Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Общественные слушания стр. 17
Глядя из Харькова стр. 18
Одна история стр. 19
Культурный разговор стр. 20,21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Тайна первого округа
Граждане льготники, инвалиды и ветераны, на проверку становись!
В Харькове создали “резервную” копию правительства
ХТЗ: три дороги к одной цели
Глядя из Харькова Стр. 18
 Память 

День Соборности

Игорь Рассоха

В разгар перестройки родилось выражение «непредсказуемое прошлое». Это гораздо больше, чем журналистский штамп: история, особенно история XX столетия, поразительно фальсифицирована. Очень характерно также название той дисциплины, которую стали преподавать историки КПСС после упразднения их предмета. В расписаниях занятий (сам видел в Харьковском университете) его писали сокращенно: «СПИД В», то бишь «социально-политическая история двадцатого века».


Для генерала Деникина единая и неделимая Россия была важнее победы над большевиками
Особенно не повезло в этом отношении (собственно, во всех отношениях) истории Украины. До сих пор в зарубежной и даже отечественной политологии господствует взгляд на Украину как на некий пассивный страдательный объект геополитики («богатые земли»), за которые шла и идет борьба тех или иных внешних сил. А между тем на протяжении многих веков украинцы являются важнейшим активным субъектом геополитики, одним из решающих факторов мировой истории. На мой взгляд, тема «Украина как субъект геополитики» уже давно должна была стать стержневой проблемой исследования отечественных историков.

1. Почему Деникин не взял Москву?

В качестве почина я хочу доказать, что именно украинцы выступили решающим фактором Гражданской войны в России. Не «красные» русские нанесли решающее поражение «белым» русским, а украинцы. Большевики удержали власть и в третий раз отвоевали Украину только потому, что все силы украинцев и «белых» русских были истощены взаимной борьбой, а Красная Армия оказалась в положении «третьего радующегося». Именно украинцами были разгромлены основные силы белых, и именно потому Деникин не взял Москву, что пошел войной на Украину.

Во второй половине лета 1919 года казалось, что большевизм накануне краха. 1 августа пала Советская власть в Венгрии. Вооруженные силы юга России под командованием Деникина наносили тяжелейшие поражения большевикам. 25 июня пал Харьков, 30 июня — Царицын. Территории к югу от Воронежа были охвачены всеобщим восстанием донских казаков. Путь к Москве по огромному фронту от Харькова до Царицына был открыт.


Батька Махно верил в мировую революцию
При том Украина с фланга не представляла для Деникина какой-либо угрозы: там хватало своих проблем. Уже с конца июня Махно развернул против красных активные боевые действия. Кроме того, оставался еще и Григорьев, а также Зеленый, Ангел, Маруся и много-много еще кто.

А товарищ Троцкий позже между своими выражался прямо: «Ни для кого не секрет, что не Деникин принудил нас оставить пределы Украины, а грандиозное восстание, которое подняло против нас украинское сытое крестьянство». (Поступ, 1989, №17, с.6). С запада на Украину наступали петлюровцы, которым в июле пришла на помощь Украинская Галицкая Армия. А в частях Красной Армии на юге Украины анархистская партия (Конфедерация анархистов Украины «Набат») организовала 19 августа антибольшевистский переворот, и большая их часть во главе с Виктором Белашом объединилась с Махно. Петлюра умолял Деникина заключить военное соглашение, «отложив решение всех спорных вопросов до конца войны». О том же просили Деникина его главный покровитель на Западе Уинстон Черчилль и Верховный правитель России адмирал Колчак.

Итак, 3 июля генерал Деникин подписал приказ № 208878 о походе на Москву. Дорога на Москву была открыта. На правом фланге на Саратов, Пензу и Нижний Новгород наступала Кавказская армия генерала Врангеля. В центре на Воронеж, Рязань и Москву шла Донская армия генерала Сидорина. Самая отборная армия белых, Добровольческая, под командованием генерала Май-Маевского должна была идти на Москву от Харькова через Курск, Орел и Тулу. За левый фланг Деникину можно было не беспокоиться: там красным было не до того. Вдобавок в Белоруссии в это время развернули наступление поляки. Даже если бы Деникин в силу своего великорусского шовинизма не хотел подписывать никаких соглашений с Петлюрой, он мог бы этого не делать, а создать оборонительный фронт по линии Днепра и спокойно идти на Москву.

Почему же Деникин не взял Москву? Потому что он туда не пошел. «Выполнение плана Деникина осуществлялось в формах, отличных от тех, которые мыслились согласно его приказу. Оно вылилось в целую экспедицию на Украину, в течение которой силы южных белых армий проявили слабую деятельность на центральных операционных направлениях... Белое командование увлеклось, по-видимому, второй целью — захватом Украины, что повлекло за собой разброску его сил в пространстве, проигрыш во времени и в будущем крупное поражение» (Какурин Н.Е. Как сражалась революция, т. 2, с. 222, 232). Мы смеемся над матросом Железняком из песни, который «шел на Одессу, а вышел к Херсону». А как в таком случае оценить командование генерала Деникина?!

Во время написания своей книги Николай Евгеньевич Какурин был начальником отдела по истории гражданской войны при Штабе РККА — главным военным историком Красной Армии. Его точка зрения — официоз. В общем заключении он подчеркнул: «Всякий раз, как силы украинской и южной контрреволюции сталкиваются между собою, между ними начинается вооруженная борьба, которая отвлекает обе стороны от их основной цели — борьбы с РСФСР... Завоевание Украины, проведенное под неприемлемым для населения лозунгами, явилось источником не силы, а слабости деникинских армий, залив их тыл волной повстанческого движения» (Указ. соч., т. 2, с. 354, 356). «Наконец выступление Махно как открытого противника белого командования нанесло последнему ряд сильных ударов и сильно поколебало его общее стратегическое положение (т.1, с. 103)». Г.К.Орджоникидзе, член Реввоенсовета 14 армии Южного фронта, 10 ноября 1919 года писал В.И.Ленину: «По-видимому, наше продвижение вперед будет довольно быстрым. Деникин, безусловно, сломал себе шею на украинском мужике».

2. Мощь соборной Украины

Конкретно события развивались так. 30 августа в Киев вступили части Украинской Галицкой Армии, но уже 31 августа они были вытеснены оттуда подошедшими из-за Днепра деникинцами. А 1 сентября в местечке Добровеличковка, к северу от Одессы, на конференции делегатов от воинских частей было оформлено создание Революционной повстанческой армии Украины (махновцев). Но под натиском белых она продолжала отступать — впрочем, организованно, построившись в каре размером 40 на 40 км. К 20-му сентября армия оказалась уже в районе Умани, и тогда же в Жмеринке было подписано соглашение о союзе между махновцами и петлюровцами. 25 сентября правительство УНР официально объявило войну Деникину, и уже 26 сентября ожесточенные бои между армией УНР (петлюровцами и галичанами) и деникинцами развернулись на всех участках фронта. А в ночь с 26 на 27 сентября в решающее наступление перешли махновцы. В этот день — 27 сентября 1919 года — потерпела крах «белая» Россия.

В годы Национально-освободительной революции 1917-1921 годов на территории Украины сложилось три собственно украинских политических организма: ЗУНР (галичане), петлюровцы (Центральная Рада и Директория) и махновцы. Факт величайшего исторического значения состоит в том, что 26-27 сентября 1919 года на армию Деникина обрушились объединенные вооруженные силы всей Украины.

Еще один из устоявшихся мифов украинской историографии — миф о военной слабости украинцев в годы Национально-освободительной революции, о том, что социалистические группировки не смогли построить серьезную украинскую армию. Этот миф вполне надежно опровергается как общим ходом событий, так и конкретными цифрами. По данным генерала Удовиченко (Удовиченко 0. Україна у війні за державність: історія організації бойових дій Українських Збройних Сил 1917-1921. — К., 1995, с. 117), одного из руководителей армии УНР, в августе 1919 г. боевой состав петлюровской армии вкупе с галичанами насчитывал 70 тыс. штыков и сабель, 1078 пулеметов, 170 пушек, 9 бронепоездов, 6 броневиков — всего до 85 тыс. человек, не считая порядка 30 тыс. в обозе и невооруженном резерве. Из-за кошмарной эпидемии тифа к концу сентября эти силы (особенно количество штыков) сократились где-то в полтора раза, но все равно были весьма внушительны. По данным начальника штаба махновской армии В.Белаша, в сентябре 1919 г. силы махновцев состояли из 40 тыс. штыков, 10 тыс. сабель, 1000 пулеметов и 20 орудий (Дороги Нестора Махно — К., 1993. — с. 302). К этому следует добавить еще армию союзного УНР атамана Зеленого с 10 тыс. штыков и сабель и 12 пушками, которая действовала к югу от Киева.

Следовательно, только в организованных армиях Украины к моменту решающего столкновения насчитывалось порядка 100 тыс. штыков, 15 тыс. сабель, свыше 2 тыс. пулеметов, 200 орудий, 9 бронепоездов, 6 броневиков... Да плюс еще не менее 25 тыс. организованных повстанцев по всей захваченной Деникиным Украине. Итого общая численность Объединенных Вооруженных сил Украины превышала 150 тыс. человек. Мы совершенно зря обвиняем тогдашних украинских политиков в неумении организовать армию. Создать такую армию в таких условиях, в которых все они тогда находились, — невероятный подвиг!

Генерал А.Деникин пишет, что «состав Вооруженных Сил Юга России с мая по октябрь возрастал последовательно от 64 до 150 тыс. чел.» (Очерки русской смуты. Поход на Москву. — К., 1990. — с. 28). Т.е. максимальная численность всей армии Деникина была примерно равна численности Вооруженных Сил Украины! Деникин пишет (с. 142): «Всего на противобольшевистском фронте Киев-Орел-Воронеж-Царицын-Астрахань мы имели 98 тыс. против 140-160 тыс. большевиков (в расчет не входят войска Новороссии, боровшиеся против Петлюры)». Но сам генерал удивительно невнятен (как и все советские историки) в определении этого количества «войск Новороссии», т. е. общего количества войск «белых» русских, воевавших против Украины. По словам петлюровского генерала Удовиченко (Указ. соч., с. 117), «эти силы доходили до 40 тыс. наилучшей казацкой конницы и пехоты и одного корпуса Добровольческой армии», т.е. примерно 50 тыс. человек.

Но хотя качество войск «белых» русских было в целом выше, чем у украинцев (как по боевому мастерству, так и — в особенности — по снабжению), значительный численный перевес оказался на стороне украинцев, и они его реализовали. Решающий удар нанесли махновцы, которые представляли собой наиболее боеспособную часть украинской армии: у них было лучше поставлено снабжение, ещё не было эпидемии тифа, вся армия была исключительно мобильной — либо конной, либо на тачанках. Закономерно, что против махновцев были сосредоточены основные силы «белых» — по данным В.Белаша (Указ. соч., с. 308), «свыше 20 тыс. штыков, 10 тыс. сабель, при достаточном количестве орудий и пулеметов». 27 сентября в районе села Перегоновка под Уманью произошло генеральное сражение (этот «Уманский прорыв» заслуживает подробного рассказа). В итоге «белые» были разбиты наголову, свыше 18 тыс. чел. убито, 5 тыс. захвачено в плен (разоружено и отпущено по домам; это казаки — офицеров из четырех отборных офицерских полков махновцы в плен не брали). Итого за один день было уничтожено около 15% всего личного состава деникинской армии! В процентном отношении это больше, чем потери немцев под Сталинградом!

После этого махновцы двинулись на восток, в свои «коренные» районы. Они захватили Кривой Рог, Никополь, Александровск (Запорожье), Мелитополь, Юзовку (Донецк), Бердянск, Мариуполь, подступили к Екатеринославу. А Мариуполь и Бердянск были основными базами снабжения (и складами боеприпасов) всей деникинской армии. 17 октября махновцы уже подошли на расстояние 65 км к Таганрогу — ставке самого генерала Деникина! А ведь это время — кульминация наступления «белых» на Москву, как раз 13 октября ими был взят Орел. А к 25 октября, по словам В.Белаша, у махновцев было уже свыше 100 тыс. вооруженных бойцов (с. 316). Слово генералу Деникину: «Положение становилось грозным и требовало мер исключительных. Для подавления восстания пришлось, невзирая на серьезное положение фронта, снимать с него части и использовать все резервы... Это восстание, принявшее такие широкие размеры, расстроило наш тыл и ослабило фронт в наиболее трудное для него время» (с. 146-147). Жестокая война с махновцами тянулась до самого конца 1919 г., когда эти районы, охваченные тотальной эпидемией тифа, заняли без боя красные.

3. Необходимо увековечить память героев!

Данная статья имеет конкретную практическую цель. На взгляд автора, необходимо установить 27 сентября как национальный праздник и нерабочий день — День Соборности Украины. Это необходимо сделать из уважения к памяти наших предков, которые 27 сентября 1919 года одержали одну из величайших побед в истории нашей Родины. В тот день произошел Уманский прорыв — событие поистине всемирно-исторического значения, изменившее весь ход мировой истории. По сей день это — «Забытая Победа».

Значение Уманского прорыва вполне сравнимо с битвой при Ватерлоо или под Сталинградом (и куда больше значения таких мелких, с точки зрения мировой истории, событий, как, скажем, Куликовская битва или Бородинское сражение). Следует согласиться с оценкой, которую дал Уманскому прорыву сподвижник Махно Петр Аршинов: «Мы в соответствии с исторической истиной должны сказать здесь, что честь победы над деникинской контрреволюцией осенью 1919 года принадлежит, главным образом, махновцам. Не будь Уманского прорыва и последовавшего за ним разгрома тыла, артиллерийской базы и всего снабжения деникинцев, последние, вероятно, вошли бы в Москву приблизительно в декабре 1919 г. (Думаю, раньше. — И. Р.) Бой красных с деникинцами под Орлом имеет малое значение. В своей основе отступление войск Деникина на юг началось уже раньше — именно в связи с разгромом тыла... И этим был предрешен исход всего их похода на русскую революцию». (Аршинов П. История махновского движения (1918-1921). — Запорожье, 1995. — с. 139). Иными словами, не будь Уманского прорыва, не было бы Советского Союза и мирового коммунизма. Но с другой стороны, очень может быть, что без Уманского прорыва вообще не было бы и никакой независимой Украины, а был бы «Юго-Западный край — русский, русский, русский!»

Основной целью похода Деникина на Украину было полное уничтожение украинцев как нации. В результате этого на целый месяц (25 сентября — 25 октября 1919 г.) для борьбы с Деникиным объединились все политические партии и вооруженные силы Украины — вся украинская нация. 26 сентября петлюровцы, галичане и все подчиняющиеся УНР вооруженные силы нанесли удар по армии Деникина. Без этого не было бы такого успеха и у махновцев. День решающей победы единой всеукраинской армии над самым страшным врагом украинской нации и должен стать Днем Соборности Украины.

В этот день Украина завоевала право на самостоятельное существование хотя бы в качестве Советской республики в составе Союза. А еще Владимир Винниченко предсказывал, что из Украины советской родится Украина независимая (хоть и через невыносимые муки — в итоге так и сталось). В этот день 27 сентября 1919 года Украина на деле доказала свою соборность — железом и кровью.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования