Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Контекст стр. 17
Тема стр. 18
Одна история стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Куда уйдем со школьного двора?
Придите и получите! Сбербанк возвращает долги
Колонка редактора
«По чуть-чуть»...
Контекст Стр. 17
Также на странице:
 Military stile 

Всегда мы уходим, когда над землею бушует весна

Мария Коротаева
журналист


Если честно, я не очень понимаю, зачем Украине армия. В советские времена это было, по меньшей мере, понятно, хотя и несимпатично. Помните, на что, согласно популярному анекдоту, был похож СССР? На Амура, поскольку голый, вооруженный до зубов и ко всем пристает со своей любовью. Украина, вроде, и с любовью ни к кому особо не пристает, и разоружается как-то даже чересчур прытко. О степени «одетости» умолчим. Однако, несмотря на отсутствие в государстве сколь-нибудь внятно сформулированной военной доктрины, неукоснительно дважды в год во всех концах нашей немаленькой страны формируются «команды» призывников и отправляются — также во все концы. Одно время, правда, рекомендовалось оставлять большинство мальчишек в пределах родного региона, но с прошлого года окончательно победил принцип экстерриториальности. В связи с этим нынешней весной за пределы области отправятся до 80 % призванных юношей.


ДМБ-2004: прощай, «гражданка»!
Первые 72 человека отправились в армию 15 апреля. Провожали торжественно — с оркестром и напутственными речами. Все 72, по словам областного военного комиссара Алексея Середы, — будущие младшие командиры. Большинство отправятся в Черниговскую область, в учебный центр «Десна», откуда выйдут через полгода — уже сержантами. Всего же Харьковская область этой весной отдаст украинской армии 2065 молодых людей.

В общем-то, атмосфера проводов не слишком отличалась от того, что было в моей юности, когда мы провожали в еще советскую армию ровесников. Оркестр, речи, потом — невесты и мамы с одной стороны забора, коротко стриженые мальчишки — с другой стороны. У девчонок глаза заплаканные, у мальчишек — растерянные. Все как положено. Сейчас их призывают меньше. Но говорят, что меньше стало и уклоняющихся — процентов 13-14 от общего числа. Интересно, сколько было в наше время?

Вообще времена, похоже, меняются вовсе не в лучшую сторону. Алексей Середа утверждает, что около 80% призывников к 18 годам имеют те или иные хронические заболевания. И слова «качество призыва» звучат все чаще. И все тревожнее.

они и накануне торжественных проводов в обладминистрации. Там с журналистами встретился и облвоенком, и представитель облздрава — Галина Сироштан, замначальника. Естественно, им задавали вопросы, естественно, они на вопросы отвечали. И ответы порой вызывали целую вереницу новых вопросов. К примеру, г-жа Сироштан несколько путалась в цифрах. Лично я так и не поняла, сколько же процентов от общего числа заболеваний среди юношей призывного возраста занимают заболевания психики — 19 или 14? Да и с заболеваниями органов пищеварения как-то не все понятно — то их 40%, а то — 19... Ну, да ладно. Это не страшно. Страшно то, что, по словам Г.Сироштан, на каждую тысячу юношей в нашей области сегодня приходится 1450 заболеваний. Еще три года назад их было 1012 на тысячу. Страшно то, что до сих пор призывники не тестируются на СПИД — оказывается, для государства это дорого. Г-жа Сироштан вообще тоном обвинителя вопрошала: «А вы знаете, сколько стоит анализ на СПИД?!» И почему-то приводила цифры обследованных на это заболевание из группы риска — тех, кто стоит на учете в наркологических диспансерах. Но, если я не ошибаюсь, эта самая «группа риска» в армию вообще попадать не должна. Странной была и реакция на вопрос относительно обследования на гепатит «С». Оказывается, обследование это будет проводиться лишь для тех призывников, которые попадают в части, где новобранцев на хронический гепатит «С» обследуют. А для остальных нет. Как сказал А.Среда, «для того, чтобы они нам их назад не возвращали». И заместитель начальника облздрава ему не возразила. А она ведь врач и не может не знать, что хронический вирусный гепатит «С» — тяжелейшее инфекционное заболевание, ведущее, между прочим, к смертельному и неизлечимому циррозу печени. Так что, будем ждать, пока не грянет гром в виде, не дай бог, эпидемии в какой-нибудь из частей? Вот только креститься тогда уже будет поздно...

Вообще же на все вопросы о браке в работе призывных медицинских комиссий наше областное начальство реагирует крайне нервно. И я могу даже понять начальство медицинское — это их брак, с них и спрос. А для г-жи Сироштан, похоже, главное не то, чтобы больные мальчики в армию не попадали, а то, чтобы их обследовали те медицинские учреждения, которые «закреплены... в зависимости от рай-горвоенкоматов и объемов обследований». Потому что «если мы выпустим из-под контроля этот вопрос, то в одном лечебном учреждении будет больше обследований, а в другом меньше». Так что не удивительно, что в наших призывных медкомиссиях не замечают мальчишек с диагнозами, которые можно установить путем простого прослушивания. Из тех, кого в армию призвали год назад, двоих комиссовали с диагнозом «миокардический кардиосклероз», а одного — с недостаточностью аортального клапана. Во всех этих случаях врачу достаточно было просто трубочкой послушать сердце, чтобы установить, что с ним не все в порядке. И направить на дополнительное обследование. Так что, не слушали или не услышали? Комментарии, как говорится, излишни. Пусть чиновный подход к вопросу остается на совести чиновников.

Мне трудно понять военных. И прежде всего потому, что они в качестве призыва заинтересованы и по долгу службы, и по чисто человеческим мотивам. На областном призывном пункте я говорила со многими людьми в погонах и видела, что все они искренне тревожатся за призывников, действительно стараются облегчить им переход к новой, непривычной и непростой жизни, глубоко переживают нынешнее бедственное положение армии. И облвоенком — не исключение. Тем более странно, что он порой принимает сторону чиновников от медицины.

Потому что облвоенкомат нынче к своей работе подходит вовсе не по-чиновному. Именно в Харькове появился первый и пока единственный (кажется, в Житомире еще что-то подобное создают) компьютерный класс для психологического тестирования призывников. Путем тестирования и отбирались те мальчишки, которым быть через полгода младшими командирами. Именно в Харькове разрабатываются программы для будущей глобальной компьютерной сети, которая свяжет все военкоматы страны. Технику для этого обещали дать американцы в рамках «Партнерства во имя мира». Наши собираются во многом перенять американский опыт, но усовершенствовать его. Как рассказал заместитель областного военного комиссара по автоматике и программному обеспечению (такая должность во всей Украине есть только в Харькове!) подполковник Сергей Чебутин, в будущем призывников будут тестировать по 12-ти тестам, как это делается в американской армии. Там, говорят, вообще почти все решает тестирование, а врач, который осматривает поступающего на военную службу, — всего один.

Но я все-таки наотрез не понимаю, зачем Украине армия. И впечатление складывается такое, что сама Украина этого тоже не понимает. А чем иначе можно объяснить то, что на два призыва из областного бюджета выделяется смешная сумма в 250 тысяч гривень. Из них только оплата коммунальных услуг областного сборного пункта «съедает» 80 тысяч. Еще 40 тысяч стоит питание призывников до их отправки к месту прохождения службы. Если судить по тому супу, которым нас угощали, питание прекрасное. Наверно, многие из призванных мальчиков дома так едят не каждый день, судя по количеству ребят с существенным дефицитом веса, попадающих нынче в войска. Но не стоит забывать, что в эти 250 тысяч входят и транспортные расходы, в том числе и отправка мальчишек на обследование — их ведь из районов области до города довезти нужно. А кого-то — и не один раз. И о каком престиже армии и службы может идти речь, когда военные вынуждены искать «спонсоров» для каждого проводимого мероприятия. Вот с торжественными проводами, спасибо, помогли хлебопеки — потрясающие караваи испекли. Военные их благодарят, и от этого становится как-то совсем уж не по себе. Кажется, они уже привыкли просить, кажется, уже привыкли к своему положению не защитников, а обузы. И, наверно, не стоит их винить за пресловутое «качество призыва», не их это вина. Это вина государства, которое не может и не хочет определиться в вопросе, нужна ли армия, а если нужна — то какая.

А меня служить не возьмут — тесты показали, что у меня имеется склонность к суициду. Вот и думаю теперь: это у меня отродясь или от окружающей действительности? Боюсь, последнее...

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования