Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Контекст стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Общественные слушания стр. 17
Премьера стр. 18
Тема стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
О театре и чиновном лицедействе, или Как вам это понравится
Колонка редактора
Антибиотики: пить или не пить?
Ударим столичной проверкой по коррупции в вузах
Контекст Стр. 8
Также на странице:
 Pro et Contra 

Имеющий уши...

Анна Силаева
Агентство "МедиаПорт"


О конфликте между сотрудниками и руководством на харьковском предприятии «Промпродукт» газета «Объектив-Но» уже рассказывала читателям (№6, 2003). Администрация уверяла, что никаких недоразумений с трудовым коллективом нет, не было и вряд ли они появятся. Тем более поводом для ссор не могла стать совершенно безобидная профсоюзная ячейка. Уволенные с фабрики рабочие говорят, что руководство испугало появление профсоюза и неугодных активистов просто выжили с работы. Сегодня — продолжение темы, но уже в изложении самих действующих лиц. Без комментариев.

Наталья Трончук, заведующая отделом кадров «Промпродукт»:
— Дело в том, что эта проблема с нашими, теперь уже бывшими, сотрудниками Комиссаровым и Карповым началась намного раньше. За месяц до их увольнения, а уволены они были 4 февраля, на них были составлены несколько актов и рапортов о выпуске бракованной продукции. Брак был допущен по их вине. Они не следили за печатной машиной — экструдером, машинистами которой они работали. Причем только дважды после нарушений технологического процесса были изданы приказы, в которых Комиссарову и Карпову объявляли выговор, и они были лишены премии. Остальные случаи просто проходили без последствий.

Но последний — просто вопиющий случай, произошел 4 февраля. Когда они отказывались даже признать, что выпущенная продукция — это брак. И мы пришли к выводу, что с ними нужно распрощаться. Брак, конечно же, бывает. Но не в таких количествах! Не в том процентном соотношении! Без таких возвратов!

По поводу их опыта работы. Вот их личные карточки. Комиссаров: общий опыт работы — 13 лет. На последнем месте работы он действительно работал экструдерщиком. Но у нас совсем другой технологический процесс и другая квалификация. Поэтому все люди, которых мы принимаем на работу, первое время обучаются. Специалистов, которые сразу смогут работать на нашем оборудовании, просто нет. Далее. Иван Карпов: устраивался к нам на работу, имея в общей сложности два с лишним года стажа. Причем последняя его должность — озеленитель в фирме «Ритуал». Поэтому нельзя сказать, что они такие уж опытные и квалифицированные рабочие.

Кроме того, это первый случай в нашей работе, чтобы люди в таких количествах выпускали брак. И увольнений, подобных этим, никогда не было. Это — впервые. Все, кто увольняется, уходят только по своей инициативе.

Лидия Степанюк, начальник отдела по работе с потребителями «Пром-продукт»:
— Мы ни к кому не относимся предвзято. Мы хотим, чтобы была справедливость — элементарная человеческая справедливость. А по поводу этого профсоюза мы сделали для себя вывод, что это — просто политические игры. Люди поняли, что дело идет к увольнению, и нашли себе такую форму защиты — обратиться к кому-то, чтобы через кого-то повлиять на нас, чтобы не лишиться работы. По-другому никак. Два человека, которые все это затеяли, они, очевидно, делали это только для того, чтобы защитить себя. Но не смогли. Другого объяснения я не вижу. Хотя я не общалась с представителями этого профсоюза. К нам никто не обращался. Если бы были какие-то звонки, обращения... Но их не было. Профсоюз о своем существовании поставил нас в известность только недавно, уже после того, как Карпов и Комиссаров были уволены. До этого никакие вопросы не оговаривались, ни с какими предложениями они к нам не приходили. Одно письменное уведомление, которое пришло из профсоюза «Украина», в который они вступили. Причем, даже без списка членов.

И вообще, если людей все устраивает, какая необходимость в профсоюзе? Их ведь на работе все устраивало, зачем им профсоюз? Какие цели он преследует? В данном случае есть только один ответ: свои личные, защитить себя от того, что они наделали, нанесли убытки предприятию. Мы заинтересованы в кадрах, а люди — в нас. Но только в том случае, если они выполняют свои должностные обязанности. Мы со своей стороны выполняем абсолютно все. В городе мало предприятий данной отрасли, которые настолько выполняют и перевыполняют все необходимые условия организации труда.

У нас претензии только к этим людям. Причем не к ним как к людям, но к ним как к работникам, которые выпускают некачественную продукцию и не реагируют на замечания технологов.

Сергей Симаков, юрисконсульт «Промпродукт»:
— Уведомление о создании профсоюза к нам пришло после всех этих фактов. Если работники действительно хотели создать профсоюз, кто им препятствовал создать его, сообщить о существовании и начать профсоюзную деятельность до увольнения? Почему все это началось только после увольнения? О какой профсоюзной деятельности может идти речь, если работник уже не работает? В принципе, созданию профсоюза никто и никогда не препятствовал. Так что на самом деле вопрос отнюдь не в профсоюзе. Он создавался, как видно по датам в документах, намного позже, чем были нарушения на производстве. После того, как появилась угроза потерять работу, они создали профсоюз, чтобы защитить себя.

Сергей Комиссаров, бывший рабочий «Промпродукт», глава первичной профсоюзной ячейки:
— После того, как руководство фабрики узнало о том, что мы создали профсоюз, отношение к нам резко поменялось. Сказать, что мы не профессионалы своей деятельности, они сразу не могли. Поэтому мы целую неделю еще ходили на работу, работали, выполняли свои обязанности. Но постепенно начали накапливаться акты — администрация составляла акты о бракованной продукции. Больше нас обвинить было просто не в чем. Я отработал полтора года на этом предприятии, не имел ни одного нарушения, ни одного опоздания, ни одного больничного листа. Получал поощрения от прежнего руководства. Им просто нечем было крыть эту карту.

Мы не предъявляли никаких требований к администрации. Мы просто хотели, чтобы за нашей спиной стояла защита, чтобы не просто так увольняли наших товарищей, которых накануне, в декабре, просто уволили без всяких объяснений.

Еще неделю после этого мы работали, и работали прекрасно. Работали под усиленным контролем вьетнамских специалистов, начальников смен, контролеров ОТК, и вдруг в последний день выясняется, что мы делали бракованную продукцию. Хотя все знают, что технологически эта клеевая линия не приспособлена делать то задание, которое нам выдали. Приехала группа, нас вывели, завели в отдел кадров, опять с нами провели хорошую беседу. О вреде профсоюза, о том, что мы не должны так себя вести. Нам открыто говорили, что он нежелателен, что он вреден, что это, грубо говоря, кровососы. Что профсоюзу нужны только деньги, больше ничего.

Профсоюз создавался в целях защиты интересов и прав трудящихся. Не более того. Чтобы все было по закону Украины, по закону той страны, в которой мы живем. И никаких требований мы не предъявляли, и предъявлять не собирались. Но, учитывая то, что наших товарищей уволили, — Скорых Андрея и многих других, хороших, лучших специалистов нашей фабрики, — мы пришли к выводу, что нас уволят точно так же.

Дмитрий Дубовой, бывший рабочий «Промпродукта», член профсоюза:
— Имело место вопиющее нарушение нашего законодательства. Мы все нормально работали, все нормально выполняли свои обязанности, и вдруг, именно в тот момент, когда мы вступили в профсоюз, начинается упорное подавление нашего желания, нашего волеизъявления. Это выражалось в следующем: фабрикация фактов, фабрикация актов о нарушении и в других вещах. И все это только потому, что мы вступили в профсоюз. По-другому быть не может, мы долго работали на этой фабрике, и нареканий со стороны руководства никогда не имели. И вдруг именно в тот момент, когда мы все вступили в профсоюз, именно нас увольняют в связи с несоответствием, так называемым, занимаемой должности.

Например, когда я пришел на работу, после того как руководство узнало, что я — член профсоюза, я был просто, вопреки тому, что я никогда не работал оператором станков с числовым программным управлением, я был поставлен к станку. Мне было приказано резать продукцию. То, чего я никогда не делал. Я отказался, и меня уволили.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования