Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Тема стр. 17
Имя в истории стр. 18
Эксклюзив стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Заграница становится ближе...
Второй день рождения Харьковской хоральной синагоги
Колонка редактора
Налоговый десант. Послесловие
имя в истории Стр. 18
 Дата 

Одиссея крестника Мазепы

Владимир Цуп

(Окончание. Начало в №21) В прошлом году Украина должна была отмечать 300-летнюю годовщину рождения одного из своих славных сыновей, вписавшего яркие страницы в становление ее государственности. Лишь благодаря французам, которые высоко ценили этого неординарного украинца и даже назвали в его честь аэропорт в Париже — «Orly», мы знаем о графе Григории Орлике, талантливом дипломате, маршале Франции, генерал-поручике Людовика ХV, члене тайного королевского Совета, друге Вольтера и пылком борце за независимость Украины. В прошлом номере нашего издания мы начали рассказ об удивительной судьбе этого человека. Сегодня мы продолжаем знакомить вас с его жизнью.


Таким он предстатет с высоты птичьего полета
В ноябре 1732 года Григорий Орлик оставил ханскую столицу в сопровождении татарской конной стражи. Он ехал по суше в Стамбул — тогда это была наиболее опасная дорога. Крестник Мазепы избрал ее вполне сознательно, ибо хотел хотя бы инкогнито увидеть Крымскую Сечь — место где, 22 года назад осели запорожцы. Когда Орлик со своей стражей прибыл на Сечь, он был представлен кошевому как чужестранец, желающий познакомиться со славным Казацким Войском. Кошевой, не подозревая, кто перед ним, повел гетманича по куреням. Разговор вели через татарского переводчика, ибо «чужак», конечно, не понимал украинского языка. Григорий не сдержался и завел речь об отце: «Я слышал на западе, что Казацкое Войско возглавлял вожак Орлик». На что получил ответ: «Мы и до сих пор считаем его своим вождем, до сих пор ежедневно в наших церквях молятся за него, но мы не знаем, где он, жив ли ещё. Может, вы сможете сказать нам что-либо о нём?» После этих слов, — пишет он отцу, — у меня защемило в груди, потемнело в глазах. Это был страшный миг, я чуть не выдал себя, но, собрав всю силу воли, прошептал: «Нет — ничего не знаю». Кошевой поник головой, а потом: «Не верится мне, что гетман Орлик умер, эта молва идёт от московских агентов!» И самый молодой из мазепинцев, скорбя, снова направился в эмиграцию. В Бесарабии Орлика поджидала новая опасность: русское правительство, узнав от своих шпионов, что какой-то «француз» был в Бахчисарае, подкупило татар-бандитов, чтобы взять Григория живым или мёртвым. Ему повезло вырваться.

1-го февраля 1733 года состоялось событие, давно ожидаемое во всех европейских канцеляриях — умер король Польши. 6 марта Григорий умчался в Варшаву с взятками для польских сенаторов на миллион флоринтов и с тайными королевскими инструкциями. Настала срочная потребность в интервенции Порты, поэтому 19 марта Орлик через Кременец, Хотин, Бухарест и Софию едет в Стамбул. Великий визирь сообщил Григорию, что поддерживает французского кандидата на польский трон и начинает подготовку к войне против Москвы и Вены. Флоринты сделали свое дело, и на сейме королем Польши единогласно был избран французский ставленник Станислав Лещинский. В письме Людовику посол Франции в Польше маркиз де Монти писал: «Сам Господь послал нам господина Орлика. Едва увидев его, я понял ценность этого человека. Григорий Орлик — отважный старшина, владеет многими языками: польский и немецкий знает так хорошо, будто родился там. Отлично знаком с Южной Германией и Польшей». Поэтому под видом челядника Эрнста Брамляка Григорий возглавил опасную экспедицию. 22 августа с ним покинули Францию два таинственных путешествен- ника: король Станислав, переодетый немецким купцом с паспортом на имя Бовера, и французский дворянин Андли. Орлик сумел без осложнений провести Станислава через территорию вражеской Германии, союзницы Австрии и России, а в Варшаве тайным подземным коридором доставил во французское посольство. За успешно проведённую операцию Людовик XV наградил Григория бриллиантом стоимостью 10 000 экю, а королева подарила ему свой портрет, украшенный самоцветами.

Тем временем развитие событий в Варшаве не содействовало интересам украинцев. Россия ввела в Польшу огромную армию. Лещинский вынужден отступить к Данцигу. Началась борьба за польское наследство. Франция объявила войну Австрии.

1 февраля 1734 года Григорий садится в Тулоне на корабль в Стамбул, имея с собой письмо Людовика к Каплан-Гирею, с требованием освобождения гетмана Пилипа Орлика и помощи казакам. Вопрос поддержки освободительных устремлений казаков был решён окончательно. Узнав об этом, царское правительство приложило титанические усилия, чтобы путём обмана, подступа и запугиваний дезориентированная Сечь признала подданство Москвы. И в то время, когда старый гетман, полный надежд на освобождение Украины, возвращался к своему войску, оно уже приняло присягу на верность российскому царю. Оставшись без милитарной поддержки, мазепинцы были вынуждены бороться за освобождение Украины исключительно дипломатическими средствами.

Григорий тем временем решился прорваться на Гетманщину. В августе через Хотин и Каменец, переодетый татарским торговцем, он достиг Правобережья, был на Полтавщине, а в Нежине обсуждал ситуацию с казацкими старшинами. Они заверяли, что помнят и чтут его отца, что вся Украина восстанет, как только он окажется возле её рубежей. Московское правительство, получив данные о прибытии Орлика, приказало коменданту войск на Украине шотландцу генералу Кейту поймать Орлика «живым или мёртвым». «Но генерал, симпатизируя Украине и зная, что я работаю на благо Отчизны, имея сведения о моём пребывании на Украине, не только не арестовал меня, а дал возможность спокойно её оставить», — писал Григорий Людовику XV.

Война Турции с Россией, так долго ожидаемая Орликом, наконец грянула. Надежды мазепинцев воскресли. 24 мая 1738 года великий визир Ваган-Паша в Видене (современная Болгария) встретился с Пилипом Орликом, обсуждая планы совместной борьбы против Москвы и освобождения Украины. Но Порта не сумела использовать благоприятные обстоятельства, сложившиеся тогда в Европе. Россия в очередной раз, подкупив турецких чиновников, склонила Османскую империю к миру.

В 1741 году войну России объявила Швеция. Григорий решил использовать и этот шанс для дела «Казацкой нации». Он настаивал в Версальском дворе, чтобы Франция воспользовалась ситуацией и спровоцировала милитарную акцию евро- пейских государств против России, возобновив коалицию Швеции, Порты, крымского хана и Украины. Это ему удалось, и резидент Франции в Стамбуле убеждал Порту, что Украина готова к восстанию, и требовал, чтобы Турция помогла Швеции. В том же году Григорий становится маршалом Франции и членом тайного королевского Совета.

Но царская дипломатия не спала. Русская разведка была чрезвычайно сильна в Порте, чему содействовала продажность турецких чиновников. Москве стало известно о плане Орлика втянуть Турцию в войну и с помощью образованной коалиции освободить Украину. Попытки поймать или убить Григория не удавались, и царица нашла новый способ его нейтрализовать. Дрезден, подстрекаемый своим союзником Петербургом, заявил кардиналу Флери официальный протест против «интриг Орлика» и требовал его ареста. Кардинал, конечно, ответил, что такой личности не знает, однако посоветовал Григорию быть более осторожным.

Молодой Орлик для поддержки боевых действий Швеции против России прибывает в Стокгольм. Вот как описывает французский посол Лянмари Григория: «Умный человек. Его здесь весьма уважают. Он вхож в самые благородные семейства». Орлик прикладывал титанические усилия, чтобы продолжить войну. Но склонить Швецию и Порту к решительным действиям по освобождению Украины так и не удалось. Тем более что Франция на некоторое время отказалась от активной антирусской политики, и гетманич решил посвятить себя военной карьере.

Во главе конного полка он отличился в походе против австрийского цесаря. В том же году он получает очень высокую награду — Крест Святого Луи, которого во Франции удостаивались единицы. В 1745-1747 годах Орлик воевал под Монсом и Шарлеруа, принимал участие в облоге Намюра в Бельгии. Пребывая в армии, он внимательно следил за событиями на Украине, планировал поездки в Турцию, Крым, на Запорожье и даже в Персию, чтоб действовать против «извечного врага Казацкой нации», но война с Австрией закончилась, и Франция не хотела вмешиваться в российские дела.

В жизни гетманича 1747 год был особо важным. 3 декабря в присутствии короля и двора Григорий Орлик, крестник Мазепы, женился на мадемуазель Луизе Ле Брюн де Дентевиль, происходившей из старинного дворянского рода, уходящего корнями в ХІ век. Для Григория она всегда была Олэною. После долгих лет, проведенных в приключениях и мытарствах по всему миру, в его жизни наступили спокойные времена. Григорий возглавил драгунский полк, имеющий постой в Лотарингии, в Комерси. Там он и поселился с женой в замке Дентевиль (Восточная Франция). Из казаков, эмигрировавших из Запорожья, он создал эскадрон. В замке Григорий начал писать «Историю Украины», над которой трудился до самой смерти.

Луиза и Григорий вливаются в светскую жизнь. Появление этой супружеской пары на балах всегда было сенсацией. Их жизнь мало вписывалась в обычаи придворного общества. Ни у него, ни у нее не было любовников, обычного явления для Франции ХVIII века. Григорий возобновил прежнюю дружбу с Вольтером, который подарил ему роскошный экземпляр «Истории Карла ХІІ», оправленный в красную кожу с гербом «Навина» — родовым гербом Орликов.

С началом 50-х годов Григорий снова поднял во французской политике украинский вопрос. Делались попытки склонить к казацкому восстанию гетмана Разумовского, но российская императрица отозвала его в Москву, узнав о контактах с мазепинцами. В то же время Григорий чуть не стал резидентом Франции в Турции. Следует напомнить, что дипломаты в Стамбуле неофициально титуловали французского посла «вице-султан», а турки утверждали, что он «держит в своем кармане всех европейских послов». Людовик XV сам выдвинул Григория на эту должность. Поддержал кандидатуру и королевский Совет. Но Орлику не пришлось осесть в столице Османской империи. Венский двор, с которым Франция готовилась вступить в союз против Пруссии, узнав об этом, дал понять Версалю, что Петербург, как союзник австрийского императора, не допустит этого назначения. Гетманич сам снял свою кандидатуру.

Григорий предложил Версалю создать на Рейне из украинских эмигрантов казацкую Сечь — там, где возвышаются пороги, похожие на Чертомлык, возле легендарной скалы Лореляй. Рейнская Сечь защищала бы рубежи от немецких притязаний. Стоит напомнить, что украинским казачеством как реальной силой потом интересовался Наполеон Бонапарт и даже планировал возродить его на территории Франции. Планам Орлика не суждено было быть воплощенными в жизнь — началась война, получившая название «семилетней». Григорий брал участие в битве под Розмахом в Саксонии, воевал под Астембером, отличился при взятии Ганновера, бился при Цимдергавфене и Лютцене (современная Германия).

В январе 1759 года французские войска окупировали Франкфурт-на-Майне, тогда свободный город. Во главе оккупационной армии стоял маршал Виктор де Брой, а его помощником был Григорий Орлик. Фридрих Великий решил изгнать французов из Франкфурта. Его войска подошли к городу Берген, что рядом с Франкфуртом. Здесь состоялась битва, определившая исход всей войны. Сражение началось утром 12 апреля, французов было 28 тысяч, немцев 40. После упорного сопротивления французы вынуждены были отойти под стены Бергена. Вражеская армия приблизилась к городку, несмотря на бешеную пушечную канонаду. Тогда на сцену выступили батальоны Орлика и казацкий эскадрон. Впереди был сам крестник Мазепы. Лишь теперь началась главная битва. Немцы не выдержали ударов батальонов Григория, и к закату солнца победа Франции была окончательной.


Аэропорт "Orly" глазами пассажира
В тот же день в лучший двор на улице Перекоп оленей, в дом императорского советника Иоахима Гете, принесли тяжело раненного Орлика. Крестник Мазепы в доме Гете! История знает такие случаи, которые не в состоянии придумать воображение поэта! Григорий решил исход битвы. Это была первая большая победа французов в той войне.

Ещё не окрепнув от ран, он принял участие в неудачной для Франции битве под Минденом над Рейном, где получил тяжелое ранение. А 14 ноября 1759 года «граф Григорий Орлик, кавалер шведского Ордена Меча и французского Святого Луи умер в действующей армии».

Жена Орлика получила личное письмо от Людовика XV: «Мадам, я потерял безупречного дворянина, Франция — смелого и талантливого генерала, славное имя которого навсегда останется в анналах армии. В большом горе, постигшем Вас, найдите утешение в том, что граф Орлик умер, как следует умирать человеку его рода и достоинства».

Вот так в чужой стране, за чужую славу умер сын гетмана Орлика, которому судьба не позволила пожертвовать жизнью за Отчизну. Умер между чужими, но высоко чтившими этого отчаянного и умного украинца. И только название воздушных ворот Франции — аэропорта «Orly» напоминает одинокому украинскому туристу о графе Григории Орлике, мятежном крестнике Ивана

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования