Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Контекст стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Общественные слушания стр. 17
Премьера стр. 18
Тема стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Антибиотики: пить или не пить?
Ударим столичной проверкой по коррупции в вузах
О театре и чиновном лицедействе, или Как вам это понравится
Колонка редактора
культурный разговор Стр. 20
 Театральный смотритель 

О театре и чиновном лицедействе, или Как вам это понравится

Евгений Русабров

Театральных критиков опять не пустили в театр. Ничего удивительного. В Харькове это нынче — в порядке вещей. Особенно с тех недавних пор, как секция критики регионального отделения Национального союза театральных деятелей Украины возобновила давно угасшую традицию регулярных публичных обсуждений спектаклей.

Трудно представить себе подобное отношение к критикам в каком-либо ином городе со столь же богатыми, как Харьков, театральными традициями. Во всем мире показателем творческих притязаний театров всегда считался уровень их взаимоотношений со специалистами, способными дать квалифицированную и аргументированную оценку спектаклю. Впрочем, может быть, харьковские театральные критики просто плохи как профессионалы и потому лучшего отношения к себе не заслуживают? Однако реальное положение дел таково, что мы регулярно публикуем свои статьи и рецензии в тех же изданиях, что и критики Киева, Львова, Минска, Москвы или Петербурга, работаем в одних критических «бригадах» вместе с коллегами из разных городов СНГ на международных фестивалях и авторитет харьковской театральной критики достаточно высок как в столицах содружества, так и в ближайших к нам Донецке или Белгороде. Так что же нас не жалуют некоторые театры родного Харькова?

Трудности начинаются тогда, когда критики просят руководство этих театров дать им возможность посмотреть спектакли именно с целью их дальнейшего обсуждения. Так было совсем недавно, когда уже за две недели до премьеры «Шута Балакирева» для членов секции не нашлось мест в зале театра имени Пушкина, хотя билеты в кассе оставались, по крайней мере, еще за полчаса до начала спектакля. Так случилось и теперь, когда очередь дошла до Театра для детей и юношества. Впрочем, здесь важна предыстория.

Почти год назад на обсуждении очередной премьеры «тюза» специалисты не только высказали немало серьезных замечаний по поводу конкретного спектакля, но и выразили тревогу в связи с низким художественным уровнем последних постановок и общим состоянием дел в театре. После этого директор-художественный руководитель Харьковского театра для детей и юношества Леонид Космин и главный режиссер, заслуженный деятель искусств Украины Юрий Старченко, озабоченные и таким итогом обсуждения, и тоном нескольких тогда же появившихся публикаций, стали инициаторами встречи с председателем правления Харьковского межобластного отделения НСТДУ заслуженным деятелем искусств Украины Игорем Борисом и автором этих строк. В разговоре Л.Космин выразил недоумение и возмущение по поводу крайне тенденциозных, несправедливых, по его мнению, оценок качества работы театра. На это ваш покорный слуга возразил, что недоброжелатели есть у всех, и никто не застрахован от временных неудач, но трудно спорить с тем фактом, что все разговоры бывалых театралов о нашем «тюзе» сводятся к ностальгическим вздохам о временах сорока- или двадцатилетней давности. В результате «высокие договаривающиеся стороны» единодушно и, как тогда казалось, искренне пришли к выводу о том, что осенью 2002 года в театре необходимо провести конференцию с просмотром ряда последних спектаклей и обсуждением их критиками в присутствии творческого состава театра и официальных представителей органов управления сферой культуры города.

Однако осенью оказалось, что театр переживает сложные времена, связанные с многочисленными актерскими заменами и вводами, а затем наступила новогодняя «страда», и сроки намеченной конференции стали из месяца в месяц отодвигаться. Наконец стало ясно, что масштабность перспективных планов сотрудничества критиков и театра мешает сегодняшней реальной работе. Поэтому в начале февраля секция приняла решение обсудить последнюю премьеру театра — спектакль «Золотое руно». К сожалению, после этого все предпринимаемые в течение недели попытки связаться с директором оказались безуспешными. Тогда благородную, но неблагодарную роль гонца-посредника взяла на себя руководитель литературно-драматической части театра Алла Прихожаева, которая, переговорив с начальством, обещала встретить критиков перед спектаклем и провести в зал.

Надо сказать, что это, вообще-то, нормальная практика. Вникая в рабочие обстоятельства театров, критики, как правило, не требуют для себя именных мест и довольствуются свободными, которые всегда находятся, тем более в театре детском, где очень высок процент «культпоходовского» зрителя и, соответственно, даже при формальном аншлаге всегда найдется ряд-другой пустующих кресел. Однако за два с половиной часа до начала спектакля у меня зазвонил телефон, и обескураженный голос А.Прихожаевой сообщил, что руководством театра в последний момент принято решение, запрещающее допускать в театр критиков, не имеющих купленных в кассе билетов. Надо заметить, что это решение противоречит не только предварительной договоренности, достигнутой накануне, но и письму за номером 79 от 2 декабря 2002 года на имя директора-художественного руководителя Харьковского театра для детей и юношества Л.Космина, в котором, ссылаясь на государственную программу поддержки творческих союзов, принятую на 2003-05 годы, и существующую в Харькове многолетнюю культурную традицию, правление регионального отделения НСТДУ в лице его председателя И.Бориса рекомендовало театру допускать членов союза к бесплатному просмотру спектаклей. Л.Космин так легко проигнорировал и сам дух профессионального сотрудничества, и эту рекомендацию не потому, что он не состоит в союзе театральных деятелей, — что само по себе странно, коль речь идет не о директоре бани, а о художественном руководителе театра, — а потому, что по сути своей действительно является не театральным деятелем, а всего лишь чиновником, стоящим на страже собственных интересов. Если директор так поступает с критиками, среди которых, кстати, были и его бывшие институтские преподаватели, можно представить, что он позволяет себе в отношении творческих людей внутри театра. Понятно теперь и почему с такой легкостью «тюз» расстался в последние годы с целым рядом ведущих мастеров сцены, и почему так наглядно и неотвратимо уходит из театра атмосфера подлинного творческого поиска. Игра кончилась. Маски сброшены.

Конечно, мы и на этот раз, так же, как в случае с театром имени Пушкина, купили в кассе билеты. Купили, чтобы за свои деньги иметь возможность делать работу, за которую не получаем ни копейки. Ту работу, которая — мы верим в это — нужна актерам, зрителям, театру, городу, но откровенно презираема театральными чиновниками, поскольку наш чиновник, одичавший в отсутствии механизмов реализации общественного мнения, уважает только рык своего непосредственного начальника. Мы знаем, что, оплачивая из своего скудного кармана право заниматься благотворительной деятельностью, провоцируем тем самым не просто неуважение, а прямо-таки извержение чиновного хамства на наши головы. Знаем. И — работаем...

Кто же мы такие и зачем нам это нужно? Мы — театральные критики. Не больше, но и не меньше. Зарабатывать на жизнь этим занятием у нас невозможно. Большинство специалистов, квалификация которых с достаточным на то основанием позволяет считать их театральными критиками, работает преподавателями, журналистами или руководителями литературно-драматической части какого-либо театра. Никакое образование, включая высшее театроведческое, никакие научные степени не являются гарантией способности к этого рода деятельности. Помимо немалых профессиональных знаний, энциклопедического гуманитарного кругозора и значительного зрительского опыта критику необходимы литературный и ораторский дар, особый склад характера, общественный темперамент и просто изрядная смелость, позволяющая в сложных, а иногда и небезопасных ситуациях, невзирая на влиятельность заинтересованных лиц, писать и говорить то, что думаешь. Наконец, для того, чтобы человек, имеющий все предпосылки к осуществлению себя в столь непростой профессии, смог реализовать свои способности, нужна определенная социальная атмосфера, которая полноценно складывается только в обществе, называемом гражданским. В таком обществе правит демократический закон, а не произвол начальника, и решающий вес имеет общественное мнение, а не интересы чиновной иерархии. Нам, к сожалению, до этого еще очень далеко. Но если критик, вопреки всему, на свой страх и риск работает честно и хорошо, то это значит, что он вносит посильный вклад не только в дело театрального строительства, но и в дело общественного обустройства.

По большому счету конфликт у харьковских критиков сегодня не с Косминым, а с той системой «художественного руководства», которая десятилетиями выдавливала из Харькова все талантливое, умное, живое и неравнодушное. И вопрос заключается в том, позволим ли мы впредь превращать наш город в заштатную провинцию, в «черную дыру», где вольготно живется лишь чиновным барам, привыкшим казнить нас и миловать по своим «понятиям».

P.S. А спектакль «Золотое руно» оказался довольно светлым пятном на безрадостном фоне последних премьер театра. Оригинальная идея и постановочная культура драматурга и режиссера Александра Драчева, изящная декоративность и колористическое чутье художника Аркадия Чадова, театральность музыкального мышления композитора Ирины Губаренко явно воодушевили исполнителей и зрителей.

Правда, авторы спектакля позволили себе многочисленные как допустимые, так и непозволительные вольности и неточности в обращении с греческими мифами. Правда, большинство актеров растренированы и недостаточно профессионально оснащены. И не потому, что ленивы или неталантливы. Просто давно сбит творческий прицел, утрачены высокие художественные ориентиры.

Об этом и о многом другом в прошлый понедельник на заседании секции критики в Доме актера шел компетентный и прямой разговор в присутствии и с участием режиссера-постановщика спектакля «Золотое руно».

Руководства Харьковского театра для детей и юношества на обсуждении не было.

печатная версия | обсудить на форуме
Где найти работу девушке LVIVAGENCY.

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования