Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Контекст стр. 17
Тема стр. 18,19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Война: а Буш слушает да бомбит
Зарплата станет больше. Но реже
Оренбург по-прежнему хочет с нами дружить
Шумилкин взялся за старое
Контекст Стр. 17
Также на странице:
 Эпидемия равнодушия 

Чихать они хотели на чахотку

Евгения Цинклер
журналист


Туберкулезники никому не нужны. Некрасивые, неэстетичные и опасные. К ним не привезешь армию журналистов, чтобы с добрым лицом позировать на фоне даров. Детишек чахоточных на колени не возьмешь для сусальной фотографии. Немодная, опять же, болезнь, другое дело — СПИД или рак, на худой конец. А помогать просто так, без благодарных зрителей — удовольствие совсем не то. Проще отвернуться, закрыть глаза, а если сами придут просить — пообещать в надежде, что со временем само забудется.

Белая ромашка от туберкулеза не помогает. Раньше, давным-давно, когда и туберкулез-то носил совсем другое название — чахотка — люди пытались лечить эту напасть ромашкой, да и то, скорее, от безысходности. Со временем так получилось, что именно белая ромашка стала символом этой мрачной болезни. Благотворительные аукционы белой ромашки устраивала еще царская семья, акции белой ромашки проводят нынешние медики и соцработники. Вот только участвуют в этих мероприятиях те, кто и так все про туберкулез знает и, по мере возможности, оказывает поддержку. Люди, которые могли бы помочь материально, от проблемы туберкулеза чаще всего старательно отворачиваются. Чихать они хотели на чахотку.

24 марта, в официальный день борьбы с туберкулезом, на акции в детском диспансере не было ни одного представителя власти. Ни одного! Да что там дни белой ромашки — даже урожайный для многих социальных заведений предвыборный период в тубдиспансере проходит незаметно: политиков к чахоточным не загнать. На памяти руководителя Харьковского противотуберкулезного отделения №1 Виталия Маньковского есть только один-единственный депутат, который действительно помог деньгами. Остальные, как водится, отворачиваются.

Состоятельные предприятия тоже не горят желанием заниматься чахоточными проблемами. Вот, например, известный своей благотворительностью «Филип Моррис». К нему фтизиатры обращались неоднократно, вплоть до письма руководству на английском языке. Просили помочь хоть чем-нибудь: медикаментами, продуктами питания, ну, пусть даже старой мебелью и сантехникой, которая после ремонта на предприятии все равно отправится на свалку, а для больницы решила бы кучу проблем. Не дали — зачем же портить серьезную репутацию такой несерьезной помощью?

Однажды детей из тубдиспансера накормил «Макдональдс» и даже, в порыве благородства, пообещал к открытию очередного ресторана дать денег. Порыв быстро прошел: слишком уж нерекламное это зрелище — чахоточный ребенок с гамбургером. Другое дело, если б вместо него был спортсмен какой-нибудь: мол, «съел гамбургер — поднял штангу», а туберкулезникам помогать — нет, мало в этом изящества. Зато центральное руководство не поленилось прислать в тубдиспансер письмо на пяти листах с подробным перечнем тех, с кем оно сотрудничает. Типа, откликнулись.

«Я знаю все паперти города»

Последние два года отечественным фтизиатрам стало жить немного легче — заработала государственная программа по борьбе с туберкулезом, появилось самое необходимое лекарственное обеспечение, на одного больного ребенка теперь приходится по три с половиной гривни в сутки. А совсем недавно эта сумма ограничивалась... 24 копейками.

— Я знаю все паперти наших харьковских церквей. Я помню дни, когда у нас не было денег на хлеб для больных, не говоря уже о полноценной еде. И если на шестнадцать буханок для детей можно достать деньги из своего кармана, то накормить 120 взрослых становится почти немыслимым, — рассказывает Виталий Маньковский.

Вместо того чтобы лечить больных, харьковским фтизиатрам уже давно приходится ходить с протянутой рукой. Потому что, кроме хлеба, нужны моющие средства, нужны инструменты, дезпрепараты, нужно хоть как-то латать разваливающиеся здания.

Дезинфекционная камера, состоящая на вооружении противотуберкулезного диспансерного отделения, заслуживает места в музее — она работает на дровах! Рентген-аппарат, без которого фтизиатр как без глаз, отработал свой срок еще двадцать лет назад. Шприцы, витамины, перевязочный материал — на все это денег недостаточно.

Вот, правда, зарплату в этом году медикам повысили — до 185 гривень. Другое дело, что средств на ее выплату не хватает, но все равно приятно. Зато ни на оборудование, ни на ремонт бюджет в этом году не выделил ни копейки. Впрочем, этот вопрос уже переходит в разряд безнадежных — памяти врачей не хватило, чтобы вспомнить, когда здание диспансера капитально ремонтировалось в последний раз.

Туберкулез — болезнь долгая, дольше всех остальных инфекций. Порой люди лежат в стационарах годами. Дети — большей частью из неблагополучных семей — становятся сиротами при живых родителях: о них вспоминают пару раз в год. А когда такого ребенка вылечат, он отправляется домой — в прежнюю нездоровую среду, где и кормить будут еще хуже, чем в больнице, и новую партию палочек Коха обеспечат. Может быть, за это время туберкулезный папаша-алкоголик сам умрет, а, скорее всего, ребенок вскоре вернется обратно в больницу.

Ненамного лучше ситуация и со взрослыми. Иногда после долгого времени, проведенного в больнице, оказывается, что человеку просто некуда выписываться, но это уже не медицинская проблема, а харьковские больницы и так переполнены...

Особая психология

Пациенты в тубдиспансере большей частью сложные — сказывается социальная специфика. Могут украсть что плохо лежит, порезать кабель на цветной металл, раскурочить сейф. Поэтому на дверь одного из кабинетов на первом этаже, где находился аппарат УЗИ, пришлось поставить решетку. Аппарат потом перенесли в другое место, а кабинет обрел новое назначение — теперь он время от времени работает в режиме следственного изолятора для туберкулезников. Бывало и такое, что пациент из этого кабинета уходил на суд, а после оправдательного приговора возвращался обратно — но уже на второй этаж, как свободный человек. Впрочем, в не слишком дальних планах заложено переоборудование для этих целей помещений диспансерного отделения №3 в районе ХТЗ.

Но если с нынешними подследственными и заключенными еще есть возможность сладить, то туберкулезники, освободившиеся из мест заключения, — это отдельная и пока непреодолимая беда.

— По закону мы чуть ли не в суд должны подавать на тех, кто уклоняется от лечения. Но это же абсурд! — возмущается В.Маньковский. — С одной стороны паперть, с другой суд — скоро нам вообще будет некогда лечить!

Врачи-фтизиатры регулярно получают списки бывших заключенных-туберкулезников. Чаще всего, на этом все и заканчивается: больные или не живут по указанному адресу, или плюют на все. В прямом смысле. Врачи это называют «особой психологией». Нередко они выходят на волю озлобленными на весь мир. И никто не в силах помешать такому человеку до тех пор, пока в нем есть хоть кусочек легкого, толкаться в метро, кашлять в очередях, швыряться туберкулезными окурками и демонстративно плевать в песочницы, где играют наши дети.

Известен факт, когда в туберкулезной резервации одной тюрьмы больные с открытой формой делали яркие игрушки, наполняли их своей мокротой и перебрасывали через забор, на волю — специально для того, чтобы их подобрали дети.

Как бороться с этой «особой психологией», не может ответить никто. И мало кто хочет об этом думать: некрасивая это проблема — туберкулез.

Сухая статистика
В 2002 году в Украине насчитывалось около 700 тыс. больных туберкулезом, ежегодно это число увеличивается на 33 тыс.

В Харьковской области в прошлом году официально зарегистрировано 2153 больных. Заболело в прошлом году всеми формами туберкулеза 855 харьковчан, из них 12 подростков и 18 детей.

В городе рост заболеваемости отмечен с 1992 года, и с каждым последующим годом число заболевших увеличивается на 10-15%. Самые неблагоприятные в этом отношении районы Харькова — Ленинский, Червонозаводской, Коминтерновский и Октябрьский.

Туберкулез занимает первое место по смертности среди всех инфекционных заболеваний. В 2002 году в Харьковской области от различных инфекций умер 581 человек, 506 из них — от туберкулеза.

За два месяца текущего года в нашей области зарегистрировано уже 157 случаев заболевания.

Каждый час трое украинцев заболевают и один умирает от туберкулеза.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования