Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Имя в истории стр. 17
Итоги стр. 18
Одна история стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Хочешь льготу -- докажи!
Мы и наш дивный новый мир
Дробицкий Яр -- недострой скорби
На самый грязный рассчитайсь!
Одна история Стр. 19
 Мифы 

История под игом

Семён Пронкевич

С момента прекращения давления марксистской идеологии одним из первых ростков свободы стало переосмысление исторического прошлого. Помните ажиотаж вокруг массовых публикаций на тему сталинской эпохи? Через некоторое время без лавров оставили гениального Ленина. А еще позже появился «Ледокол» Виктора Суворова и совершенно новая, на редкость аргументированная концепция роли Советского Союза во второй мировой войне. Интерес к истории абсолютно закономерен, так как иначе практически невозможно понять современное состояние общества. Если можно так выразиться, нам небезразлично, «как мы дошли до жизни такой». Одной из тем, которая по сей день отражает отголоски полемики с «буржуазными фальсификаторами», является период так называемого татаро-монгольского ига.

Конечно же, чтобы переписать историю заново и предложить не просто догадки, а новую отшлифованную теорию, необходимо обращение к первоисточникам: летописям, литературным памятникам, произведениям фольклора, результатам археологических разработок. Однако, даже основываясь на общедоступных материалах, можно усомниться в достоверности сложившейся трактовки.

Миф первый

«Установившееся с середины XIII в. монголо-татарское иго подорвало экономику русских земель и задержало развитие социальных и культурных процессов...» (Большая Советская Энциклопедия).

Сопоставим приведенное суждение с некоторыми фактами. Иго — то есть порабощение, насильственное удержание в повиновении — подразумевает превосходство завоевателя над покоренным народом. Устоявшаяся точка зрения гласит: русские земли находились под игом татаро-монголов с поражения на реке Калка в 1223 году до 1480 года, когда хан Белой Орды Ахмат, не дождавшись военной помощи от польского короля и смирившись с собственным бессилием, отказался от намерения вступать в бой с войсками московского князя Ивана III. Допустим.

Теперь рассмотрим историю разорения Золотой Орды войсками Тимура (Тамерлана). В конце XIV в. великий полководец, завоевав власть в среднеазиатском государстве Маверанахр и титул великого эмира, фактически сокрушил державу монголов. Трижды войска Тимура совершали опустошительные набеги на Золотую Орду (1389-1395). Согласно историческим свидетельствам, масштабы сокрушения были ошеломляющими. В городах с мощеными улицами и дворцами не осталось камня на камне.

Все это время не оставило никаких упоминаний об ослаблении «ига» над Русью. Возникает вопрос: как разгромленный народ татаро-монголов мог удерживать власть над кем бы то ни было? Это, так сказать, тот «слон», которого крайне проблематично «не заметить». А кроме этого есть сведения о непрекращающихся смутах между ордынским ханами, военачальниками, кочевой знатью. Откуда ж такое могущество, позволившее больше двухсот лет оказывать непосильный гнет на русские княжества?

Чтобы ответить на этот вопрос и избавиться от внутренних противоречий в изложении истории, следует более правдиво и в научном смысле корректно охарактеризовать суть взаимоотношений между двумя народами.

Русские князья, постоянно враждуя между собой, привлекали в союзники татарские войска для походов друг против друга. Рязань против Москвы. Москва против Твери. Звенигород против Владимира. Могло быть так, что у некоего войска кочевников явно не хватало сил идти на какой-нибудь город, но в союзе с русскими... Кто ж тогда враг, разоритель и угнетатель?

Или. Едет к великому хану русский князь за ярлыком на княжение, везет с собой богатые подарки, демонстрирует наивысшую лояльность по отношению к вышестоящим руководителям, а там его берут и рубят на составные компоненты. Были единичные случаи, когда причиной казни становились какие-либо субъективные факторы. А в большинстве — повторялась одна и та же ситуация, которая требует объяснения. Зачем, спрашивается, рубить верноподданных? С позиции завоевателя, который добился желаемого результата, следовало бы поставить их в пример непокорным. Карать подчиняющихся — это политический абсурд, так как будет стимулировать сопротивление, покажет бессмысленность уступок победителю. Неужели такие были «глупые» ханы? Увы. Они убивали одного князя, потому что об этом их просил другой русский князь. И, несмотря на все желание сохранять покровительские позиции и опрометчивость такого приема, татаро-монголы вынуждены были ему следовать, чтобы сохранить дружбу с заказчиком.

Напрашиваются предположения. А не опирались ли монголы на поддержку русских, так же как русские — на их поддержку? Не стала ли Русь составной частью Орды? Может быть, в периоды ослабления татаро-монголы сохраняли свое владычество, потому что это владычество устраивало «угнетенных»? Не было ли органичного сочетания интересов русских и татаро-монгольских политиков? Не пытались ли авторы господствующей исторической теории списать братоубийство на иго извне? Или, может быть, русские государства продолжали развиваться своим естественным путем и после присоединения к Золотой Орде?

Миф второй

«Во 2-й половине XIV в. Москва возглавила вооруженную борьбу русских земель против монголо-татарского ига и постепенно стала центром объединения русских земель» (Большая Советская Энциклопедия).

Наука утверждает, что возвышение Москвы относительно других земель было обусловлено выгодным географическим положением с точки зрения развития торговли и военно-стратегической. А возвышение было столь стремительным, что из небольшого поселения в XII в. среди крупных русских государств: Владимиро-Суздальского, Рязанского, Тверского, Новгородского и других — Москва середине XIV в. превратилась в резиденцию правителя, призывающего соседей признать свое главенство и таким образом чуть ли не создать новое административное формирование.

Ну что ж, возможно. Чтобы убедиться, начнем с преимуществ места пересечения торговых путей. До монголов на Руси какие-либо признаки сухопутных дорог отсутствовали. Купцы использовали водное сообщение. Вспомните новгородского Садко, «Хождение за три моря Афанасия Никитина», фольклорные прототипы литературной сказки «Аленький цветочек». Везде: «За тридевять морей, за тридевять земель». Новгороду, а затем и Пскову было значительно проще торговать в Амстердаме, чем в Москве, благодаря выходу в Ладожское озеро и к северным морям, и в Азии, благодаря Волге. А на юге — проще было через Днепр и Азовское море добраться, например, до генуэзских колоний в Крыму. Даже дошедшие до нас образцы национальной одежды содержат признаки влияния тех районов, с которыми жители разных русских земель имели наиболее тесные экономические связи.

Ладно. Не получается с торговлей — попробуем с военно-стратегическими выгодами. В эпоху расцвета Киевской Руси великие князья заложили могучий город-крепость, прикрывавший Ростово-Суздальскую Русь с Севера — Владимир. За его стенами выросло одно из самых значительных политических ядер русского народа. Великие князья теперь восседали именно здесь. Испокон веков удачно расположенные крепости не переносились, а только разрастались. В дополнение к естественным преградам в виде лесов и болот на их подступах (а не где-нибудь в стороне) создавались новые и новые укрепления в виде, например, крепостей поменьше, свободных крестьянских поселений. Так почему «более выгодным» оказался город на каких-нибудь двести километров юго-западнее, который по сравнению с Владимиром стоял в чистом поле?

Известен исторический факт, что московские князья начиная с Ивана I Калиты собирали для Орды дань со всех покорных княжеств. Уже само по себе интересно с позиции «возглавляющего вооруженную борьбу». На помощь московским дружинам татаро-монголы высылали чиновников баскаков с вооруженными отрядами. С налогово-аудиторской точки зрения, очень разумное решение. Вот поэтому, когда ордынцы на Руси занялись организацией строительства дорог и почтовой службы (ввели дорожную и ямскую повинности), видя в Москве наиболее надежную опору, так сориентировали сухопутные сообщения, что здесь, действительно, образовалось «удобное географическое положение». Иными словами, главную роль в возвышении Москвы сыграл, видимо, дипломатический талант ее правителей и особый статус в славяно-монгольском государстве.

Применительно к какой личности впервые прозвучало русское слово «царь»? К Мамаю. И с середины XV в. титул московских князей от Ивана III звучал так: «царь и великий князь». Москва знаменовала собой новые культурно-политические реалии, ориентированные на Орду, а не только на Киевскую Русь. Ее боярские роды генетически переплелись с татарами (например, оттуда пошел род Годуновых). Это была абсолютно новая веха в истории формирования русской нации. Исторические события всегда трудно подвергать оценке типа: плохо это или хорошо? И не плохо, и не хорошо. Не было б Москвы — не было б Российской Империи. Не было б Золотой Орды — не было б Москвы. Без осознания этих реалий невозможно адекватно определить и судьбу такого средневекового высокоразвитого европейского государства, как Киевская Русь.

Что же касается «оглавления Москвой вооруженной борьбы русского народа», то этот момент удобно проанализировать совместно со следующей мифологемой.

Миф третий

«В исторической Куликовской битве 1380 объединенные русские войска под руководством Дмитрия Ивановича Донского нанесли поражение монголо-татарам, что упрочило руководящую роль Москвы в процессе государственного объединения русских земель» (Большая Советская Энциклопедия).

Позвольте начать несколько издалека — с истории открытия Трои. Сначала была легенда. Потом — научная гипотеза. Потом — археологические раскопки. Потом — грандиозные находки и новое слово в мировой исторической науке.

Как было дело с битвой на поле Куликовом? Сначала — древнерусский литературный памятник «Сказание о мамаевом побоище». Потом — насколько мне известно, без каких-либо документальных подтверждений — открытие исторического значения Куликовской битвы.

Важнейший первоисточник исторической науки — результаты археологических исследований. Скажем, данные о героической обороне Киева в 1240 году от полчищ Батыя подтверждаются многочисленными массовыми захоронениями русичей на территории древнего города. В советское время был предпринят ряд попыток отыскать на Куликовом поле аналогичные доказательства. Однако результаты оказались ниже всяких ожиданий. Несколько украшений и какое-то оружие, чуть ли не в единичном экземпляре.

Возникает снова вопрос: была ли Куликовская битва такой, как ее описывают? В упомянутом выше сказании говорится о хорошо известном поединке Кочубея и монаха боярского происхождения из обители Сергия Радонежского Пересвета.

Вообще для многих средневековых сражений был характерен такой сценарий: в схватку вступают два представителя воюющих сторон — как мистический прообраз столкновения войск. Если представитель одной из сторон брал верх, это символизировало, что суждено победить именно его стороне. Это был своего рода жребий, который для средневекового человека ох как много значил.

Кочубей — великан. Его мощь настолько внушительна, что монголы уверены в отсутствии равных ему на стороне какой-либо армии. Пересвет же описывается как человек среднего сложения. Естественно предположить, что очевидцы скептически оценивали вероятность оказания им серьезного сопротивления. Когда же два воина наповал поражают друг друга, то жребий становится в пользу русичей.

Следующая за этим деморализация и временное бегство татар в таком случае объясняются не только особым превосходством русского войска.

Но это тоже всего лишь гипотеза. Сопоставим ее с другими фактами. Через два года после Куликовской битвы воинство Мамая было разбито ханом Тохтамышем на том самом историческом месте у реки Калка. И это сражение также детально засвидетельствовано. А как же тогда быть с сокрушительным характером поражения Мамая от Дмитрия Донского? Кто ж тогда противостоял Тохтамышу?

Дальше. Допустим, сражение на Куликовом поле было на самом деле таким кровопролитным. Но как говорить о его историческом значении, если оно не привело к мало-мальски устойчивому военному перевесу? Если мы говорим об историческом значении, например, Сталинградской битвы, то понимаем кардинальное изменение соотношения противоборствующих сил, поворотную точку в ходе войны. Что же касается Куликовской битвы, то после разгрома Мамая Тохтамыш совместно с рязанским войском ворвался в Москву и сжег завоеванный город.

Дальше есть факты о причине наступления Мамая. Мамай был военачальником — темником, что-то вроде генерала. Власть, фактически оказавшаяся в его руках, осуществлялась в Золотой Орде через марионеточного хана, который был потомком Чингисхана и потому имел право претендовать на престол. Этот период отмечен всплеском междоусобной борьбы татаро-монголов, которая вылилась в столкновение Мамая и Тохтамыша. Дмитрий Донской, видя такое положение вещей, решил придержать у себя дань, собранную для Орды, под предлогом незнатного происхождения Мамая.

Понятно и логично. Где только, скажите, признаки миссии собирания земель русских?

Факты говорят об успешном выполнении этой миссии, собственно, Ордой под своим единоначалием и успешном содействии ей русскими княжествами, в данном случае, Рязанским. После присоединения к Орде русские князья, получив ярлык на княжение в своем княжестве и заручившись поддержкой монголов, были избавлены от изнурительной междоусобицы. Дипломатические методы стали действеннее братоубийственных. Некогда равные по военной мощи князья оказались равно беспомощными перед лицом третьей силы, перед лицом новой структуры власти. Был период, когда им не разрешалось даже возводить крепостные стены. А любое выступление против князя, имеющего ярлык, приравнивалось к выступлению против хана, выдавшего его. Русь познала централизованную власть как таковую.

Москва же, набравшись сил, из представительского центра переросла в самостоятельный, а со временем присоединила те земли, — например, на севере, Новгород и Псков, — которые не в силах была присоединить Золотая Орда.

Зачем следовало мифологизировать историю

Традиция вольной трактовки исторического прошлого русского народа уходит корнями к истокам академической науки, совпавшим с периодом правления династии Романовых. Европейски ориентированные монархи искали подтверждения западного происхождения их государственности и объяснения культурно- экономического отставания.

Согласитесь, для представителей европейской цивилизации «третий Рим» звучит куда респектабельнее, чем «вторая Орда». Поэтому концепция искусственного засилия азиатских завоевателей гораздо привлекательнее, чем идея взаимного проникновения, обогащения и явной преемственности. Да еще прибавьте сюда заслугу щита перед гордыми наследниками римской культуры.

Безусловно, когда Батый воплотил идею Чингисхана о походе «до последнего моря» и его войско, ослабленное в битвах с Киевской Русью, дойдя почти до Венеции, вынуждено было повернуть восвояси, мы получили все основания называть себя щитом Европы. Однако здесь речь идет о масштабах нескольких лет, а не о многовековом порабощении.

Но как без мифа об «иге» объяснить опять-таки вековое отставание?

Мне кажется, говорить здесь о злом умысле было бы преувеличением. Вероятнее, имел место эффект видения того, что хочешь увидеть. Ведь основным первоисточником служило огромное количество монастырских рукописей из разных княжеств, написанных в разное время, в обстановке разных политических конъюнктур. В них при желании можно найти выдержки, подтверждающие диаметрально противоположные концепции.

Как любая наука, история требует анализа и синтеза. В предлагаемой вашему вниманию статье я и попытался синтезировать хорошо подтвержденные сведения.

Однако по отношению к советской эпохе правомерно говорить о закреплении сформировавшихся заблуждений прямым мифотворчеством. Искаженное видение взаимоотношений с Золотой Ордой органично сочеталось с тоталитарной идеологией. Во-первых, идея щита Европы перекликалась с последовательным исполнением русским народом всевозможных всемирно-исторических миссий (тогда оградили от татаро-монголов, теперь — от мировой буржуазии). Во-вторых, идея спасительного значения централизации земель вокруг Москвы еще раз подтверждает правильность выбора имперской модели государства. За призывами к объединению стоит тенденция к распространению центральной власти на все более широкие просторы. В-третьих, с точки зрения национальной политики, гораздо выгоднее было говорить о верности русского, украинского и белорусского народов древнерусской колыбели, нежели об индивидуальных особенностях формирования в составе разных княжеств. Ибо Смоленск остался непокоренным монголами и составил основу Белой, то есть свободной, Руси. Земли Галицко-Волынского княжества, оказав успешное сопротивление татарам, вошли со временем в состав Польши и Литвы. Киев и Чернигов приняли на себя самые страшные, уничтожающие удары и поочередно выполняли роль окраин то одной, то другой державы. После опустошения Батыем в Киеве не было даже своего князя. Вообще отдельной страницей в науке была полемика с «враждебно настроенными» западными исследователями, утверждавшими идею уникальности и самобытности каждой из восточнославянских наций.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования