Пока я преображалась, Лидка глубокомысленно делилась раздумьями:

— Свет, ты только подумай: у тебя талант — быть слабой. С тобой захочется быть сильным любому мужчине. Господь ничем тебя не обделил — ни умом, ни внешностью.

Я хмыкнула, самокритично разглядывая себя в зеркало.

— Недотепа! — Лидка возмущенно всплеснула руками. — Дура набитая! При твоих плюсах комплексовать глупо.

— Лидунь, такого добра всюду навалом — и помоложе, и без комплексов.

— У них равновесия нет, гармонии. А ты — другое дело. Я тебе не первых встречных предлагаю. По твоим анкетам компьютер перебрал больше двух тысяч кандидатур, и вот — два идеальных претендента.

— Дурдом какой-то, — сказала я. — Будут сидеть всю новогоднюю ночь и есть друг друга глазами.

Подружка смеялась долго и облегченно:

— Если ты не отказала — значит, я тебя заинтриговала. Но вся пикантность в том, что они — большие друзья, и... Короче, тебе решать.

Мне стало зябко. Когда разочарований слишком много, начинаешь ценить то, что есть, пусть оно даже опостылело и камнем давит на душу. Вот и сейчас в голове начался сумбур: одно «Я» — безрассудное и крылатое — кричало: «Хочу любви, счастья, надежды», а второе желчно шипело: «Все это — обман, неискренность, пошлость». Я не могла решиться. Подруга поняла мои сомнения:

— Свет, ты ничем не рискуешь. В конце концов, решать тебе.

Я промямлила:

— Лида! Новый год все-таки. Придут люди с надеждой. Вдруг я обоим понравлюсь? Да и не представляю я себе всего этого.

Лидуня, заканчивая сервировку стола, уколола меня взглядом:

— Глупышка, ты смотришь на жизнь с позиции вечности, будто все, что ты делаешь, — на века. А на самом деле сегодня — просто новогодняя ночь, мгновение, праздник.

— Лидочка, все праздники заканчиваются. И, знаешь, я не боюсь, что будет сейчас, я боюсь, что будет потом.

— Потом будет первое января.

Я поняла, что отвлеченные споры раздражают подругу, и решила перевести разговор на ожидаемых гостей.

Лида поведала мне истории жизни обоих претендентов. Я узнала, что гости — друзья не разлей вода. Один (тот, что постарше, или «субъект А», как я его назвала) — высокий шатен, неплохо устроенный в жизни, повидавший мир, не ограниченный в средствах, однолюб, недоверчивый и умный, долго не решался на первый шаг. На него повлиял друг — «субъект Б» — помоложе и порешительней, полиглот и эрудит, любитель живописи и Интернета, достойный конкурент и большой приятель старшего.

По увлеченности Лидкиного рассказа я поняла: оба ей небезразличны и даже глубоко симпатичны. Я не удержалась:

— Лид, я только одного пока не пойму. Если они чуть ли не идеальны, то почему еще не женаты?

Лидка, моя невозмутимая Лидуся, покраснела до корней волос. Подобную картину я однажды наблюдала — когда застала подругу за поеданием «хот-догов» в период ее жесточайшей диеты, которую я, на правах независимого наблюдателя, контролировала.

Лидуня долго не могла подобрать нужных слов, прежде чем изумила меня вновь:

— Видишь ли, они оба — с семейным прошлым.

Я задохнулась от возмущения:

— Ну, знаешь!..

Лидка нервно перебила:

— Только послушай! Без эмоций. В их жизни была женщина, которую каждый из них любил без памяти. Ты знаешь, я редко кому завидовала, но им — да. Любовь каждого из них выглядела слишком картинно со стороны, так и хотелось сказать: «Так не бывает». Они умели жить и веселиться от души. А потом... Бывает, думаешь: весь мир у тебя в кармане, а на самом деле судьба козни строит, и ты уже самый несчастный человек. А в их жизнь вмешался рок, они не виноваты...

Лидка потому и была моей подругой, что умела сказать, ничего не говоря.

И рассчитала она правильно. Я ведь тоже знала, что такое терять, и крест своей утраты я должна пронести через всю жизнь. Жизни одинокой и не украшенной детским смехом. Подруга мою историю знала. И оттого, что помочь мне никто не мог, острая жалость к себе самой заставила мои глаза заслезиться, а горло — запершить.

— У них есть дети?

Простенький прямой вопрос поставил подружку в тупик.

— Как тебе сказать? У них есть о ком заботиться, но вряд ли это вызовет твой протест.

— Лидунь, зачем тебе все это?

Лидка зло прищурила глаза и выпалила:

— Вот что, подруга: посмотри на себя в зеркало. Сидит красивая неглупая женщина. Ну, есть у нее проблемы, ну, гложет ее комплекс вины за ошибки юности, и может так случиться, что без посторонней помощи закиснет она в четырех стенах. Как должна поступить лучшая подруга?

Мне стало плохо и неуютно. Наросла, как снежный ком, обида, потекла тушь по щекам.

— Да, ты права. Есть у меня проблемы, но... но...

В дверь постучали — деликатно, негромко. Лида подобралась вся, улыбнулась и кивнула:

— Решай!

Я молниеносно вытерла глаза. Я уже знала, что скажу: злое, колючее, резкое. Скажу такое, чтобы раз и навсегда отбить охоту ходить свататься. Я буду дерзкой, ироничной, безжалостной. Сделаю больно и им, и себе, и буду упиваться этой болью, потому что не хочу чужого сочувствия, не согласна быть мачехой и не желаю занимать место чужой Мадонны, постоянно находиться на весах их сравнений и оценок.

Пусть — капроновая елка, пусть — ватный Дед Мороз и тоскующий по настоящей охоте спаниель. Жизнь не перепишешь заново, надо иметь мужество сказать: «Подруга, у тебя ничего не вышло, твой компьютер — идиот, твои две тысячи плюс два претендента — беспросветные дураки. Я буду жить так, как жила, быть может, лет через десять оттаю, как снежная королева. А сейчас держитесь, орлы! Вы услышите такое... Вы забудете о романтических приключениях в новогоднюю ночь...»

Я открыла дверь с хинным привкусом сарказма во рту. Меня распирала злая феминистская ирония, я гневно раскрыла рот и... осталась со сведенными острой жалостью и умилением губами.

На пороге стояли двое: высокий худощавый шатен, лет тридцати, в сером длинном пальто, и мальчик, лет семи, в ярко-синей куртке, клетчатых штанишках и шапке с помпончиком. Старший смотрел усталым добрым взглядом, а рыжий мальчишка светил на меня исподлобья искрами синих глазищ.

Я задохнулась — от возмущения к Лидке и непонятного сочувствия к гостям.

Мужчина положил руку на плечо сына и прижал его к себе.

Я покрылась багровыми пятнами, а мальчик, неожиданно собравшись с духом, решительным движением отстранился от отца, протянул мне перевязанную лентой пеструю коробку:

— С Новым годом, — и выдохнул испуганно, выжидающе, со звенящей в голосе вопрошающей надеждой: — мама!..

Лидка приводила меня в чувство минут десять.

Саша-большой и Саша-маленький — мои гости — все порывались уйти, а я попросила их остаться.

Мы встретили самый восхитительный Новый год в моей жизни.

Саша-большой сказал, а Саша-маленький веско поддержал, что в нормальном доме нормальный Новый год не встречают у искусственной елки, и за полчаса до боя курантов за сумасшедшую цену нашли настоящую — колючую, пахнущую морозом и хвоей, ель.

— Елка должна благоухать, — с этими историческими словами Саша-большой сунул приобретение в ведро с песком, которое он «позаимствовал» с пожарного щита где-то по дороге. Мне оставалось воспринимать происходящее как непрерываемую реальность.

...Капроновая елка не украшает больше наших праздников. Ватный Дед Мороз помолодел в компании недавно купленной Снегурочки. Домашний пес Пупсик наконец попал на охоту со стрельбой и дичью и стал охотничьим псом Попсом.

Жизнь завертела меня удивительным водоворотом. Мне никто не признавался в любви, но я ощущаю ее всем сердцем, всей душой, всем естеством своим. Любовь двух мужчин, которым была нужна именно я.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования