Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Общественные слушания стр. 17
Глядя из Харькова стр. 18
Одна история стр. 19
Культурный разговор стр. 20,21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Граждане льготники, инвалиды и ветераны, на проверку становись!
Колонка редактора
Тайна первого округа
В Харькове создали “резервную” копию правительства
Власть Стр. 5
Также на странице:
 Без правки 

У левых в Украине есть будущее. Если это будут другие левые

Андрей Ермолаев
директор центра социальных исследований "София"


...тот, кто лишился исторических символов и не способен удовлетвориться «эрзацем», оказывается сегодня в тяжелом положении. Перед ним зияет ничто, от которого он в страхе отворачивается. Хуже того, вакуум заполняется абсурдными политическими и социальными идеями, отличительным признаком которых является духовная опустошенность.
Карл Юнг


Готов признать: этот эпиграф имеет прямое отношение не только к левым партиям в Украине, но и к подавляющему большинству других политструктур, и к существующей власти. Но так как предметом дискуссии стала судьба украинских левых, и Компартии в частности, то вольно-невольно придется ограничивать себя в оценках и выводах.

Первое, что обращает на себя внимание, — это несколько странный ракурс диалога. Не может быть «европейской» партия в неевропейской стране. Еще более странно, что лидеры КПУ принимают как должное отождествление некой «европейскости» с демократичностью, цивилизованностью и прочим.

Полемизировать с коммунистами так же сложно, как опровергать слоганы в рекламе. Тем более что нет никаких принципиальных возражений ни против их утверждений о господстве в Украине олигархов и их партий, ни против «азбучных» тезисов о роли ТНК в глобализированной экономике. Во всяком случае, я с этим спорить не буду.

Но вот то, что КПУ сегодня — авангард и передовая партия, — тезис более чем спорный.

Начну с очевидного. Левое движение в Украине переживает кризис, по силе и значению не меньший, нежели нынешний кризис власти. Этот кризис проявляет себя в дезорганизованности и конфликтности левых партий и организаций, их идеологической невыразительности (свидетельство чему — многочисленные «клоны», против которых нет противоядия), отсутствии ярких и перспективных новых лидеров и т.п.

Но не это главное. В Украине левые так и не стали «движением» — интеллектуальным, политическим, мировоззренческим, если хотите, — а существуют как закостеневшие политические организации. Как результат, лидирующие левые партии (КПУ, СПУ) крайне слабо влияют на развитие и позиции профсоюзного движения в Украине, невыразительны в среде неполитических общественных организаций и движений. Пассивны их позиции и на уровне местного самоуправления; фактически отсутствуют и широко представленные взгляды и программы, связанные с развитием самоуправления всех уровней. А ведь это традиционно любимый «конек» левых — самоорганизация граждан.

Обратите внимание, за десятилетие существования современных украинских левых партий им не удалось «выстрелить» ни одной опережающей идеей (вряд ли к таковым относятся инициативы в стиле коммуниста-депутата В.Сиренко, предложившего реприватизацию (национализацию) нефтеперерабатывающей отрасли). Не грешат левые и серьезными политэкономическими разработками, чем, кстати, всегда были сильны еврокоммунисты и социал-демократы начала и середины ХХ века. Для партий, опирающихся на мощную мировоззренческую основу, «интеллектуальная недостаточность» (не путать с агитационно-идеологической) сродни недостаточности сердечной — постоянная грань с небытием. И это второй существенный «пробой» левых, и КПУ прежде всего.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что сегодня левые вынуждены присоединяться к общедемократическим программам и платформам, вырабатываемым нелевой оппозицией, хотя и они оправдывают это «тактикой момента».

А ларчик этот открывается просто. До последнего времени (точнее, до президентских выборов 1999 года) левые партии, и прежде всего коммунисты, делали главную ставку на так называемые «протестные настроения». И ставка эта оказалась ошибочной. Протестные настроения в обществе действительно сильны, но это — протест против несправедливой политики действующей власти и «злыдней», но вовсе не против идей демократии, цивилизованного рынка, прав и свобод, реформирования системы социальной защиты и т.д. Украинцы хотят жить лучше, но это вовсе не означает, что они готовы повторять неудавшиеся социальные эксперименты

ХХ века. Как результат, происходит разрушительный для современных левых партий процесс мутации в массовом сознании и формируется представление о них как о деструктивной силе, которая только и делает, что «критикует». Да, критика приятна уху, а лозунги совпадают с внутренним психосостоянием значительной части граждан. Но рядовые граждане не менее прагматичны, чем политики. Они ищут и рациональные зерна в происходящем. Поэтому — прошло более 11 лет, а левые в глазах избирателей «все те же» (митинги, красные флаги, «даешь русский язык», «долой режим»).

Зато в политической практике ставка на протест оборачивается тем, что электорат левых неуклонно превращается в «пассивный политический капитал». Возникает новый парадокс: левым нужны социально активные избиратели («революционные массы»), но они сталкиваются с совершенно обратным эффектом — их избиратели и симпатики в большинстве своем патерналистски настроены и ожидают «политического чуда» от своих вождей. Замкнутый круг.

Зато активная социальная база постепенно перемещается к демократам, либералам и пр., вне зависимости от того, в оппозиции конкретные партии этого спектра сегодня или уже при власти. И этим можно объяснить тот факт, что, например, активная «протестная группа» распыляется среди нелевых оппозиционных политических сил (в этом — секрет успеха «Нашей Украины», «блока Тимошенко»).

Я вовсе не хочу сказать, что у коммунистов и социалистов нет молодого пополнения. Просто старость может быть не только «физической», но и политической. В данном случае «стареет» консервативная политическая практика «жизни за счет наследства», присущая прежде всего коммунистам.

И последнее критическое замечание. Внутренняя слабость украинских левых партий давно и хорошо освоена властью и поддерживающими ее ведущими политэкономическими группами. Реализация разнообразных прогрессивных, обновленных и пр., управляемых извне «прожектов» позволяла запускать механизмы самодискредитации левых в целом. А сам факт того, что в украинском обществе велик ресурс настроений и симпатий «левизне» способствовал довольно успешному продвижению левоориентированных политических технологий. В итоге идею социал-демократии взяла на вооружение «киевская группа» (СДПУ(О)) в качестве альтернативы собственно левым, а так и не состоявшийся лейборизм начали разрабатывать «днепропетровцы» (проект «Трудовая Украина»).

Хочу сделать и еще одно существенное замечание. Власть часто использует кризис и внутреннюю неустойчивость левых партий для их демонизации и зряшной дискредитации. При этом не учитывается тот факт, что игра в «демонов» и искусственные прожекты могут привести к тому, что наиболее растерянная часть избирателей переориентируется на леворадикальные лозунги и идеи (успех той же ПСПУ в 1998 году должен был хоть чему-то научить).

Вывод для левых и, в первую очередь, коммунистов неутешителен: как это ни парадоксально, но в условиях жесточайшего политического кризиса и крайне сложной политэкономической ситуации (о «реформах» говорить не буду — тема для отдельного разговора) КПУ и иже с ними так и не смогли обеспечить себе лидирующие позиции. Авангард не состоялся.

Значит ли это, что у левых в Украине нет перспективы?

С этим утверждением я категорически не согласен. Политическая неудача и увядание действующих крупных левых партий еще не означает, что социальный ресурс и мировоззренческая почва для «коммунистической идеи» (социалистической etc.) исчезла.

На мой взгляд, социальный заказ на «левую» политическую традицию в украинском обществе будет стабильным и постоянным. Об этом свидетельствуют, во-первых, традиции солидаризма и политической истории и культуры, во-вторых, доминирующая в украинском обществе православная культура, в-третьих, социально-экономические предпосылки. И это далеко не все факторы, обуславливающие такой социальный заказ.

Другой вопрос — какие политические проекты и какие традиции будут соответствовать этим запросам.

Сейчас в Украине застой. Он «поразил» всю политическую элиту, которая окончательно запуталась в «трех соснах независимости» — власти, собственности и идеологических штампах. В этих условиях следующий социальный и политический цикл будет проходить под знаком борьбы концепций развития (концепций будущего), что будет существенно отличаться от привычной информационной войны «листовок, трибун и телеящика».

Для левых складывающаяся ситуация — это своеобразный вызов, на который они обязаны давать свой ответ. Не «долой», а разумный и понятный социальный, экономический и геополитический проект, в котором нужно расставить все точки над «і». Если лозунг об интеграции с Россией — то с какой Россией (ведь она уже давно не советская и тоже существует в нескольких «плоскостях»), если евроинтеграция — то на каком геоэкономическом основании и т.д. И так — по всем ключевым вопросам. Гражданин Украины начала ХХI века — человек уже битый, а потому — прагматичный и расчетливый. Его нужно не только «призывать», но и убеждать (желательно — с калькулятором в руке).

В таких жестких обстоятельствах у КПУ, СПУ и их ближайших союзников есть ограниченное число сценариев развития.

Первый, самый простой, — исчерпать все ресурсы своего настоящего, еще раз «сыграть в поддавки» на президентских выборах 2004 г. (на что очень рассчитывает и власть, и лидеры нелевой оппозиции) и уступить место другим политпроектам — до лучших времен. Политической выгоды немного, зато может быть ощутимой выгода материальная.

Второй, посложнее, — занять позицию «левой крепости», не сдаваться никому — ни власти, ни оппозиции, при этом — ничего не делать и рассчитывать на привычные 20% в 2006 году (выборы в парламент, если не будет досрочных...). Только, думаю, в таком случае 20 процентов — это будет не показатель КПУ, а сумма всех левых партий-участниц выборов. Правда, какой в этом сценарии политический смысл, кроме меркантильного — выжить, сказать сложно.

Третий, пока имеющий вид фантастического, — самореформация, организация движения «новых левых» — с хорошей интеллектуальной базой, участие в международном политическом процессе (прежде всего — в европейской политике), создание устойчивых политических альянсов, способных участвовать в формировании правительства и/или местной власти, кадровое обновление, активное присутствие в информационном пространстве и т.д. Вот такое усиление левых способно стимулировать весь спектр политических сил, «развести» виртуальные проекты и политпроекты живые, имеющие реальную социальную и идейную базу.

Но, в общем, решать самим левым. Судя по их программным статьям и интервью, там пока «проблем нет».

Украина нуждается в организованных и интеллектуально сильных политических силах. Левых и правых, зеленых и красных. Украине категорически противопоказан политический экстремизм и одуряющая сознание идеологическая «промывка мозгов». Партиям нужны достойные противники и конкуренты, а гражданам-избирателям — профессиональные и компетентные политики. Звучит несколько банально, но, по-моему, верно.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования